Елена Руденко

Елена Руденко — профессор БГУ, доктор филологических наук, а с некоторых пор еще и пенсионерка. Недавно ей предложили почитать лекции в двух университетах на западе США. Елена отправилась за океан, а позже самостоятельно путешествовала по стране на арендованной машине. О своих американских впечатлениях и неожиданных встречах она написала для TUT.BY.

Елена Руденко – профессор БГУ, доктор филологических наук, автор (и соавтор) 25 книг и учебников, пенсионерка.
Елена Руденко — профессор БГУ, доктор филологических наук, автор (и соавтор) 25 книг и учебников, пенсионерка.

«Всерьез задумалась: чьи учителя работают больше — наши или американские?»

С тех пор как я осталась одна, все время пинала себя, что теперь никто за меня не отвечает и никто ничего не решит. Пинки мало помогали, и я поняла, что пришло время принимать радикальные меры. В конце концов, я уже большая девочка — давеча вышла на пенсию.

Маршрут я изобрела такой, что дороги набралось три тысячи миль (4,8 тысячи километров), да в одиночку, да по чужой стране… Но от возможности проехать по восьми штатам, через три из которых проходит легендарное шоссе № 1 (знаменитое калифорнийское прибрежное шоссе. Все 1055 км трассы проходят вдоль океанского берега. — Прим. TUT.BY) сладко кружилась голова, и пришлось признать: это вызов, как ни крути.

Меня поддержал любимый и единственный сын, который давно живет в Европе. Твердой рукой он купил мне комфортные билеты: из дома до Сан-Франциско и обратный из Лос-Анджелеса, приговаривая: «Мамочка, осмотришь все как следует, тебе нужны приключения!». А также обеспечил меня мобильным интернетом и всегда был на связи.

До Сан-Франциско я летела двенадцать часов беспосадочным рейсом, и все это время был день. В пути разговорилась с соседкой — учительницей испанского языка в одной из школ Фресно (город в штате Калифорния). Раз в год Лори может вывезти своих учеников в Европу — посмотреть на культурные ценности. Как хороший учитель она обращалась к ним только по-испански, и рослые тинейджеры безоговорочно соблюдали правила игры.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Сан-Франциско. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Как выяснилось, в обычной жизни у нее шесть уроков каждый день, без исключения, а вечером две-три стопки работ и подготовка к новому учебному дню. Я всерьез задумалась: чьи учителя работают больше — наши или американские? Но зарплата позволяет Лори достойно содержать дом, путешествовать в свободное от работы время и, в общем, мазать хлеб маслом.

До этого я уже была в Штатах. Но, как оказалось, была готова не ко всем мелочам. Во время прошлой поездки я уже брала машину напрокат в небольшом американском городе. Поэтому в сознании отложился ложный стереотип, что с клиентом вдумчиво беседуют, показывают, объясняют и провожают до выезда из гаража. Оказывается, возможна и другая ситуация.

Машина, на которой путешествовала героиня материала

К примеру, в США для проката автомобилей почему-то обязательно нужна кредитная карта: ни дебетная, ни кэш не подходят. И начался долгий и бесплодный диалог. «А нет ли у вас другой карты?» — «Нет, только эта». — «Может, еще какая-нибудь есть?» — «Увы». — «Я спрошу у супервайзера». — «Спросите». — «Он пока занят. А другой карты у вас нету?» Мне надоело, и я захлопала глазами, как и полагается престарелой идиотке: «Но ведь вы уже сняли с моей карты деньги. Тогда она вам подходила». Тут кстати и супервайзер освободился, велел оформить новый договор — всего делов-то.

После этого уже я стала инициатором идиотского, по мнению нормальных американцев, диалога: «Кто покажет мне машину?» — «Машина в зоне 3. Ключи в машине. Никто из нас туда не ходит». — «А если на ней будут царапины?» — «У вас же есть страховка!» — «А если шина лопнет?» — «Вы можете купить дополнительную страховку за 350 долларов» — «Thank you, no! Что делать в случае ДТП?» — «Позвоните по номеру бла-бла-бла». — «А запасное колесо в машине есть?» — «Право, не знаю… Обычно там все в порядке… Но, пожалуйста, уточните по номеру бла-бла-бла».

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Сан-Франциско. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Я поняла, что «Позвоните по номеру…» — это и есть ответ на еще пятьдесят моих вопросов, и отправилась в зону 3 за полтора километра. Единственное Chevrolet (вместо заказанной KIA) увели из-под моего носа. Я уже мечтала отправиться в дорогу на самолете, когда меня перехватил дядя в форме и с компьютером: «Стойте здесь, сейчас будет вам машинка». Я не успела удрать — мне подогнали Hyundai, и я поехала.

Как я ехала с потными ладошками и мокрой спиной по трафику Сан-Франциско и дальше через Золотые Ворота — помню плохо, ведь ехала по городу впервые. Сейчас мне больше всего хотелось вырваться из Сан-Франциско, и Golden Gates промелькнули как в тумане.

Добравшись до океана, я отправилась по легендарной дороге № 1 на север. В пути меня многое удивляло, в частности количество одиноких путешественников. Shoreline Highway (Прибрежное шоссе) — туристическое место, даже ранней весной. Мужчины, молодые и постарше, пожилые леди, юные девушки в машинах поодиночке — обычное явление. У нас, пожалуй, столько одиноких путешественников не увидишь.

«Бампер ободран, запаски нет, одна в лесу в чужой стране за тысячи километров от дома»

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Шоссе № 1. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Попав в мелкое ДТП (одна юная леди за рулем пнула в задний бампер мой Hyundai, да еще сделала меня виноватой), я поняла, что в машине не было запасного колеса!

Для любого нашего водителя это катастрофа! Суровые техосмотры приучили, что отсутствие запасного колеса — страшное преступление и угроза для жизни. Я бросилась звонить сыну, забыв, что у него глухая ночь. Он объяснил: в американских машинах нет запасок, потому что считаные американцы могут поменять колесо. «Как же быть, если оно лопнет?!» — «Вызовешь специальную команду» — «А по какому номеру?!» — «Погуглишь» — «А если связи не будет?!» — «Мамочка, можно я пойду посплю, пока колесо еще целое?»

И я осталась наедине со своими страхами. Бампер ободран, запаски нет, одна в лесу в чужой стране за тысячи километров от дома… Вспомнила, что бывают и бóльшие проблемы, всплакнула и поехала дальше.

Highway № 1 — дорога сложная, но прекрасная. Вверх-вниз, вправо-влево, двадцать миль в час. Океан, сосны, секвойи.

Трудное утро не выбило меня из колеи. Первая еда у океана — сэндвич со свежевыловленными креветками и авокадо (креветок напихано от души!) — и я опять была готова радоваться жизни.

Я ехала и смотрела, останавливалась и смотрела, сидела на берегу и смотрела. Океан переполнял меня, и за это можно было отдать очень, очень многое.

Я проехала немало национальных парков и парков штатов. Как известно, в США их создание и развитие — национальный спорт. Нигде их нет столько, сколько в Америке, и нигде ими так не гордятся и не лелеют, как здесь.

Одной из заповедных зон на моем пути был знаменитый Форт Росс — самая южная русская крепость XIX века в Северной Америке.

Переночевав в мотеле одного из небольших городков, я продолжила свое путешествие и поехала на Glass Beach — берег, известный тем, что на нем скопилось много стеклышек, отшлифованных океаном. Стеклышек я не нашла, но побережье и без того было прекрасно. Дальше дорога № 1 удалялась от океана, и я отправилась вглубь страны.

«Здоровенный заправщик, весь в серьгах и заклепках, терпеливо и бережно показывал хрупкой старушке объезд по бумажной карте»

Уже недалеко от Дороги гигантов (Avenue of the Giants — так называют шоссе SR 254, проходящее через леса гигантских секвой. — Прим. TUT.BY) в Редвуде знак объезда заставил меня повернуть на второстепенную дорогу. Я тут же перестала понимать, где я: все приборы отключились. Дорога была ужасна! Гравийка, 20 миль в час, вверх-вниз-вправо-влево…

В диком лесу на обочине голосовал юноша. Вид у него был сомнительный и грязноватый, но я взяла его. Юноша бодро уселся рядом со мной и тут же попросил поесть. Пока он уминал мой хлеб с водой (больше ничего не нашлось) и рассказывал все подряд о своей жизни, с меня сошло семь потов от жуткой дороги. Юноша, конечно, был музыкантом и путешествовал по Штатам в погоне за славой… А я думала: вот он, мой ангел-хранитель, посланный спасти меня от одинокой кончины в безвестной глуши.

Именно здесь, ошалевшая, я увидела самые огромные секвойи и их громадные пни. Деревьям, у которых такие пни, можно молиться! А я их даже не сфотографировала толком!

За два часа мы проехали тридцать миль (48 километров), и я осторожно спросила своего попутчика, не знает ли он, куда мы едем. Тот радостно заверил, что дорога crazy, но приведет куда надо. «Куда надо» оказалось крошечным городком. Юноша как-то незаметно вышел (ангел сделал свое дело — ангел может уйти), а я заехала на заправку.

На заправке стихийно сложился пункт помощи на дорогах. Как выяснилось, из-за обвала к северу перекрыты сразу две трассы: первая и сто первая. Трое работников маленькой заправки встречали всех, застрявших в городке, грамотно разъясняли схему объезда, подкармливали, заливали топливо и отправляли в путь. Я сама видела, как здоровенный заправщик, весь в серьгах и заклепках, терпеливо и бережно показывал хрупкой старушке объезд по бумажной карте.

Со мной церемониться не стали: тот же парень взял мой телефон и проложил новый маршрут. Мне пожелали счастливого пути — и тут же забыли. Я сразу вспомнила слова американских друзей: «Маленькие городки — «strong bone (сильная кость) of America».

Я вернулась на восемьдесят пять миль (136 километров) на юг, чтобы повернуть на скоростной хайвей № 5, и проехала сначала Люцерн, а потом Ниццу. Прямо так и было написано: Welcome to American Switzerland!

Ехала я по однополоске и скоро заметила, что мне все чаще приходится съезжать на обочину, чтобы пропустить скопившийся сзади хвост. Я все уступала и уступала, пока не поняла, что смена часовых поясов берет свое и путешествие становится просто опасным.

На берегу огромного американо-швейцарского Clear Lake (Чистое озеро), прямо у воды, я увидела маленький мотельчик Lake Marina Inn.

Ясноглазая девушка-индианка определила мне номер прямо на воде. Там была большая комната с огромной кроватью и еще собственная кухня: стол со скатертью, плита, микроволновка, холодильник и много всякой утвари. Окна смотрели на разные стороны озера. Недобрым словом помянув мотель, где я останавливалась прошлой ночью (он стоил в полтора раза дороже), повздыхала у окон от собственного счастья и завалилась в койку до вечера. Вечером я поела и опять уснула, всерьез подумывая остаться тут еще на несколько дней.

Распрощавшись утром с чудесным озером, понеслась по пятому хайвею на север. Хайвей — он и есть хайвей, и четыреста миль (643 километра) пролетели почти незаметно. Если скорость девяносто миль в час (около 144 километров), то по сторонам не особо смотришь. Дорога пролегает в складках Каскадных гор, места очень красивые, и я преодолела пару-тройку перевалов.

В каждом из западных штатов США есть своя главная гора, в Калифорнии это Шаста. Именно ее я озирала, закусывая на очередной заправке. Кстати, посоветую никогда не оставлять меньше чем полбака бензина. Американские расстояния огромны и часто абсолютно безлюдны.

река Ампква

Доехав до Орегона, я опять повернула к океану. Дорога на запад, конечно, шла через горы, и природа была просто великолепна.

О том, как Елена Руденко путешествовала по Орегону, можно будет узнать в ее следующей публикации.

{banner_819}{banner_825}
-50%
-10%
-50%
-20%
-30%
-20%
-10%
-10%
-15%