Кругозор


Цзывай Со (Tszwai So) — британский архитектор родом из Гонконга. В 2016-м он закончил строительство белорусской грекокатолической церкви в Лондоне, прихожанином которой стал сам. Чем его привлекла история и архитектура Беларуси, зачем он начал осваивать «мову», что удивляет британцев, которые просят об экскурсии по церкви, и чему Лондон может поучиться у Минска, Цзывай Со рассказал в интервью TUT.BY.

«Против проекта церкви не было ни одного возражения соседей»

Построить церковь для грекокатоликов Лондона архитектору предложила белорусская диаспора, с которой он знаком более 10 лет. До этого они молились в тесном здании на севере британской столицы.

— Работать над проектом меня пригласили в 2011-м, освятили церковь в 2016-м. То есть работа заняла почти 5 лет. Год я потратил на исследование, следующий год получал разрешение на планировочные работы. Более всего мы опасались потенциального несогласия соседей. В 2013-м провели обсуждение проекта, никто из них не высказался против, что в Британии случается очень редко. Например, примерно в это же время другие религиозные учреждения, которые хотели строиться неподалеку, подавали заявки и получили около 300 возражений. Через два года мы получили согласие от Святого престола. В ноябре 2015-го началось строительство.

До этого с Беларусью Цзывай Со был знаком поверхностно — по рассказам друзей из белорусской диаспоры в Лондоне и немногочисленным книгам на английском.

— Я родился в 1981 году и, как большинство людей, которые росли в это время, был уверен, что Беларусь возникла после распада СССР. Я вовсе не знал, что на самом деле это не новообразованная страна, у нее богатая история.

По периметру церковь окружена 17 взрослыми деревьями.
По периметру церковь окружена 17 взрослыми деревьями

Драматичность этой истории архитектора поразила сильнее всего.

— Белорусы в сравнении с другими нациями потеряли больше всего населения во время Второй мировой войны, а после сильнее других пострадали в результате чернобыльской катастрофы.

Также Цзывай Со отметил для себя, что многие известные люди имеют белорусское происхождение, но ни они сами, ни белорусы об этом не знают.

— Наиболее известный пример — британская телеведущая Наташа Каплински (дедушка и бабушка ведущей по линии отца жили в Слониме, откуда в 1929 году эмигрировали в южную Африку. — Прим. TUT.BY). Или Фаина Ипатьевна Вахрева, которую очень любили в Тайване, когда она была первой леди (Вахрева родилась в Екатеринбурге в белорусской семье, которая была эвакуирована из Минска во время Первой мировой войны. — Прим. TUT.BY). Да, страна маленькая, компактная, но известных людей с белорусскими корнями предостаточно.

«Хотел создать наполненное смыслом здание, которое могло бы рассказать о Беларуси многое»

Знакомиться с культурой страны Цзывай решил «в полях», поэтому в 2012-м решился на поездку в Беларусь.

— Я приехал осенью, — вспоминает архитектор. —  В то время уже работал над черновиком проекта церкви. Согласно его краткому описанию, храм должен был «отразить дух и самобытность Беларуси и белорусов». Поэтому мне было важно познакомиться с культурой из первых рук. В поездке я избегал городов, хотел узнать природу и сельскую местность, надеясь изучить выжившие фрагменты мира, который был уничтожен войнами и большевиками. Я был поражен березовыми рощами и многочисленными церквями.

Зарисовки, которые Цзывай Со делал во время первого визита в Беларусь
Зарисовки, которые Цзывай Со делал во время первого визита в Беларусь
Зарисовки, которые Цзывай Со делал во время первого визита в Беларусь

Я посетил несколько мест: на Гродненщине увидел прекраснейшую готическую церковь 16-го столетия в деревне Мурованка, а также деревянный храм Покрова Пресвятой Богородицы в Гончарах. Также я побывал в Ивацевичском районе, посетил много деревянных и каменных церквей 18-го столетия, например, церковь Пресвятой Богородицы в деревне Бусяж. По пути в Минск заехал в музей под открытым небом в Строчицах. Все это сокровище рассказало мне историю нации: я узнал, что в 13-м веке территория Беларуси стала частью ВКЛ, которое в 16-м веке объединилось с Польшей, а также откуда на этой территории появились униаты.

После возвращения Цзывай Со принялся за работу. Вдохновленный поездкой по Беларуси, он пришел к мысли: важно построить не просто место для молитвы, а настоящий мемориал.

— Это мемориал турбулентной истории Беларуси 20-го века, посвященный жертвам Чернобыля. Беларусь была страной, «сделанной» из дерева. Перед войной Минск был полон деревянных построек. Вся страна была «населена» деревнями, постройки в которых, разумеется, возводились из дерева. Столетиями деревянные храмы формировали ядро белорусской сельской жизни. Они обновили мое понимание, откуда люди черпают свою силу. Убежден, что новая деревянная церковь могла бы послужить лучшим напоминанием того, какое огромное количество сельских поселений Беларусь потеряла в 20-м столетии. И во время войны, и после Чернобыля.

Фото: Саша Белавокая
Фото: Саша Белавокая

Также на архитектора сильно повлияла драма Элема Климова «Иди и смотри».

— Сцены из этого фильма преследовали меня месяцами. Они показывают, как нацистские войска поджигают деревянную церковь с запертыми внутри сельскими жителями. А ведь подобное повторялось в оккупированной Беларуси сотни раз. Поэтому я не просто проектировал функциональное здание, а пытался собрать человеческие свидетельства и воплотить в нем частные и коллективные воспоминания. История Беларуси, как говорит Светлана Алексиевич, — это история эмоций. Я хотел создать наполненное смыслом здание, которое могло бы рассказать о Беларуси многое.

С этой функцией храм справляется даже лучше, чем планировал сам архитектор. Многие британцы пишут ему и просят провести экскурсию, задают вопросы. Например, почему церковь светится ночью, почему она деревянная и т.д.

— Помню, многие были шокированы фактом, что во время Второй мировой войны погибла треть белорусов. Говорили: «Как это возможно и почему мы об этом не знали?». Также они удивлялись, что Беларусь сильнее других пострадала от Чернобыля.

«Начал учить „мову“, чтобы читать книги по архитектуре»

Для британского архитектора белорусская грекокатолическая церковь в Лондоне стала не проходящей постройкой, а проектом, который повлиял на его жизнь. Цзывай Со постоянно следит за новостями, которые происходят в Беларуси (особенно привлекают любые вести о расширении безвизового режима). Также он пытается учить белорусский язык.

— Большое количество попыток выучить «мову» оказались неудачными. На протяжении года я пытался научиться читать кириллический шрифт, чтобы понимать книги о белорусской архитектуре в лондонской библиотеке Франциска Скорины, потому что подобных книг на английском очень мало. Для начала я ходил в Украинский институт в Лондоне, чтобы выучить украинский, ведь это самый близкий к белорусскому язык. Затем в Лондон приехала преподаватель белорусского Наталия Романчук, и я учился у нее, пока она не вернулась домой в Беларусь. Сейчас я могу читать кириллические буквы и знаю несколько слов, но из-за отсутствия практики и времени не могу разговаривать на белорусском.

Фото: Саша Белавокая
Фото: Саша Белавокая

Еще одно важное изменение — за время работы над церковью архитектор стал грекокатоликом.

— Я вырос в британской колонии — Гонконге, учился в школах под покровительством католической церкви. Три года я жил в студенческом общежитии под управлением иезуитов. Так что католицизм — это не что-то новое для меня. Я бы не сказал, что это смена — я просто был принят в грекокатолическую церковь.

Униатские церкви соблюдают византийский обряд, который очень близок к православию, но они управляются папой римским. Я восхищаюсь духовностью восточной церкви, а также литургиями, которые затрагивают все чувства. Восточные католические и православные песнопения — это на самом деле что-то особенное.

«Большой театр оперы и балета — это парижская Гранд-опера в Минске»

Недавно британский архитектор приезжал в Беларусь — встречал здесь Новый год. За две недели он внимательно изучил Минск и отметил для себя много интересного.

— Я впечатлен конструктивизмом Минска. Старая конструктивистская библиотека (старое здание Национальной библиотеки Беларуси. — Прим. TUT.BY) — одно из моих любимых зданий. Таких зданий в мире осталось немного. Тут стоит упомянуть, что бывшая фабрика Ван Нила в Роттердаме, построенная под влиянием конструктивизма, стала объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО.

"Я не боюсь, что церковь может сгореть. Древесина, которая использовалась при строительстве, очень высокого качества. Чтобы сгореть, ей потребуется очень много времени".
«Я не боюсь, что церковь может сгореть, — говорит архитектор. — Древесина, которая использовалась при строительстве, очень высокого качества. Чтобы сгореть, ей потребуется много времени»

Какие постройки в Беларуси сам Цзывай Со причислил бы к списку Всемирного наследия?

— Я абсолютно уверен, что этого заслуживают сохранившееся деревянные церкви, особенно построенные до 19-го столетия. Я искренне надеюсь, что белорусское руководство займется продвижением этого вопроса. Также лично мне интересны деревянные синагоги, которые практически утрачены, барочные каменные церкви, конструктивистские и неоклассические здания 20-го века. Это действительно неоценимое сокровище Беларуси, и стране следует не стесняться, а больше рекламировать его.

Восхищение у британского архитектора вызвал и Национальный театр оперы и балета Беларуси. Его он называет парижской Гранд-опера, только в Минске.

— Здание театра так же важно для Минска, как кафедральный собор Святого Павла в Лондоне. Оно указывает на переход от конструктивизма к советскому классическому возрождению 1930-х. Многочисленные пилястры на фасаде были лишены классических капителей колонны. Я не видел ничего подобного нигде. Это действительно шедевр 20-го века. Британский журналист Оуэн Хазерли однажды написал, что Минск — это великий неоклассический европейский город 20-го века. На мой взгляд, это честный комментарий.

Также Цзывай заинтересовался поселком Тракторного завода. «Даже больше чем проспектом Независимости», — признается архитектор. В последний свой визит он не смог основательно ознакомиться с застройкой поселка. Успеет ли в следующий раз — большой вопрос.

— Я был рад увидеть огромные граффити на Октябрьской улице. Это очень умный шаг, как оживить местность. Эта улица — креативная сторона Минска, которую я не вижу в западных медиа. Лондон определенно может многое перенять из опыта Октябрьской улицы.

В будущем Цзывай Со связывает многие планы с Беларусью. Возможно, будет работать над проектом реновации синагоги 17-го столетия в Слониме. А также хотел бы помочь молодым талантливым архитекторам, которые занимаются небольшими проектами.

— Для меня было бы честью представить их британской аудитории. Главное — найти спонсора и организовать выставку, показывающую их талант и работы на Лондонском фестивале архитектуры. В Беларуси очень много одаренных молодых архитекторов, таких как в «Бюро 35». Я верю, что если бы они имели больше возможностей проектировать масштабные здания, будущее белорусской архитектуры было бы в хороших руках.

Фото: Мікалаў Пакаеў
Фото: Мікалай Пакаеў

Белорусская грекокатолическая церковь — первый деревянный храм, построенный в Лондоне после великого пожара 1666 года. В прошлом году она получила приз зрительских симпатий на конкурсе лучших новостроек года, в этом борется за право быть номинированной на международном конкурсе «Здание года».

Помочь ей стать зданием года можно до 13.00, 31 января. Для этого необходимо номинировать церковь, предварительно зарегистрировав аккаунт на сайте Archdaily.com. Только пять зданий, получивших наибольшее количество голосов, пройдут во второй раунд, голосование в котором начнется 1 февраля.

0060555