107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  2. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  3. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  4. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  5. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  6. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  7. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  8. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  9. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  10. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  11. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  12. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  13. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  14. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  15. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  16. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  17. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  18. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  19. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  20. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  21. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  22. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  23. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  24. Надпись в книге, провластные автопробеги и акции солидарности. Что происходит в стране 6 марта
  25. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  26. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  27. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  28. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  29. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  30. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara


Елена Руденко /

Елена Руденко — профессор БГУ, доктор филологических наук, а с некоторых пор еще и пенсионерка. Недавно ей предложили почитать лекции в двух университетах на западе США. Елена отправилась за океан, а позже самостоятельно путешествовала по стране на арендованной машине. В конце декабря 2017 года она начала рассказывать о своих американских впечатлениях и неожиданных встречах. Ранее выходили первая и вторая части ее путевых заметок. Вашему вниманию — третья, заключительная, часть.

Елена Руденко – профессор БГУ, доктор филологических наук, автор (и соавтор) 25 книг и учебников, пенсионерка.
Елена Руденко — профессор БГУ, доктор филологических наук, автор (и соавтор) 25 книг и учебников, пенсионерка.

Ковбойские ранчо и Super 8

В Европу я вылетала из Лос-Анджелеса, а перед этим хотела побывать в штате Юта. Исходя из этого я и прокладывала свой маршрут. Намерение было простое: по 90-му хайвею спуститься до 15-го и за два-три дня добраться до Солт-Лейк-Сити (750 миль, или 1200 километров).

Простившись со Споканскими водопадами, проехала долину Кёр-д-Ален с ее прекрасным озером, пересекла Айдахо (штат США на тихоокеанском Северо-Западе в группе горных штатов. — Прим. TUT.BY), где на горах все еще лежал снег, а на трассе ледяной дождь сменялся градом, и въехала в заснеженную Монтану (штат на северо-западе США. — Прим. TUT.BY).

На снимке ниже вы можете увидеть, как зачастую путешествуют американцы. К трейлеру прицеплен любимый американцами вместительный автомобиль-грузовик, на котором стоит лодка и к которому крепится велосипед. Нас врасплох не застанешь!

По 90-му шоссе я пересекла кусочек бескрайней Монтаны и вернулась в Айдахо.

Именно тут мне и повстречался юноша (везет мне на романтических юношей!), который сказал: «Нет-нет, вы не должны ехать дальше по фривею! Вам нужно по 93-й. Так вы увидите весь Айдахо, всю его красоту. Я сам из Айдахо, я знаю!»

И я послушалась! Ну и пошло-поехало! Недаром говорят, что если распрямить складки Айдахо, то получатся все Соединенные Штаты Америки. Двадцать миль в час, вверх-вниз-вправо-влево — где-то мы это уже проходили.

Это Лоло — национальный заповедник — лес, а дальше Биттеррут — тоже национальный заповедник — лес. Всюду горный серпантин, лес, снег, и никого. Одно утешает: Льюис и Кларк тоже здесь были! (Экспедиция Льюиса и Кларка — первая сухопутная экспедиция через территорию США из Сент-Луиса к тихоокеанскому побережью и обратно. Проходила в 1804—1806 годах. — Прим. TUT.BY).

Красота сказочная! Река Salmon, кажется, так и кишит лососями. Она сопровождала меня почти все время вдоль 93-й дороги.

Юноша оказался прав: я таки повидала весь Айдахо — горы, предгорье, степь. Бесконечные поля картофельного штата сменялись настоящими ковбойскими ранчо. Прямо у дороги лихие ковбои гарцевали на своих лошадях небывалой бело-коричневой масти, картинно взвивая лассо над мясистыми бычками. Это было неописуемо! Я чуть в кювет не свалилась, наблюдая такой спектакль. Потом не выдержала — вышла посмотреть. Что тут началось! Ковбой загарцевал еще пуще, конь под ним бешено заплясал, становясь на дыбы, бычки заметались, псы залаяли, овцы заблеяли! «Наши конные прогулки и наши мраморные стейки к вашим услугам, мэм!»

Это была самая действенная реклама в моей жизни, честное слово! Первое, что я сделала, приехав к месту назначения, — съела настоящий стейк, огромный, свежайший, мраморный, сочный и мягкий — последнее за нашей говядиной отродясь не водилось. Объелась вусмерть, так что до сих пор мясо не могу видеть!

Нереально настоящие ковбои встречались мне на заправках — в этих своих сапогах, клетчатых рубашках, шейных платках и, конечно, шляпах. Их жены, такие же высокие, сильные, стройные, так же одетые, с одинаковой уверенностью укрощали мустангов и здоровенные американские внедорожники. Недаром в Айдахо не хватает женщин: далеко не каждая согласится управляться с лошадьми, бычками, фермой, мужем, детьми и финансами — и совсем уж редкая с этим действительно справится.

Отмахав за день 550 миль по очень пересеченной местности, я уже ночью рухнула в сетевом мотеле «Супер-8» в Айдахо Фоллз. В Штатах много сетевых мотелей, но Motel 6 и Super 8 — это что-то особенное. Motel 6 — просто невоспетая легенда, но Super 8 — это специальный бренд. "Супер-8" есть всегда и везде. Куда бы вы ни попали в Соединенных Штатах, вы можете рассчитывать на "Супер-8". Бронированная дверь, удобная чистая кровать, стерильная ванная комната — и это все. Ни холодильника, ни микроволновки, ни кофеварки, ни бесплатного интернета — ничего из того, что вы можете найти в других мотелях за те же деньги. Но другие мотели — это лотерея, а "Супер-8" неизменен и незыблем, как американская демократия.

«Земля, которая никому не нужна»

Утром я съела огромный и очень вкусный завтрак в сетевой закусочной и пошла прогуляться пешком. Городок Idacho Falls потому так и называется, что там есть водопады. Эти водопады искусственные, но их много и они очень украшают город. На Змеиной реке (Snake River) немало водопадов и вообще диких живописных мест, и на ней же находится самый глубокий в США Адский каньон (Hells Canyon).

Hells Canyon расположен на границе штатов Вашингтон, Орегон и Айдахо. Он глубже Большого Каньона (почти 2,5 км), но менее известен и доступен. Вблизи него нет автомобильных дорог, это огромный национальный парк, в центре которого — национальная зона отдыха Hells Canyon Wilderness. Здесь очень много пешеходных троп — trails, где американцы так любят испытывать себя. Недаром именно они изобрели понятие challenge, которое приблизительно переводится как «вызов», но вызов и близко не передает неистребимое желание преодолевать и побеждать. Огромные пространства и хорошо продуманная инфраструктура, со своей стороны, весьма способствуют популярности hiking.

В Айдахо Фоллз мне встретилась первая на моем пути мормонская церковь — Церковь Иисуса Христа Святых Последних Дней. В полной мере я познакомилась с мормонской культурой и историей мормонства позже, в штате Юта.

В Юте я, конечно, хотела в первую очередь увидеть Great Salt Lake — Большое Соленое озеро. Salt Lake огромно, его средняя глубина — 5 м, в силу мелкости и солености оно имеет весьма специфический запах и местами окружено обширными соляными пустошами, напоминающими арктические. Для более близкого знакомства я решила посетить заповедник на острове Антилоп (Antelope Island). Остров в районе городка Сиракузы соединяется с берегом узкой 10-километровой дамбой — туда я и отправилась.

На однополосной дороге через дамбу меня захватил внезапный ураган. Другие автомобили куда-то исчезли, и я осталась один на один с ужасным ветром и ливнем.

Я попыталась выйти из машины, но не смогла открыть дверь. Мой «хундай» страшно раскачивался на узенькой полоске земли, и я боялась улететь вместе с ним неизвестно куда, как Элли из Канзаса в своем домике. Ветер свистел, перекати-поле неслись, туча накрыла машину полностью… Я сидела и паниковала изо всех сил, но скоро поняла, что это только хуже, включила зажигание и… потихоньку поехала.

Остров Антилоп красив суровой пустынной красотой. Здесь на рекламном билборде я прочитала, наверное, самый впечатляющий текст об истории штата Юта. Приведу сокращенный перевод:

Долина Великого Соленого озера — земля, которая никому не нужна

В 1846 г. тысячи мормонов мигрировали на Запад, чтобы избежать религиозных гонений, которым они подвергались в Иллинойсе, Огайо, Нью-Йорке и Миссури. Переселение завершилось в Юте. Переселенцы надеялись, что здесь они будут избавлены от противостояния с не-мормонами. Бригаму Янгу, лидеру мормонов, доказывали, что он не сможет вырастить здесь и бушеля зерна. Но Бригам Янг рассчитывал на то, что весь мир именно так и воспринимает долину Великого Соленого озера — как место, где никто не захотел бы жить.

Прагматик Бригам Янг понимал, что в силу своего стратегического местоположения Солт-Лейк-Сити недолго будет оставаться в изоляции. Расположенная на перекрестке Орегонского и Старого Испанского трактов, территория Юты была лакомой добычей в войне с Мексикой. Бригам Янг осознавал, что присоединение к Соединенным Штатам новых земель будет оценено должным образом. Противникам мормонства было сказано: оставьте нас в покое на 10 лет — мы не попросим у вас помощи.

По иронии судьбы место, где никто не хотел жить, — сегодня наиболее быстро развивающийся регион Соединенных Штатов. Задача будущего — справиться с ростом населения и популярностью штата в борьбе за качество жизни в Юте.

В Юте есть Каньон Эмигрантов, через который Бригам Янг и его спутники протащили на себе свои повозки. На выходе из каньона Бригам Янг сказал свои крылатые слова: «Вот это место!»

Сегодня трудно себе представить, что пережили переселенцы и как они выжили. Но мормоны превратили Юту в цветущий, плодородный сад. Им есть чем гордиться.

Кстати, там же, возле памятника Бригаму Янгу и его соратникам, установлен и памятник первым американским почтальонам. В Штатах есть поговорка: «Надежный, как почта», и это тоже своего рода памятник.

Первопоселенцы штата зарабатывали деньги на всем: уголь, крупные металлургические заводы и фермерство всюду, где это возможно. В Юте мало пресной воды — в основном она поступает из специальных хранилищ, где ее собирают при таянии горных снегов, а без полива, само собой, ничего не растет.

Солт-Лейк-Сити стал крупным банковским и промышленным центром. Сегодня это обширная урбанистическая зона, где стремятся открыть свои филиалы многие компании, ориентированные на высокие технологии: университеты Солт-Лейк-Сити и Прово имеют отличный рейтинг и готовят востребованных специалистов.

Сейчас Юта переживает то же, что в полной мере познала Калифорния: наплыв эмигрантов, быстрый рост населения и связанные с этим социальные проблемы. Жители штата в разговоре о проблемах говорят: «Мы пока справляемся», — и в этих ответах слышна все та же неприкрытая гордость первопроходцев.

Во время трехдневной передышки в Прово я много беседовала с людьми, особенно со студентами. Мне очень понравились эти студенты. Юноши в костюмах. Девушки в юбках. Юноша в костюме помог мне найти дорогу в университет и по пути рассказал свою историю. Он оканчивает магистратуру и уже принят в аспирантуру в Филадельфии. Его специальность — Computer Science. По его же словам, он специализируется на классических языках типа С++. Я сказала, что для меня классические языки — это что-то иное, и была приятно удивлена тем, что молодой человек немало знает об античности и древних языках. Университет Прово имени Бригама Янга (Brigham Young University) тесно связан с мормонской церковью и поддерживается ею. Плату за обучение студентам также помогает вносить церковь. Университет в Солт-Лейк-Сити (Univerity of Utah) более светский, но оба университета котируются очень высоко, и в каждом более 30 тысяч студентов.

Заповедники Юты

Там, где невозможно фермерство (а таких мест в Юте немало), были организованы заповедники. Здесь пять парков только общенационального значения, а уж парков штата не счесть. Для жителей Юты их посещение бесплатно, все остальные должны платить. Неплохой источник дохода хотя бы на поддержание самих парков.

Мой путь из Юты в Лос-Анджелес лежал через Брайс-каньон (Bryce Canyon) и Зайон- парк (Zion Park). Я, конечно, поехала не по хайвею (привычка) и не прогадала: сразу начались цветные горы.

Брайс-каньон — это на самом деле три каньона (а может, и больше). Начинается неописуемая красота с Красного каньона.

А это уже сам Брайс Каньон.

Фотографиями Bryce Canyon, знаменитого Rainbow Point и всех близлежащих красот, пешеходных троп и амфитеатров интернет переполнен. Это невозможная красота, и она бесконечна. Недаром это все называется Bryce Canyon Country — Страна «Брайс Каньон», и маршруты по нему могут длиться неделями, была бы охота и возможность.

В США есть понятие scenic byway. Это когда ты едешь, а вокруг такие места и пейзажи, что хочется плакать от красоты. Ну, едешь и плачешь.

Так я в Зайон-парк и въехала.

На выезде из Зайон видела какие-то изумительные плоские горы. Но далековато. Было написано: Mesa Road, а потом Sand Trails. Не хватило у меня времени осмотреть это как следует. В следующий раз!

Переночевала в мотеле городка Сент-Джордж невдалеке от Большого Каньона. Мотель стоял у такой же плоской красной горы, да еще и с пальмами. Приближался юг.

По дороге в Лас-Вегас начались неописуемо прекрасные горы Аризоны. Они называются Горы Большого Каньона.

А дальше пошли плоские песчаные холмы Невады.

Картонный Лас-Вегас

До своего отеля в Лас-Вегасе я доехала быстро и без приключений. Вот он, этот монстр. Заблудиться невозможно: он виден отовсюду.

Историю с этим отелем знают все. Когда я гордо сказала сыну, что заказала в Лас-Вегасе отель за 22 доллара, он вскричал: «Мама, это для проституток!». Я резонно возразила, что вряд ли буду востребована в этом качестве. Но он потребовал поменять. Я поменяла на отель за 29 долларов. Правда, там была скидка 70%. Ясно, почему в Лас-Вегасе отели такие дешевые: казино нужны клиенты.

Отель оказался небывалой роскошью: из машины меня с чемоданом вынесли на руках, а саму ее угнали мыть, чистить и облизывать. В номере можно было кататься на роликах, все сверкало золотом, зеркалами и приятными сюрпризами типа вазы с конфетами и фруктами или террасы с видом на город с 20-го этажа. Я даже засомневалась, идти ли мне в тот город или лучше осмотреть его прямо отсюда.

Но таки спустилась. В нескончаемом фойе шла игра — в автоматах, на зеленом сукне и чисто в карты. Игра шла круглосуточно, и от тамошних типов просто оторопь брала.

Игорная лихорадка не захватила меня, я легко миновала этот соблазн, но не смогла пройти мимо буфета: было время ланча. Система такая: платишь 25 долларов и ешь хоть до шести вечера все, что есть, а есть очень много, очень красиво и очень вкусно. Тут же, прошу прощения, уборные, чтобы не покидать зону, и огромные экраны-табло, на которых видно, как работают твои ставки.

Я налегла на рыбу, морепродукты и сладости.

Объевшись, двинулась к знаменитой Las Vegas Strip пешком, благо было недалеко. Мой желудок был полон вкусностями, а глаза и сердце — природными красотами, поэтому картонные прелести Лас-Вегаса меня не впечатлили. Но я старательно осмотрела все, что полагалось, сделала парочку селфи и с чистой совестью вернулась в отель.

В фойе ничего не изменилось: те же отрешенные лица были сосредоточены за теми же столами, экранами, картами. Поднялась в номер и всласть налюбовалась на ночной Вегас со своей чудесной террасы. С меня отелю не было никакого проку — одни убытки: играть не играет, только роскошно ест и ночует задешево.

С утра я отправилась в Лос-Анджелес, заранее переживая, как проеду через одну из самых загруженных транспортных зон США в Инглвуд для последней ночевки в Штатах. Красоты пустыни отвлекли меня от страхов. Я проезжала Мохаве.

На подступах к Лос-Анджелесу камешек из-под грузовика угодил в лобовое стекло, и оно дало трещину. Не слишком заметная, в левом нижнем уголке, но она была.

Мне удалось доехать живой до моего сиротского мотеля в Инглвуде, несмотря на то, что в самой горячей точке, на четвертом или пятом этаже многоэтажной развязки, Google- навигатор перегрелся и отключился. Стоя в пробке, успела переключиться на офлайн-карту и, гордая собой, добралась до места. Заселилась, помыла и пропылесосила машину, поела японской еды и легла спать.

Утром пришло время сдавать верный «хундай». Я привязалась к нему: он ни разу меня не подвел, и, в конце концов, моими главными собеседниками в этом путешествии были именно «хундай» и тетка-навигатор, которая таки часто вела себя непредсказуемо.

Да, ободранный бампер и трещина в лобовом стекле имели место, но я утешала себя тем, что у меня есть карта (хоть и дебетная) и чему быть, того не миновать. Я расправила плечи, гордо подняла голову и задумалась, какое выражение лица лучше сработает: престарелой идиотки или неприступной аристократки. Пока пребывала в задумчивости, огромный афроамерканец, служитель прокатной фирмы, открыл мою дверцу и сказал: «Пожалуйста, мэм, возьмите свои вещи и выйдите из машины». Я забыла о лице и поспешно вылезла, поджав хвост.

Служащий не моргнув глазом проигнорировал и бампер, и лобовое стекло, на портативном кассовом аппарате вывел мне чек, простился и перешел к следующему клиенту. Я вздохнула с облегчением и радостно воспользовалась шаттлом прокатной фирмы (а то долго мучилась, перерывая интернет: как оттуда до аэропорта добираются?).

У меня был план сдать багаж и съездить попрощаться с океаном. Но в аэропорту Лос- Анджелеса (LAX), как и много где в Европе, нет камеры хранения — по соображениям безопасности. К счастью, сознательные авиаперевозчики, зная об этом, забирают багаж раньше. Некоторое время спустя мне удалось избавиться от чемодана, и я стала названивать в Uber.

Индейские и китайские лотки знаменитой Venice Beach ничего, кроме отвращения, у меня не вызвали. Грязь, антисанитария и сомнительные личности раньше со Штатами у меня тоже не ассоциировались. Кроме того, абсолютно непривычной была манера общаться. На севере и в Юте меня слушали и слышали; понимая, что я иностранка, давали себе труд говорить медленнее и выбирать слова ближе к стандартному английскому, а не к сленгу. Причем это относилось к разным слоям населения. Здесь никто не напрягался: пулеметные очереди невнятной речи из-под вечно жующей челюсти будили во мне зверя училки словесности. Поэтому имевшуюся в моем распоряжении пару часов я с удовольствием провела, бредя вдоль кромки воды в сторону Санта-Моники и назад.

Океан на побережье Лос-Анджелеса совсем не такой, как в Северной Калифорнии, — гораздо спокойнее и лазурнее.

Пять тысяч километров по земле были позади, а впереди — десять тысяч по воздуху. До свидания, океан!

-10%
-12%
-7%
-50%
-20%
-20%
-10%
-10%
-9%