Кругозор


Неприметное серое здание бывшей тюрьмы в Пинске с толстыми стенами по улице Полесской было построено еще в царские времена как место для содержания заключенных. Шли годы, Пинск был под польскими, немецкими, советскими властями и все время в городской тюрьме содержали и допрашивали арестантов, а летом 2017 года ее снесли. Теперь на ее месте построят жилой дом, а могли бы сделать уникальный музей тюрем разных политических режимов. Один случай, связанный с городской тюрьмой, вообще достоин голливудской экранизации, пишет «Медиа-Полесье».

Фото: Медиа-Полесье
Так год назад выглядела бывшая пинская тюрьма. Фото: «Медиа-Полесье»

20 января 1943 года польские партизаны из Армии Крайовой (АК) напали на пинскую тюрьму и освободили своих товарищей, которые сидели в ее застенках.

Напомним, что до Второй мировой войны белорусский Пинск входил в состав Полесского воеводства Польши, поэтому на территории этого региона активно действовала АК.

Осенью 1942 года самолет из Лондона доставил на Пинщину двух польских парашютистов-разведчиков, прошедших в Англии спе­циальную школу. Их псевдонимами были Ваня и Ботян. Связавшись со своими людьми, они начали изучать обста­новку.

В середине ноября польские диверсанты появились в Давид-Го­родке, там они нашли приют у местных агентов подполья Азорки и Рыся. И начали готовить операцию по взрыву железнодорожного моста через реку Случь.

Справка

Капитан Ваня — Альфред Пачковский, 1909 года рожде­ния. До войны жил в Бресте. В 1942 году — командир АК на Полесье. Ему подчинялся сектор Брест — Пинск — Давид-Городок — Калинковичи — Го­мель — Мозырь.

Азорка — Петр Довнар, 1919 года рождения. Работал в же­лезнодорожном депо в Бресте. В начале Второй мировой вой­ны проводил там акции сабота­жа. Затем, чтобы получить оружие, устроился на службу в белостокскую полицию. После провала был отослан командованием АК в распоряжение Вани.

Ботян — поручик Мечислав Экхардт. Окончил диверсион­ную школу в Лондоне и сразу же был направлен на По­лесье.

Рысь — подподпоручик Марьян Чарнецкий, комендант базы АК в Давид-Город­ке.

Когда партизаны переходили реку, на­груженные толом, лед неожидан­но проломился, и двухметровый Ваня сломал ногу. Разведчики занесли его в смолокурню, а сами пошли назад просить помощи у Рыся, занимавшего у немцев должность в гражданской управе Давид-Городка.

Однако в Давид-Городке они попали в облаву на евреев, немцы нашли у бойцов АК тол и оружие, задержали и посадили в жандармерию.

Фото: Медиа-Полесье
Летом 2017 года здание начали сносить. Фото: «Медиа-Полесье»

По одной из версий, от не­человеческих побоев Ботян ве­чером в день задержания умер. Азорка не вы­держал истязаний и выдал свое­го друга Рыся, которого «взяли», когда он передавал информацию по радио в Лондон. Таким образом, у немцев не осталось сомнений, что они напали на след подпольщиков, связанных с польским Сопротивлением.

Капи­тана Ваню гитлеровцы тоже нашли, прочесывая лес. Но этот агент был наиболее подготовленным и стал рассказывать свою легенду. Он предъявил документы на имя гражданина Италии Альфреда Пазото. «Итальянец», мол, недавно гостил у гауляйтера Эриха Коха в Ровно, и тот по­дарил ему в этих местах имение. И вот на охоте «итальянец» оступился и сломал ногу.

Немцы поверили легенде «Вани» и отвезли его в Давид-Городокскую больницу. Правда, немецкий врач ра­зобрался, с кем имеет дело, и вскоре польских диверсантов перевезли в пинскую тюрьму.

В тюрьме Ваня нео­жиданно заявил, что является подпольщиком-ан­тифашистом и в этом подполье участвуют высокие чины рей­ха из антигитлеровской немецкой организации «Христианский союз». Такое заявление было сделано, чтобы затянуть время.

Фото: Медиа-Полесье
Долгое время в бывшем здании тюрьмы располагался биомициновый завод. На снимке видны емкости для химпроизводства. Фото: «Медиа-Полесье»

Это подействовало. Отноше­ние к арестанту сразу измени­лось: его стали лучше кормить, а сломанную ногу взяли в шины. Через тюремщика капитан связался с Азоркой и Рысем и приказал им все отрицать.

Вскоре арестантам с воли пришло сообщение о том, что готовится акция по их освобождению из тюрьмы. Командова­ние АК считало пойманных немцами диверсантов очень важными агентами и поручило провести операцию По­нурому.

Справка

Понурый — поручик Ян Певник, родился в 1912 году. Окончил гимна­зию, военную школу артилле­рийского резерва, полицейскую школу. С 1938 года — офицер полиции в Мостах Гродненского воеводства. В начале Второй мировой войны его батальон с боями прорвал­ся в Чехию. Был интернирован вместе с другими польскими военнопленными на севере Венгрии. Бежал в апреле 1940 года из концлагеря и через Ита­лию попал во Францию, а потом в Англию, где находилось польское правительство и высшее армейское руководство. Окон­чил диверсионную школу и с первой же группой был выбро­шен в Польше. Командовал отделами АК на Волыни. Попал в руки гестапо, но опять сумел вырваться и бежать в Варшаву.

Задача, поставленная командованием, была сложная. Тюрьму окружали пятиметровый забор и дополнительные ряды колючей проволоки. На стороже­вых вышках постоянно дежури­ли охранники, а гарнизон в Пинске насчитывал три тысячи чело­век, в том числе и более тысячи донских казаков.

10 января 1943 года из Берли­на в Пинск приехала группа сле­дователей и офицеров контрраз­ведки. Допросы начались заново. Этого Ваня и хотел, чтобы выиграть время, он знал, что опе­рация назначена на 17 января. Били его так, что он боялся, что не выдержит, поэтому попросил у польских подпольщиков яду.

Понурый тем временем прибыл в Пинск и сначала пытался за 40 тысяч марок подкупить охрану, но это не удалось. Поэтому было принято решать проблему силовым путем.

Через свою агентуру Пону­рый две недели изучал разме­щение гарнизона в Пинске, систему охраны тюрьмы (ее охра­няли 20 человек:12 ночью, 8 днем). Смена часовых — в 18 ча­сов.

Фото: Медиа-Полесье
План пинской тюрьмы. Фото: «Медиа-Полесье»

Из Варша­вы в Пинск была отправлена оперативная группа из 16 человек, переодетых в форму СС, на легковом «Опеле» и грузовом «Форде».

На месте были созданы три ударные команды. Также в операции принимали участие местные подпольщики АК. Предва­рительно была проведена репе­тиция. Но операцию при­шлось перенести на три дня.

20 января (в разных источниках даты нападения на пинскую тюрьму разнятся. — Ред.) обе автомашины подъехали к тюрьме. Группа под­держки внутри здания перереза­ла связь с городом. Тем временем немецкие часовые пропустили группу диверсантов через двое ворот тюрьмы.

Бойцы АК обезо­ружили и связали часовых, затем уничтожили нескольких охранников, а также начальника тюрьмы Геллингера и его заместителя Зельнера, попытавшихся оказать со­противление. Польские подпольщики и другие заключенные были освобождены.

Поляки на автомобилях выдвинулись в сторону Бреста. Проверок на дорогах не опасались: документы под­готовили заранее, а пинские под­польщики-диверсанты обрезали провода связи со столбов в ради­усе пяти километров вокруг горо­да и, таким образом, лишили нем­цев связи на четыре дня.

Чтобы ввести немцев в заблуждение, поляки во время на­падения на тюрьму разговаривали по-рус­ски, по-немецки и на языке полешуков.

Но уже на следующий день разъяренные немцы приказали взять в Пинске тридцать заложников из числа польской интеллигенции, в том числе и бургомистра Пинска, профессора Фелициана Славинского.

22 января заложников вывезли в Иваново, где на старом еврейском кладбище расстреляли. В момент карательной акции особое мужество проявил ксендз Витольд Ивицкий. Оказалось, что к месту расстрела привезли 31 заложника, немцы предложили священнику сохранить жизнь. Но Витольд Ивицкий попросил отпустить вместо себя многодетного начальника пинского ж/д вокзала Александра Микульского, что и было исполнено.

Через два дня после нападения на тюрьму капитан Ваня и его боевые товарищи были в Варша­ве. За успешно проведенную операцию Певник-Понурый получил самый почетный польский военный орден Virtuti Militari. Капитан погиб 16 июня 1944 года в Гродненской области. В 1987 году его прах был перевезен в Польшу.

При подготовке материала использовалась информация «Брестского курьера», «Польскага радыё», «Вечернего Бреста».

0060555