Кругозор


Константин Мильчин

8 февраля стартовали продажи романа «Не прощаюсь», в котором Борис Акунин убивает-таки Эраста Фандорина. Или не убивает? Константин Мильчин — о том, вернулся ли к нам с новым романом тот Акунин, которым мы зачитывались в конце 1990-х и начале 2000-х.

Борис Акунин. Фото: Wikimedia Commons
Борис Акунин. Фото: Wikimedia Commons

Мы знаем, что Фандорин умрет, потому что не может же он жить вечно. Или все-таки может? Еще мы знаем, что он должен перед смертью или бессмертием зачать ребенка, потому что мы читали про приключения его потомка в серии «Внеклассное чтение». Или он на самом деле не потомок? Напомним краткое содержание предыдущей серии, романа «Черный город».

Летом 1914 года в Сараево сербы застрелили эрцгерцога Фердинанда, мир медленно, но верно шел к большой войне. Остановить ее могло только объективное расследование. Нашли всеми признанного и уважаемого сыщика — Эраста Петровича Фандорина. Купили ему билет, заказали гостиницу, оплатили суточные и выдали талоны на завтрак.

Но до Боснии Эраст Петрович не доехал. Его подстрелил в Баку злодей, пустил ему пулю в голову. Фандорин почти умер — впал в долгую кому, и вся королевская конница, вся королевская рать не может Фандорина оживить и собрать.

Три года восемь месяцев и двадцать восемь дней провел герой России в чистилище, ни жив ни мертв, и очнулся только в поезде Самара — Москва в компании верного японского камердинера Масы и группы сомнительных пассажиров. Дальше он поиграл в Эркюля Пуаро, раскрыл преступление века в Восточном экспрессе — кражу мешочка иголок. И снова заснул, на этот раз на три дня. Проснулся — а на дворе 1918 год, разруха в головах и клозетах, по всей Москве убийства и облавы, большевики воюют с анархистами. Эраст Петрович хоть и передвигается то с палочкой, то в кресле-каталке, но все еще в хорошей форме: анализирует, дерется, уклоняется от пуль.

А потом — облом. Нам обещали, что будет прощальная книга о Фандорине, а это, оказывается, еще и промежуточный роман об Алексее Романове, герое части книг серии «Смерть на брудершафт» и вроде как «Шпионского романа». Когда-то ходил анекдот, что фильм «Рэмбо V» будет одновременно фильмом «Рокки VI» и Сильвестр Сталлоне снимется там сразу в двух ролях — и спецназовца, и боксера. То был анекдот, а тут Акунин осуществил нечто сравнимое по масштабам, редкий в русской литературе пример кроссовера — под одной обложкой оказались персонажи из вроде как бы несовместимых серий. Сперва Фандорин и Романов вообще не пересекаются, но ближе к середине книги они начнут взаимодействовать и даже противостоять друг другу.

Умрет ли Фандорин? Почитайте сами, потом расскажете мне, что именно вы там прочитали. Конец романа допускает трактовки разной степени однозначности. Фандорин не прощается, как и его автор.

Другой важный вопрос — вернулся ли тот самый Акунин, книгами которого зачитывались в конце 1990-х и начале нулевых? Нет, не вернулся.

Роман «Не прощаюсь» больше похож не на классические детективы, а на историческую прозу, которую Борис Акунин выпускает вместе с томами «Истории Российского государства». Вот это фантазия на тему революции и Гражданской войны, небольшое рассуждение о том, почему победили именно красные и был ли шанс у других сторон, включая анархистов. Последние, кажется, очень интересуют Григория Чхартишвили, хотя он ими не особо восхищается.

В итоге герои странствуют из одного лагеря в другой, и везде интересно, везде одновременно хорошо и одновременно плохо, везде длинные пафосные речи. Последние, увы, заменяют собой действие, что до крайности печально, потому что Акунин всегда отлично строил сюжет и держал его и на короткой дистанции рассказа, и на длинной романа. Здесь же вроде как роман, но распадающийся на отдельные эпизоды.

Единая интрига тут лишь одна — как умрет Фандорин. С матерью ребенка все выясняется относительно быстро, она вас удивит и многих порадует. Но что особенно печально, Фандорин больше не Фандорин. Он почти не расследует, почти не думает, он в коме, то помалкивает, то делает детей, то где-то шляется.

В те минуты, когда Фандорин на короткое время возвращается к своей работе сыщика, он великолепен. Вернее, так: оба они великолепны — и Фандорин, и Акунин. Прямо как глоток свежего детективного воздуха. В остальном же вас ждут 420 страниц рассуждений на тему: и белые были не очень, и красные, и черные, и зеленые, но везде были как плохие, так и хорошие люди. Чистая правда, кстати, но от этого не легче.

Читайте также:

Простота хуже Фандорина: почему из Акунина не вышло историка

0060872