Кругозор


До сих пор одна из страниц истории взаимоотношений России и Германии остается полузакрытой. Это сотрудничество рейхсвера и Красной Армии. О нем подробно рассказывает новая книга.

Брест. 22 сентября 1939 года. На трибуне — немецкий генерал Хайнц Гудериан и советский комбриг Семен Кривошеин. Фото: Википедия
Брест. 22 сентября 1939 года. На трибуне — немецкий генерал Хайнц Гудериан и советский комбриг Семен Кривошеин. Фото: Википедия

Невозможно подробно познакомить вас с 550-страничной книгой Кати Глогер (Katja Gloger) «Чужие друзья», рассказывающей об истории взаимоотношений России и Германии на протяжении пяти веков. Истории, которую известная немецкая журналистка, много лет проработавшая корреспондентом журнала Stern в Москве, прекрасно знает. Мы решили остановиться, и то довольно конспективно, на одном-единственном аспекте: тайном сотрудничестве рейхсвера и Красной Армии во времена Веймарской республики.

Сотрудничество началось в тюрьме

Карл Радек. Фото: Википедия
Карл Радек. Фото: Википедия

Начало этому «братству по оружию» (выражение автора) положила, как это ни парадоксально звучит, попытка большевиков свергнуть немецкое правительство и совершить в стране революцию. По указанию большевистской партии в ноябре 1918 года в Германию направили Карла Радека. Блестящий агитатор, умелый дипломат, убежденный марксист, он хорошо знал страну, в которой много лет жил в эмиграции.

Ленин послал Карла Радека к немцам разжигать пожар мировой революции. Но пожара не вышло, спартаковское восстание было подавлено, Радека арестовали и посадили в тюрьму Моабит, где содержались особо опасные государственные преступники. Вообще-то ему угрожала смертная казнь, но очень скоро видные политики и промышленники Веймарской республики поняли, что видный революционер, любимец Ленина, идеально подходит на роль посредника между двумя странами-изгоями — Германией и Советской Россией. Германия проиграла Первую мировую войну со всеми вытекающими отсюда последствиями, а большевистское правительство официально вообще никто в мире не признавал.

Экономическое и военное сотрудничество и той, и другой стороне представлялось более важным, чем идеологические различия. Вальтер Ратенау (Walther Rathenau), глава одного из крупнейших немецких концернов AEG, будущий министр иностранных дел и очень влиятельная фигура в Веймарской республике, легко нашел общий язык с пламенным революционером, которого посетил в тюремной камере. В 1920 году Радека отпустили, он уехал домой, а годом позже обе страны заключили торговый договор: немецкие инвестиции и немецкие технологии в обмен на российское сырье. Еще раньше договорились с Круппом о поставке нескольких сотен локомотивов. Экономическая блокада против Советской России, инициаторами которой выступили Великобритания и Франция, была прорвана.

Оружие рейхсвера для Советской России

Была прорвана (только не публично, а тайно) и военная блокада фактически демилитаризованной Германии, на которую давили жесткие условия «Веймарского диктата», как там называли заключенный в Версальском дворце договор со странами — победительницами в Первой мировой войне. Германия потеряла 10 процентов своей территории, обязалась платить репарации, возместить ущерб, нанесенный в ходе боевых действий странам Антанты и отдельным их гражданам. Германии запрещалось иметь многие современные виды вооружения: боевую авиацию, танки, военные корабли большого тоннажа…

Посланный снова в Берлин в 1922 году Карл Радек вел уже переговоры о конкретных формах военного сотрудничества с командующим рейхсвера, генерал-полковником Хансом фон Сектом (Hans von Seeckt). В том же году Веймарская республика и Советская Россия заключили договор в Рапалло, восстановили дипломатические отношения, и обе страны стали на долгие годы важнейшими политическими, экономическими и военными партнерами. Благодаря концерну Siemens был построен Днепрогэс, строительство гигантского Магнитогорского металлургического комбината было бы невозможно без немецкого оборудования и производственных мощностей. Но, как подчеркивает автор книги «Чужие друзья», Германия стала для Советского Союза и главным поставщиком оружия.

Распыляемый с самолетов газ — в пяти километрах от домов

Германский и советский офицеры в Бресте в 1939 году. Фото: Википедия
Советский и немецкий офицеры в Бресте в 1939 году. Фото: Википедия

В ответ немцы в обход Версальского договора комплектовали и испытывали в Советском Союзе свои военные самолеты, танки, тяжелую артиллерию, химическое оружие. В Филях, тогда пригороде Москвы, решили строить «Юнкерсы», в Липецке в 1925 году открылась летная школа, в которой учились управлять в бою «фоккерами» немецкие летчики, под Казанью была создана бронетанковая школа рейхсвера — «объект Кама». Как рассказывает Катя Глогер, минимум четырнадцать курсантов этой школы стали позже, при Гитлере, генералами вермахта. Оборудование и содержание школы оплачивалось немцами, которые оснастили учебные классы, мастерские и танковый полигон. Разумеется, и танки, задекларированные как тракторы, также доставили из Германии. На «объекте Кама» побывал, в частности, генерал (во времена Веймарской республики еще майор) Гудериан (Heinz Guderian), в 1941-м прорвавшийся к Москве со своей танковой армией.

В городе Иващенково, который позже, после нескольких переименований стал называться Чапаевском, при участии немецкой фирмы Hugo Stolzenberg был построен завод по производству отравляющих веществ. Он работал до самого конца СССР. Тогда же, в середине 1920-х годов, недалеко от Саратова оборудовали полигон «Томка» для испытания иприта, фосгена и хлора.

Еще одна испытательная база химической войны располагалась совсем близко от Москвы, в Подосинках. В архивах сохранился отчет двух немецких офицеров об инспекционной поездке в Советский Союз в сентябре 1926 года. Там, в частности, они пишут о своих опасениях в связи с тем, что полигон расположен всего в пяти километрах от домов, то есть распыляемый с самолетов газ может отравить и жителей деревни. Но советскую сторону это не пугало. «Все наши желания исполняются», — цитирует автор книги генерал-майора Вернера фон Бломберга (Werner von Blomberg), побывавшего в Советской России в 1928 году.

Разумеется, от этого братства по оружию выигрывала и советская сторона. Она получала современную военную технику. Совместные испытания боевых самолетов и танков, учебные центры, в которых были и советские курсанты, участие высшего командования Красной Армии в штабных учениях рейхсвера в Германии, — все это шло на пользу и советским вооруженным силам.

Военно-политическое сотрудничество СССР и Германии, на какое-то время почти свернутое после прихода Гитлера к власти, развернулось с новой силой после заключения так называемого пакта Молотова-Риббентропа (а точнее, Гитлера-Сталина) в 1939 году. СССР и нацистская Германия разделили Польшу, что было отмечено даже совместным военным парадом в Бресте. Советский Союз получал запчасти для самолетов, моторы для танков, цейсовское оборудование. Ну а в ответ — вплоть до 22 июня 1941 года — в «третий рейх» шли из СССР эшелоны с нефтью, продовольствием, стратегическим сырьем, необходимым для ведения войны.

0060555