107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  2. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  3. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  4. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  5. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  6. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  7. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  8. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  9. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  10. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  11. По обновленному КоАП судили айтишника из квартала «Пирс». На его балконе БЧБ-флаг держался с августа
  12. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  13. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  14. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  15. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  16. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  17. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  18. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  19. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  20. Надпись в книге, провластные автопробеги и акции солидарности. Что происходит в стране 6 марта
  21. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  22. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  23. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  24. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  25. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  26. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  27. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  28. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  29. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  30. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы


/ /

Это неправда, что прошлогодний снег не хранится. Иногда хранится даже позапрошлогодний и позапозапрошлогодний. Как так, спросите вы? Ничего сверхъестественного. Изящные, тончайшей ручной работы снежинки, которые вырезает ведущий научный сотрудник Музея белорусского книгопечатания в Полоцке Вера Ошуева, хранятся годами.

Фото: Игорь Матвеев

Вытинанкой Вера увлеклась в первом классе, перед новогодними праздниками. Старшая сестра показала ей, как складывать бумагу, и объяснила основные принципы, как делать «снежиночные» узоры.

— Напрыклад, сястра патлумачыла, што край трэба абавязкова рабіць круглым, і строга забараніла рэзаць дзірку пасярэдзіне. І я не раблю так і цяпер. Таму што сняжынкі прыклейваюць за сярэдзінку, а з-за дзіркі гэта робіцца нязручным, — Вера говорит на родном языке не только на работе в музее, но и в повседневной жизни.

С каждым годом класс Вериного мастерства рос. В среднем школьном возрасте ее снежинки стали отличаться от всех остальных: «Аднойчы да нас прыйшла суседка баба Маня. Убачыла мае сняжынкі ды пытаецца: „А дзе ты такія купіла?“ — „Я іх сама выразала“. — „Ідзі ты, не можа быць!“ Так і не паверыла, што гэта мая праца».

А в старших классах девушка уже вырезала снежинки на всю школу:

— Мяне вызвалялі ад усіх іншых абавязкаў. І ўвесь снежань перад Новым годам я выразала сняжынкі літаральна цэлымі днямі. Нават на ўроках. Настаўнікі дазвалялі, бо атрымлівалі за гэта пэўную долю. Да святаў выразала, мо, 300 ці 400 сняжынак. Тады яшчэ нажніцы выпускалі не з пластмасавымі, а з металічнымі ручкамі, дык я нават далонь бінтавала, бо сцірала наскрозь. Так вось цэлы месяц выразала-выразала, а потым забывала пра гэтую працу на год.

Фото: Игорь Матвеев
Вера Ошуева, старший научный сотрудник Музея белорусского книгопечатания в Полоцке, мастер вытинанки

Со временем слава про «снежиночного» мастера пошла по Полоцку. Теперь ей волей-неволей приходится заниматься вытинанкой: красивые новогодние украшения просят и коллеги, и друзья, и знакомые, и незнакомые.

— Зараз гэта ўжо не столькі маё хобі, колькі грамадскі абавязак: як набліжаецца Новы год — хачу не хачу, а даводзіцца рэзаць. Раблю гэта, што называецца, на радасць людзям. Зараз, канешне, менш выразаю, чым у школе. Колькі? Звычайна не лічу. Бо сняжынкі разлятаюцца хутка: тут ёсць — а тут няма. Калегі з полацкіх музеяў ведаюць пра маё захапленне, таму прыходзяць і просяць зрабіць ім колькі асобнікаў для ўпрыгожання інтэр'ера. Бывае, раблю «атрыкцыён шчодрасці» — раскладаю тое, што выразала, адбіраю сабе самыя арыгінальныя, на мой погляд, экзэмпляры. Яны ідуць у маю асабістую калекцыю. А астатнія вырабы раздаю, кажучы: «Налятай!» Так, летась усе сняжынкі разыйшліся па музеях, нават сяброўкам нічога не дасталося. Хоць у мяне ёсць традыцыя: звычайна дасылаю ім навагоднюю паштоўку і ў канверт укладаю некалькі сняжынак.

Фото: Игорь Матвеев

Есть у Веры и еще один обычай — свой дом к Новому году она украшает накануне праздника, а вот снимает снежинки с окон обязательно 1 марта.

— Гэта традыцыя ўзнікла яшчэ падчас студэнцтва, калі вучылася на факультэце беларускай філалогіі і культуры ў Віцебскім дзяржаўным універсітэце. Мы з сяброўкамі тады здымалі мае сняжынкі з вакна ў пакоі інтэрната менавіта ў першы дзень вясны.

Вера не участвует со своими работами в конкурсах — говорит, что не любит соревнования в любом виде. Но иногда отдает снежинки на выставки.

Дарит же только новые изделия: «„Леташняга снегу“ ў мяне ніколі не дапросішся! Бо каб я раздавала яшчэ і леташні, то ў мяне зусім бы нічога не засталося ў калекцыі».

То, что не раздарила за зиму, Вера отправляет в «снежинкохранилище»: лучшее место для практически невесомых и ажурных изделий — между страницами книги. Иногда, правда, мастерица забывает, какой именно. И, если сделать хороший обыск ее библиотеки, то можно найти «прошлогодний снег» в самых неожиданных местах. Бывает, что некоторые забытые экземпляры нечаянно находятся и на работе в Музее белорусского книгопечатания — в какой-нибудь энциклопедии.

Фото: Игорь Матвеев

Расходный материал — самый простой: бумага из обычной ученической тетрадки (лучше всего, по Вериному опыту, — в синюю клеточку) и острые маникюрные ножницы. Кроме тетрадных листков, подходит и фольга на бумажной основе — например, от шоколадки.

Техника работы, на первый взгляд, несложная: складываешь лист пополам, потом еще раз пополам, и еще раз пополам, но уже по диагонали. Затем нужно закруглить край у полученного треугольника. И приступать к узору.

Полоцкая мастерица вырезает и большие, и маленькие, и круглые, и прямоугольные снежинки. Но миниатюрные и круглые ей нравятся больше: «Яны больш вытанчаныя. Да таго ж на маленькі экзэмпляр сыходзіць хвілін 15−20, а на вялікі можна патраціць гадзіну, і вынік заўсёды сумнеўны: атрымаецца прыгожа ці не, невядома».

Фото: Игорь Матвеев

— Насамрэч гэта вельмі проста, не трэба нейкіх асаблівых талентаў. Трэба толькі папера, нажніцы і цярпенне. Цярпенне, цярпенне і цярпенне… А далей ужо чыстая выпадковасць, як у калейдаскопе: як бы ні размясціліся ў ім шкельцы, усё адно нейкі малюнак атрымаецца. Так і тут: якая б ні была камбінацыя, 8 разоў паўтораная, яна ўсё адно складаецца ва ўзор. Бываюць, канешне, і вельмі прыгожыя экзэмпляры, а бываюць і няўдалыя. Аднак матэрыял жа танны, і калі штосьці не так пайшло — парваў ды выкінуў.

Фото: Игорь Матвеев

Иногда, беря в руки ножницы, мастерица воплощает какие-то конкретные оригинальные идеи. Но чаще всего вырезает бездумно — то, что получится.

— Калі бярэшся за працу і думаеш, што вось зараз выражаш шэдэўр — нічога не атрымаецца. Лепей за ўсё выразаць не думаючы. І тады часам атрымліваецца вынік абсалютна дзіўны. Неяк прачытала «Каралеву Марго». І неўзабаве села рабіць сняжынкі. Думала пра гэту кніжку, але пра тое, што выразала, — не думала. І калі раскрыла выраб, то ўбачыла 4 французскія лілеі. Яны атрымаліся самі сабой! Дарэчы, самы прыемны і таемны момант — калі раскрываеш сняжынку. Ты ж ніколі загадзя не ведаеш, які ўзор атрымаецца. Гэта кожны раз сюрпрыз.

Некоторые снежинки кажутся мастерице настолько самобытными, что у них появляются названия: «Нарач», «Паганскае сонца», но чаще всего она называет свои работы просто «пушистиками».

Фото: Игорь Матвеев
Вот такая снежинка за несколько минут родилась прямо на наших глазах. Вера оценила работу критически: «Ай, ну так сабе»

А еще ни одна из Вериных работ не похожа на другие. Удивительно, но снежинки хенд-мейд тоже никогда не повторяются. Как и их «сестры» в природе, хоть их количество определяется числом со множеством нулей, все-все разные.

Фото: Игорь Матвеев

-35%
-20%
-70%
-15%
-50%
-20%
-20%
-10%