Кругозор


Осенью 1917 года в далеком Петрограде решалась судьба народов Российской империи и, без преувеличения, предопределялось развитие всего человечества. А что в это время происходило в Беларуси? TUT.BY полистал подшивки местных газет, которые хранятся в фондах Национальной библиотеки Беларуси, и узнал, какие сексуальные проблемы волновали во время революции жителей Беларуси, насколько оперативно они узнавали о событиях в Петрограде и как вели себя в 1917 году местные чиновники.

Фото: БГАКФФД
Митинг в Ковенском полку 75-дивизии Западного фронта с делегатами Петроградского Совета. Фото: БГАКФФД

100 лет назад, 7−8 ноября (25−26 октября по старому стилю) 1917 года в России произошла Октябрьская революция, которая изменила весь ход мировой истории. Хроника политических событий, газетные заметки и песни, которые передают крушение и старого и рождение нового мира, а также наследие октябрьских дней в судьбах людей и страны — в проекте TUT.BY.

Сразу уточним, что читателей, которые не поверят журналистам и решат познакомиться с первоисточниками, ждут некоторые трудности. Многих изданий в НББ нет. Другие сохранились лишь частично. Причем часто не хватает именно тех номеров, которые выходили во время революции или сразу после нее. Остается только догадываться, в чем причина: революционный пожар, из-за которого уцелели не все экземпляры, или цензура более позднего времени.

Революции — нет, а пока уплатите долги и купите лошадь

Впрочем, даже те издания, которые сохранились, прекрасно передают атмосферу эпохи. Например, государственная пресса того времени продолжала жить в своем мире. 4 ноября 1917 года — со времени революции прошло уже более недели (напомним, что смена власти случилась в ночь с 25 на 26 октября, а переход на новый стиль случился лишь в 1918 году). А еженедельная газета «Могилевские губернские ведомости» продолжает печатать июльские постановления министерства торговли и промышленности Временного правительства. Представьте, как взволновало жителей Могилевской губернии сообщение о том, что министерство устанавливает предельные цены на верблюжьи шкуры, которые передаются в распоряжение государства. Ради объективности следует сказать, что в издании также публикуются постановления за август и сентябрь 1917 года.

В грозный год двух революций люди в глубинке обеспокоены не сменой власти, а своими личными вопросами. Настоящими героями рубрики «Объявления» становятся лошади. Если приметы людей, которых разыскивает полиция, зачастую неизвестны (например, мещанина города Чаусы Шмирки Израилевича Шабсина, которого обвиняют в самовольной вырубке леса), то с «братьями меньшими» такой проблемы не возникает. «Комиссар 5 уч. Гомельского уезда разыскивает хозяина неизвестно кому принадлежащей лошади, приблудившейся в м. Ветка 17 октября 1917 г. к кр-ну Герасиму (…) Малееву, лошадь следующих примет: мерин 18 л., половой масти, среднего роста, грива на правой стороне, хвост черный, на лбу и на спине белые пятна, худая, оценена в пять рублей». Наверное, желающих купить эту лошадь не так уже и много. Ведь в другом объявлении, опубликованном на той же полосе, аналогичные лошади оцениваются в 50 рублей.

Фото: фонды Национальной Библиотеки
Фото: фонды Национальной Библиотеки

Внимательный читатель заметит, что в объявлении речь идет о середине октября. Может, газета выходит с опозданием? Увы, вы слишком хорошего мнения об оперативности журналистов «Ведомостей». В номере за 11 ноября 1917 года по-прежнему публикуются постановления Временного правительства за июль и объявление могилевского губернского правительственного комиссара Певзнера, датированное 7 ноября. Чиновник просит все государственные учреждения, а также служащих, работающих там, уплатить долги «в самое непродолжительное время». Объявление публикуется в нескольких номерах подряд, что лишний раз свидетельствует об общей атмосфере анархии, царившей в бывшей Российской империи.

Но пока «красные» далеко, местные жители борются за свои дрова. Местный житель Моисей Корабельников с возмущением пишет, что судебный пристав по Рогачевскому уезду описал его дрова в счет долгов других людей. «По моей жалобе суд признал действия господина пристава неправильными, а опись ничтожной, — пишет Корабельников. — А потому прошу господ приставов Могилевской и Черниговской губернии не описывать мои дрова. (…). Дрова все швырковыя, береза и ольха окрашены зеленой краской и отбиты моим отбоем».

«Кажуць ужо пра ўтварэнне новага царства „Каледзініі“»

Фото: фонды Национальной Библиотеки
Фото: фонды Национальной Библиотеки

Газета «Гоман», которая выходила в Вильне два раза в неделю — по вторникам и пятницам, оказалась в несколько ином положении. Шла Первая мировая война. Город уже два года как был оккупирован немцами, а потому жил европейскими новостями. На первой полосе номера за 16 ноября (номеров, которые выходили во время смены власти, в фондах библиотеки нет) — сводки с фронтов и новости из европейских столиц. Петроград воспринимается как «прекрасное далеко». Неудивительно, что на второй полосе газеты идут местные, белорусские новости, и только на третьей появляется рубрика «Весткі з Расіі».

Любопытно, что в первой половине ноября 1917 года газета выходит на кириллице. А вот потом переходит на латинку.

Судя по материалам «Гомана», принципы журналистской работы некоторых изданий не сильно поменялись с того времени. Например, «Гоман» попросту перепечатывал самые интересные новости из других изданий. Некоторые из них — без указания источника: «Вашынгтон. Амерыканскі ўрад адмовіўся прызнаць правіцельства бальшавікоў». А вот во второй все корректно, с соблюдением авторского права: «Лондан. Daily News даносіць з Пецярбурга: аб войску Керанскага новых звестак няма. На акраінах Пецярбурга пабудаваны акопы. Латышскае войска, якое стаіць на старане Тымчасовага ўрада, заняло адну станцыю на Фінляндскай чыгунцы ў 30 вёрстах ад Пецябрурга». Впрочем, на той же странице, рядом с тревожными петроградскими новостями, можно найти следующее объявление: «Купляю прыватна цэннасці: перлы, дарагія камяні, залатыя і срэбныя рэчы, гадзіннікі (…) і звычайныя шубы. Плачу найвышэйшыя цэны. Татарская, 20 кв. 17».

Фото: БГАКФФД
Комитет Западного фронта Всероссийского союза городов в городе Минске в 1917 году. Фото: БГАКФФД

В следующем номере за 20 ноября «Гоман» сообщает о попытках социалистов создать с большевиками коалиционное правительство. А также о том, что генерал Каледин между Доном и Волгой «здабыў сабе гэткае становішча, што кажуць ужо пра ўтварэнне новага царства „Каледзініі“. Яго лічаць за найбольш небяспечнага ворага рэвалюцыі». А уже на следующей странице объявление: «Марыя Мажэйка, выпускніца ўрадовай жаночай гімназіі, [шукае] якую-небудзь работу. — Майовая, 24».

Как заметят читатели, в газете нет никаких новостей из Минска. Но тут нет ничего удивительного: в те годы Вильня считала себя настоящей столицей Беларуси, а Минск воспринимался как один из городов статусом пониже.

«Минскъ будет сметенъ артиллеріей»

Фото: БГАКФФД
Октябрьские дни в городе Лунинец. 1917 год. Фото: БГАКФФД

Минская газета «Вольная Беларусь», которая выходила два раза в неделю, также воспринимает события в Петрограде как что-то далекое и абстрактное. В номере за 30 октября 1917 года центральное место на первой полосе занимает объявление о грядущих выборах в Учредительное собрание (оно должно решить судьбу народов бывшей Российской империи). Редакция призывает голосовать на Минщине за список № 13 Белорусской социалистической Грамады. Среди кандидатов «Аляксандр Прушынскі - беларускі паэт, правёў 9 год ссылкі за землю і волю народу», будущий руководитель временного правительства БССР Змитер Жилунович и «Міцкевіч Канстантын Міхайлаў [Якуб Колас]. Вядомы паэт Беларусі з Мікалаеўшчыны, Мінскага пав. падпаручык 292 Аляксанд. полку». В «подвале» первой полосы печатается комедия «Антось Лапа», и только на четвертой странице сообщается о событиях в Петрограде:

«24-га кастрычніка пад загадам „большэвікоў“ пачалося ў Петраградзе паўстанне. „Большэвікі“ дамагаліся кінуць Часовы Урад, захапіць уласнасць і такім чынам зрабіць у Расіі сацыялістычную рэвалюцыю і ўстановіць у сацыялізм. 26-га кастрычніка ў Зімнім палацу арыштован Часовы Урад, апрач міністра старшыні А.Ф.Керанскага, каторы падчас паўстання трапіў на фронт і адтуль пайшоў з войскам на Петраград. Заміж сацыяльнай рэвалюцыі пачалася анархія і крывавая грамадзянска вайна. Пэўных вестак аб тым, што рабілася і што цяпер робіцца ў Петраградзі - німа. „Большэвікі“, захапіўшы ўласьць, разагналі штыкамі Раду Рэспублікі і налажылі на ўсё пільную цэнзуру. Г. Мінск 28-га кастрычніка быў саўсім адрэзан ад Петраграду і жадных вестак адтуль не было. Рада с. і р. дэпутатаў (Совет солдатских и рабочих депутатов. — Прим. TUT.BY) у Мінску абвесціла, што ўся ўлада ў горадзі пераходзіць да яе. Па гораду расклеяны аб гэтым афішкі, на Палацу вольнасьці (каля сабору; речь о площади Свободы. — Прим. TUT.BY) стаялі кулямёты, разьезджалі па горадзі патрулі, але ўвесь час спакойна».

Казалось бы, никакой связи с Петроградом нет. Но в этом же номере газета публикует объявление о продаже белорусских книг из столицы России. «Дудку беларускую» Багушевича можно купить за 25 копеек на месте и за 32 копейки с пересылкой, «Жалейку» Янки Купалы — соответственно за 75 и 92 копейки, «Казкі» (без указания авторства) — за 25 и 30 копеек.

8 ноября читатели газеты узнают новые подробности: «Як паведамляе ваенна-рэвалюцыйны камітэт, казакі ў Гатчыні перайшлі да большэвікоў. Гатчыну „большэвікі“ забралі. арыштованы ген. Красноў. Войцінскі і штаб Керэнскаго. Сам Керэнскі ўцёк. На пытанне, куды дзеўся Керэнскі, б. (бывший. — Прим. TUT.BY) міністр земляробства адказаў: „ушэль, куда нужно“.

Фото: БГАКФФД
Члены Временного военно-революционного комитета г. Минска и Западного фронта: Вильгельм Кнорин, Ян Перно, Александр Мясников, В. Селезнев, В. Фрейман, Карл Ландер, Кривошеин, избранные на объединенном заседании исполкома Минского Совета и комитета Западного фронта 30 августа 1917 года. Фото: БГАКФФД

6 ноября свое заседание проводит Минская городская дума (о чем сообщается в номере за 14-е). В зал заседаний пускают всех желающих. Как сообщает издание, условия сохранения нейтралитета между большевиками и их противниками (в лице Комитета спасения революции) выполнялись строго: „войско с Заход. фронту ні пасылалося ні на Петроград, ні на дапамогу большэвікам, але К-т ні не мог супыніць перавозкі войск на Петраград з другіх фронтаў. Большэвікі, захапіўшы ўладу, забралі гэтак само і аружжо і ні гледзючы на патрабаванні К-ту, адмовіліся вярнуць яго назад. Большэвікі заявілі, што калі хто паважыцца прымусам забраць у іх аружжо, дык „Минскъ будет сметенъ артиллеріей“. Пасьля гэтага большэвікі кінулі камітэт с тым, каб зноў захапіць уласьць“.

Наконец в номере за 19 ноября находится место и аналитике: „З большэвікамі трэба змагацца дзеля таго, што яны рыхтуюць завесці ў дзяржаве такі грамадзянскі лад, да якога людзі яшчэ не дарасьлі. Уводзіць у нас, пры нашай гаспадарскай і грамадзкай адсталасьці, соцыялістычны лад — гэта ўсё роўна, каб хто хацеў з малога хлопца раптам зрабіць дзецюка ды стаў бы цягнуць яго за вушы ўверх. разумеяцца, апрач калецтва, з гэтага нічога б не вышло (…) хоць яны шчыра жадаюць дабра працоўнаму народу, але гэтак, як шкадавала адна жаласьлівая бабка свайго хворага на тыфус унука. Унук плакаў і ўсё прасіў даць яму бульбы, каторае пры тыфусу ні можна есьці. Бабуля замілавалася ды дала, а унук зьеў ды памёр“.

„Не поддавайтесь ложным слухам о событиях в Петрограде, где все спокойно“

Фото: фонды Национальной библиотеки Беларуси
Фото: фонды Национальной библиотеки Беларуси

Региональное издание „Оршанский вестник“ явно зарабатывает деньги на рекламе. В номере за 26 октября можно найти рекламу препарата „Блезонол“ профессора Морна, который помогает при гонорее: „Всякий больной, будь то мужчина или женщина, должен прибегнуть к „Блезонолу“ как к единственному средству, гарантирующему полное излечение гонореи и невозможности ее возврата“. (…) Популярная брошюра „Блезонол“ высылается бесплатно». Цена коробки «Блезонола». — 6 рублей. Полный курс лечения — от 3 до 5 коробок. В предыдущем и в следующем номерах также можно найти рекламу «Препарата Д-ра Глэза» от «мужского бессилия».

Сексуальные проблемы волнуют жителей Орши на фоне тревожных вестей из Петрограда. Так, в номере за 5 ноября содержится информация о попытках переговоров между большевиками и Викжель (Всероссийский исполнительный комитет железнодорожного профсоюза), а также большевиками и меньшевиками. В качестве своих условий меньшевики выдвигают требования свободы печати, освобождения арестованных министров, создание демократического органа, перед которым будет ответственно правительство. Как видно, Орша как крупный железнодорожный центр получает очень оперативные новости, чему могут позавидовать жители большинства белорусских городов.

Фото: фонды Национальной библиотеки Беларуси
Фото: фонды Национальной библиотеки Беларуси

Но самую «вкусную» цитату мы приберегли для вас на закуску. На первой странице в номере за 26 октября опубликована телеграмма МВД. Процитируем ее полностью: «Петроград, 24 октября. Министерством внутренних дел разослана губернским комиссарам следующая телеграмма: «Ввиду призывов некоторых лиц и организаций к захвату государственной власти, разъясните населению недопустимость каких-либо выступлений, особенно в период выборов в учредительное собрание. Через три недели страна назовет своих избранников и Временное правительство вручит свою власть полномочному органу всего народа. Беспорядки, которые могут возникнуть под влиянием агитации о захвате власти, отбросят страну на несколько месяцев от учредительного собрания. (…). В случае возникновения возможных беспорядков или попыток захвата власти вы должны принять самые решительные меры к подавлению их, опираясь на все здоровые силы местного населения. Не поддавайтесь ложным слухам о событиях в Петрограде, где все спокойно. Помните, что судьба России зависит от спокойствия и порядка во всей стране, а не от одного Петрограда. Подписал министр внутренних дел Никитин».

И на той же странице, только слева, небольшое объявление: «Р.С.Д.Р.П. Большевиков просит явиться 26 октября в 8 часов вечера в демократический клуб по Зеленой улице, будет доклад делегата из Минска. Явка обязательна. КОМИТЕТ».

0060555