Кругозор


«Если в самое ближайшее время на проблему не обратят внимания, то Лошица молчаливым безразличием будет утрачена», — говорит искусствовед Виталий Жуков. Три года назад он передал часть своей коллекции в новый музей в усадебном доме в Лошицком парке, но большей части денег пока не получил. И таких как он — еще восемь человек. Если они заберут свои экспонаты обратно, то музей окажется почти пустым. Почему так произошло и что дальше будет с усадьбой в Лошице — в материале TUT.BY.

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY

Усадьба в Лошице существует с середины 16-го века, но свой окончательный облик она приобрела в 19-м веке при Евстафии Любанском — представителе женской линии князей Прушинских. При нем имение стало известным местом светской жизни Минска. И особую роль здесь играл богато оформленный усадебный дом. Но после революции от былой роскоши не осталось и следа. При Советах тут расположился белорусский отдел Всесоюзного института растениеводства, а во времена оккупации — резиденция гауляйтера Кубе.

На каких условиях частные экспонаты попали в музей

В 2014 году усадебный дом в Лошицком парке отреставрировали за бюджетные деньги, чтобы сделать тут музей. В частности, восстановили архитектурные элементы, фрагменты декора, лепнину, а также отреставрировали изразцовые печи и камин. Но музей нужно было чем-то наполнять.

Коллекционер и искусствовед Виталий Жуков говорит, что управление культуры Мингорисполкома предложило ему передать часть его коллекции на ответственное хранение-экспонирование в Лошицу. Раскладка была следующей: коллекционер передает экспонаты, они выставляются, происходит их государственная оценка, и через некоторое время они выкупаются музеем. При этом конкретных сроков выкупа в договоре хранения не прописали.

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY
Виталий Жуков

Таких коллекционеров, как Виталий, нашлось восемь человек, и они передали в Лошицу около 500 экспонатов конца 19-го начала 20-го веков. Это были мебель, предметы интерьера, картины и посуда. Таким образом, в усадебном доме появилось 12 залов, оформленных в разных стилях: от рококо до ампира. Наполнение стилистически совпадает с тем, которое здесь было при Любанских: архитектурный полистилизм с элементами модерна.

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY
Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY
Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY
Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY
Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY

— Любанские продемонстрировали, что можно было в Минске создать жилище, своим визуальным видом демонстрирующее лучшие европейские вкусы и космополитичное видение всего мира. Здесь были вещи и русские, и европейские, и восточные. Был достаток и вкус.

Виталий же не только предоставил экспонаты, но и сам участвовал в оформлении нескольких залов. «И все это делалось за мой счет: транспорт, расходы, реставрация, транспортировка, разгрузка», — добавляет он.

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY
Например, Виталий оформлял этот зал

Музей заработал в 2015 году, а государственная комиссия начала проводить оценку каждого экспоната для последующей выплаты денег владельцам. Но на сегодня выкуплена лишь малая часть. Виталий говорит, что ему заплатили только за четыре предмета из около 170. Это буфет, поставец и две рамы. У других коллекционеров ситуация схожая либо еще хуже.

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY

«Любое терпение рано или поздно заканчивается»

В сентябре 2017 года Виталий и еще три коллекционера обратились к двум депутатам Палаты представителей. Ответа они не получили и направили письмо на имя Александра Лукашенко в Администрацию президента. Суть обращения была такой: если музей не собирается выкупать экспонаты, то законные владельцы будут вынуждены забрать их. И тогда из 12 залов меблированными останутся лишь два (и то не полностью). Соответственно, в музее не на что будет смотреть и город лишится уникального культурного объекта.

Восьмого ноября коллекционеров пригласили на встречу в усадьбу в Лошице. Виталий говорит, что на ней присутствовал первый замглавы Администрации президента Максим Рыженков, замглавы Минска Игорь Юркевич и глава управления культуры мэрии Виталина Рудикова.

— Рыженков спросил: «Что вы делаете для того, чтобы сохранить музей?». «Пролонгируем договоры», — ответили ему. Он сказал: «Работайте с людьми. Надо не допустить уничтожения музея». Сказал, чтобы они писали заявки на деньги. Наверное, на все денег нет, но если было бы желание все это сохранить, то с нами бы тоже общались как-то по-другому.

По итогам встречи коллекционеры получили письмо, в котором говорится о том, что Администрация президента поручила Мингорисполкому и Минкульту выработать согласованные подходы к решению озвученных вопросов. Мы же интересуемся, почему коллекционеры решили поднять вопрос выплат именно сейчас.

— Любое терпение рано или поздно заканчивается. Мне 46, но среди предоставивших свои экспонаты есть те, кому много лет. И они хотели бы получить эти деньги, — пояснил Виталий.

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY
Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY
Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY
Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY
Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY

Если с ними не расплатятся, то коллекционеры заберут свои экспонаты. Что-то останется у владельцев, что-то будет продано.

— Если в самое ближайшее время на это не обратят внимания, то Лошица молчаливым безразличием будет утрачена. А когда будет утрачена, скажут: «Как же так?». И сегодня важно, что спустя сто лет забвения после революции здание вернулось к жизни. Жаль, если в столетие революции все тут закончится.

Интересуемся, с какой же тогда целью экспонаты три года назад передали Лошицкой усадьбе.

— Создать музей. Если бы мне было все равно, я бы эти залы сам не делал. Конечно, никто не отменял деньги и никто это дарить не собирался. Так делался Петергоф, Царское Село и Павловск. Изначально все знали эту позицию.

Виталий говорит, что сейчас он в первую очередь понимает свою ответственность за экспонаты.

— И еще я понимаю, что человеческая жизнь — она очень короткая. А эти вещи живут веками и переживают нас. И если мне выдалась возможность с ними жить — я должен нести за них ответственность. У меня есть возможность распорядиться ими так, чтобы в один из дней это не оказалось никому не нужным.

Мингорисполком: «Никто не удерживает эти предметы насильно»

За комментарием по поводу сложившейся ситуации мы обратились к начальнику управления культуры Мингорисполкома Виталине Рудиковой. Она говорит, что на этапе формирования экспозиции усадебного дома в 2014 году они получили много предложений от коллекционеров по передаче предметов на ответственное хранение-экспонирование в Лошицу. Кому-то это сделать предлагала и сама мэрия.

А вот конкретный срок выкупа экспонатов не только не прописывался в договоре, но и не озвучивался устно, поясняет Рудикова. Не оговаривались даже примерные временные рамки.

В 2016 году музей выкупил у коллекционеров 15 предметов (около 3% от их общего числа) на общую сумму около 220 тысяч рублей. В основном это была крупная мебель, которая является фундаментом для оформления некоторых залов.

Обрисуем, как примерно выглядит схема покупки экспонатов:

— В музее выбирают приоритетные экспонаты и за отдельную плату заказывают их государственную экспертизу и оценку. Формируется список из, например, десяти-двадцати таких предметов;

— ежегодно в городской бюджет закладываются расходы на музей истории Минска, структурным подразделением которого является усадьба в Лошице. Отметим, что Ратуша, Музей конки, Галерея Савицкого и еще шесть учреждений — такие же его равноценные структуры, которые требуют финансирования;

— деньги, выделенные на Музей истории Минска, расходуются исходя из актуальности развития того или иного его структурного подразделения.

И главным в 2017-м, юбилейном для столицы, году было обновление Ратуши и открытие Музея конки, поясняет Рудикова. Поэтому хоть в Лошицу и купили дорогой рояль для мероприятий, но дальнейшего выкупа частных экспонатов не произошло.

Зато в 2017 году государственную экспертизу и оценку прошли еще 22 крупных экспоната из усадебного дома.

— Но я не думаю, что все 22 предмета мы приобретем в 2018 году. Пока по той сумме, которая предполагается в планах бюджета, просматривается 10−11 предметов.

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY
Этот японский шкаф оценили в 50 тысяч рублей. Возможно, что его выкупят в 2018 году

Она говорит, что музею истории Минска всего семь лет, а формирование экспозиций — достаточно долгий процесс.

— Да, те предметы, которые есть в усадебном доме в Лошице, — они соответствуют концепции. Но гарантии по приобретению их нет. Поэтому никто не удерживает эти предметы насильным путем. Если коллекционер видит, что предмет может экспонироваться в другом месте или на него есть потенциальный покупатель, то он может этот предмет забрать.

Интересуемся, что будет, если из Лошицы уйдут все коллекционеры.

— Это ведь не единственные предметы, которые сегодня есть в стране и которые могли бы экспонироваться в этих интерьерах. На основании рекомендаций консультационно-методической комиссии можно сделать равноценную замену. В музеях или у других коллекционеров найдутся предметы, которые будут выглядеть в экспозиции Лошицкой усадьбы не хуже, чем те, которые предложены.

Спрашиваем, нет ли шансов, что объем финансирования для Лошицы повысится из-за того, что заволновались коллекционеры.

— Сегодня заволновались коллекционеры, которые передали предметы для экспозиции в Лошицкой усадьбе, завтра заволнуются коллекционеры, которые передали для экспонирования в картографическом кабинете в Ратуше, и так далее. А финансирование идет на весь Музей истории Минска, и нужно уделить внимание каждой экспозиции.

При этом даже если все коллекционеры заберут свои экспонаты из усадебного дома в один день, то закрываться музей не будет, уверяет Рудикова.

— Ведь основное в музее — реставрационные работы. Предметов, которые их поддерживают, не так уж и много.

0060555