Кругозор


Ровно год назад ушел из жизни Александр Тиханович. Из жизни земной — в мыслях, воспоминаниях, музыке он остался навеки. «Каждый день я чувствую присутствие Саши. У меня такое впечатление, будто он куда-то уехал и скоро вернется», — говорит Ядвига Поплавская, но каждое слово дается через усилие. В интервью для TUT.BY она рассказала о том, каким для нее был год «без Саши».

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
28 января 2017 года. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Это не то время, когда спокойно можно говорить о том, что еще болит. Душевная боль перебивает мысли», — на разговор Ядвига Поплавская долго не соглашается. Десять предыдущих дней она провела в больнице с переломом ноги: артистку на пешеходном переходе сбил автомобиль. Еще раньше, в ночь на 6 января, умерла ее мама. «А ведь на католическое Рождество мы вместе пели „сто лят“, желали всем здоровья», — вспоминает Ядвига Константиновна и отводит взгляд в сторону.

В пятницу она наконец вернулась домой. Теперь пытается приспособиться к новым условиям.

— Переборщила сегодня со своим «репетиционным периодом» в плане быта. Но я довольна. На плите стоит супчик. Могла бы вас угостить, но сперва нужно попробовать самой. Стол убрала к вашему приходу. Огоньки включила для настроения. Елку в этом году мы не ставили.

Говорить «я» вместо «мы» за этот год она не научилась.

Архив Ядвиги Поплавской. Фото: naviny.by
Свадьба Ядвиги Поплавской и Александра Тихановича. В браке они прожили 40 лет. Фото: naviny.by

— В пятницу вы приехали из больницы. Кто помог вам добраться до дома?

— Сейчас с этим прекрасно справляются специальные службы доставки. Два богатыря усадили меня в кресло и, приехав к подъезду, донесли до четвертого этажа.

Жаль, что у нас в доме нет лифта. В свое время мы решили, что его отсутствие сделает нас крепче. А тут вот как оказалось… Но ничего, перелом — это время и терпение, все не так страшно. В гипсе придется пробыть около двух месяцев. За эти два месяца у меня будет возможность подумать. Надеюсь, придет мысль, которую я давно ищу.

— В сложных ситуациях окружающие люди часто говорят «держись». Говорят — и исчезают. То есть, когда тебе нужна поддержка, держаться не за кого. Кто или что был опорой для вас весь этот год?

— Стержнем весь этот год была для меня мама: за ней нужно было ухаживать, заботиться.

Сильной опорой было присутствие Саши. Я ощущаю его каждый день. Для кого-то его нет, но для меня это присутствие абсолютно реально. Впечатление, будто он просто уехал и скоро вернется. А уезжал он часто, его постоянно куда-то носило. Тиханович — это ветер.

Поддерживала работа на студии, где я проводила каждый день, пока со мной не случилось это ЧП. Позавтракаю — и скорее туда. Там я нахожу душевный комфорт, избавляюсь от ощущения, будто от меня отсекли половину. Студия — это моя келья.

Фото: Елена Зуева, TUT.BY
Фото: Елена Зуева, TUT.BY

Ведь с раннего детства благодаря папе Константину Иосифовичу Поплавскому и маме Стефании Петровне музыка для меня — это воздух. Сестра — пианистка, брат — скрипач. Проживая возле Оперного театра, мы имели возможность смотреть все балеты и оперы. Потом во дворе играли эти спектакли. Детство прошло в красках, звуках.

И самое важное — это любовь, участие и поддержка большого количества людей, которые любят и ценят наше творчество. Я просто не имела права опускать руки: не такой я человек. В жизни случалось много моментов, когда приходилось начинать сначала. Но тогда рядом был Саша. Ну, а сейчас… Прежде всего от всего сердца я хочу поблагодарить знакомых и незнакомых людей, которые со всех концов света окружили меня и мою семью вниманием, поддержкой и любовью. Я питаюсь из этого источника искренности, в котором столько любви и благодарности за наше творчество.

После этих слов Ядвига Константиновна просит прервать интервью. Говорит, что все слова сейчас поверхностны, а на глубокий разговор она пока не готова. Тем более болит нога. Просим о последнем вопросе. Ядвига Константиновна соглашается — раскачивается в кресле. Слышно, как то ли обручальное кольцо, то ли кольцо с гравировкой «Спаси и сохрани» ударяется о металлические элементы кресла.

— Пересматривала видеозапись вечера памяти Александра Тихановича. Где вы нашли в себе силы петь, аккомпанировать, просто стоять на сцене? Очевидно, вам было очень непросто.

— Так я воспитана: когда просят, не могу отказать. Саша точно такой же. Ко всему я еще очень послушная. Когда Анжелина Микульская, которая режиссировала концерт, попросила: «Если бы вы смогли…», я не сумела отказать.

Видео: aaasssdd100

И я бы не стала называть этот концерт вечером памяти, как он был обозначен в программе телепередач. Вечер памяти может быть спустя год, два, когда можно спокойно говорить обо всем. Сашка — это улыбка и столько всяческих историй, которые не расскажешь на 12-й день после его ухода. Поэтому тот концерт — как бы продолжение поминального стола, как выразился один священник. Своего рода еще одна часть панихиды.

Этот вечер состоялся благодаря нашим коллегам — артистам, которые хотели выразить свою любовь, уважение, потому что многим из них Саша помог состояться. Это было еще одно Сашино выступление, на котором он был солистом.

— Что вы чувствовали после выступления?

— Знаете, накануне концерта я весь день провела в студии. Вернулась домой в 2 или 3 часа ночи. Делала песню, которую Саша всегда хотел спеть. Сколько я ему говорила: «Где тебя носит? Зайди, я сделаю хотя бы поверхностную аранжировку. Ты только напой». Это песня Василия Раинчика на стихи Владимира Некляева «Возвращение». И мы с Настенькой (дочерью Александра Тихановича и Ядвиги Поплавский — Прим. TUT.BY) ее исполнили.

Хотя весь концерт происходил будто на автомате. Вышла на сцену, но это была не я. Со стороны на себя посмотрела спустя месяц, наверное. Я была никакая. Самым главным в тот момент было выдержать, запомнить, на какие места нужно стать, куда перейти. Как сомнамбула.

Видео: pustinnik50

А когда после исполнения песни «Парус» я вышла и зал встретил меня стоя… Я чуть не рухнула на колени. Но лучше бы рухнула, потому что именно на коленях нужно благодарить всех людей, которые пришли к Саше. И не только из Беларуси — из Молдовы, Прибалтики, Дальнего Востока, Сибири. (Плачет.)

До сегодняшнего дня на могилу Саши приезжают люди. Смотрю — то венок с российским флагом появится, то цветы свежие. Саше там тепло от людской любви. Он это заслужил. Он столько любви отдал окружающим.

— Весной случилась ситуация с композитором Эдуардом Ханком, которую вы комментировали очень сдержанно.

— Я очень хорошо понимаю то, что произошло после концерта, и почему на меня накинулись некоторые люди, которых я ценила и уважала.

Бить лежачего, выливать на него негатив проще всего. Поэтому лучшее средство — это просто отупеть на эмоции. У меня получилось. Оказывается, не только я пришла к этой мысли.

Это не значит, что ты лишаешь себя сочувствия, сострадания. Наоборот, они в такие моменты усиливаются. Ты просто отбрасываешь негатив, который на тебя льется, и оставляешь только то, что тебе необходимо в жизни. Важно сохранить себя для того, чтобы быть полезным родным, друзьям, людям, которые обращаются за помощью.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
28 января 2017 года. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

На 20-летие Дворца Республики была приглашена София Ротару. Поскольку мы знакомы с давних времен, на минуточку встретились. С ней была сестра Аурика. Мы стоим втроем, и Соня замечает: «О, собрались три вдовы». А потом говорит: «Ядя, чтобы все это пережить, нужно попытаться отупеть. Это единственное спасение». Я, оказывается, уже пришла к этой мысли.

Мы долго разговаривали в студии с Эдуардом Ханком. Я объяснила ситуацию по поводу денег и последних гастролей. И о Дальнем Востоке, где нас обманули, и об Украине, где все расходы легли на нас, и даже на лекарства не хватало. Поэтому я и полетела в Израиль, где впервые выступала без Саши.

Я объяснила все это Ханку, он сказал: «Я понял, Ядя, я понял. Вопрос закрыт».

У меня эти слова звучат в ушах до сих пор. Я еще сказала: «Спасибо, Эдик, за человечность и понимание ситуации». Он ушел. А через неделю началось.

Я не допускала этой мысли, но мне все время говорили люди: «Ядя, они позавидовали Саше. Позавидовали такому большому количеству внимания и любви на похоронах».

Видео: Телеканал ОНТ

— «Со смертью все не кончается», — писал древнеримский поэт Проперций. Думали ли вы о том, чем займетесь в будущем?

— В первую очередь огромное всем спасибо за потрясающую поддержку. Я вам обещаю: никого из вас не подведу. Потому что ощущаю столько любви, участия, это все настолько искренне, человечно и сердечно, что я не имею права остановиться.

В данный момент я понимаю: Бог мне дает паузу. Чтобы я подумала, пришла в себя, расставила все, как на шахматной доске. А дальше — жить. Как и по какому пути пойду? Я уже знаю, потому что у меня есть отличная защита и на земле, и от небожителей, которые для меня живы и будут жить столько, сколько живу я.

{banner_819}{banner_825}
-35%
-20%
-25%
-30%
-80%
-25%
-40%