Кругозор


Уже несколько лет подряд продвижением белорусской продукции на западные и восточные рынки занимаются не только дипломаты. Организаторы фестиваля «ТЕАРТ» приглашают в Минск критиков, продюсеров и менеджеров из-за рубежа. TUT.BY побеседовал с несколькими из них и узнал, какие спектакли заинтересовали иностранцев, будут ли работы белорусских режиссеров востребованы в Европе, а также что их удивило или разочаровало в реалиях театрального Минска.

Герой Лондона — сантехник из ЖРЭО

Сцена из спектакля «Anti[gone]». Фото: teart.by
Сцена из спектакля «Anti[gone]». Фото: teart.by

Многие отечественные зрители со скепсисом относятся к белорусскому театру. А вот собеседники TUT.BY высоко оценивают уровень лучших спектаклей. Все три эксперта единодушно называют среди лучших постановок международной программы постановку «Anti[gone]» (режиссер Александр Марченко, проект Центра визуальных и исполнительских искусств «АРТ Корпорейшн»). В ней классическая трагедия Софокла объединена с реальными историями известных минчан (например, Марины Калининой, экс-чемпионки мира по муай тай).

 Андрей Москвин. Фото: eclab.by
Андрей Москвин. Фото: eclab.by

— Марченко стремился показать, что индивидуальное, личное имеет для людей такую же значимость, как и государственное и общественное, — говорит доктор филологии, доцент Варшавского университета Андрей Москвин. Для независимого театрального критика и драматурга Андриуса Евсееваса из Литвы это был единственный спектакль белорусской программы, который запомнился свободой выражения.

— Я смотрел «Anti[gone]» в музее Азгура, в котором находятся скульптуры советских времен. Думаю, что желание распрощаться с прошлым, выраженное в этом спектакле, выглядит довольно интересно. Особенно, когда канва спектакля основана на реальных историях людей разных возрастов, профессий".

По словам Евсееваса, этот спектакль пришелся бы по нраву литовцам. Но такого воздействия на публику, как в Беларуси, мог бы не иметь. Причина не только в белорусской тематике, но и в площадке, на которой показывался спектакль. Критик считает, что для успеха нужно обеспечить показ в аналогичном музее либо попробовать воссоздать атмосферу минского показа: «Иначе вся прелесть, весь шарм и сила воздействия этого спектакля исчезнут».

Второй спектакль, о котором подробно говорили собеседники TUT.BY — «Лондон» (режиссер Елена Силутина, Могилевский областной театр драмы и комедии имени Дунина-Марцинкевича). Согласно сюжету сантехник местного ЖРЭУ Гена, успевший к своим 34 годам жениться по залету, родить сына, развестись, отсидеть в тюрьме, увлекается соломоплетением. Неожиданно его приглашают в столицу Великобритании на конкурс народного творчества. И Гена получает неожиданный шанс там остаться.

Сцена из спектакля "Лондон". Фото: teart.by
Сцена из спектакля «Лондон». Фото: teart.by

— Силутина нашла очень хороший код к этой пьесе, — говорит Андрей Москвин. — Она показала эту историю как анекдот, лубок и разыграла его. Авторский текст озвучивают сразу несколько персонажей. Вроде ты смеешься, все комично, а в финале появляется привкус чего-то неудобного, неприятного. Зритель начинает задумываться, что такое патриотизм и любит ли он родину.

Как добавляет критик, актеры, которые исполняли роли в спектакле, получили образование в театральной студии и не обучались на дневной форме в Академии искусств. Но играют они, как настоящие профессионалы. Андриусу Евсеевасу текст пьесы (ее автор — драматург Максим Досько) показался динамичным и остроумным. По его мнению, литовцам, как и белорусам, будет понятен этот спектакль, так как он описывает реалии окраины, провинции Европы.

Дружба с матерью — только в соцсетях

Еще один фаворит театральных критиков — постановка «Сіняя-сіняя» (режиссер Игорь Казаков, Могилевский областной театр кукол). Действие этого спектакля, поставленного по одноименному рассказу Владимира Короткевича, происходит в 1880 году. Главный герой, белорус Петрок Ясюкевич, умирает от жажды посреди пустыни Сахара…

— Это безумно красивый спектакль. Очень точное решение художника Татьяны Нерсисян, — отмечает Андрей Москвин. Но при этом добавляет, что восприятию постановки немного мешала плачевная интонация, которая доминировала на протяжении всего действия.

Фото: Евгения Налецкая
Сцена из спектакля «Сіняя-сіняя». Фото: Евгения Налецкая

Критик из Словении Рок Бозовичар также выделил среди белорусской программы три постановки: «Anti[gone]», «Лондон» и «Сіняя-сіняя».

— Это очень целостная работа, которая вызвала у меня восхищение, — говорит о последнем спектакле Рок. — В том числе с эстетической точки зрения. Режиссерский стиль очень узнаваем, и я был бы очень рад, если бы удалось увидеть другие работы этого автора". При этом, по словам специалиста, режиссер мог бы выбрать более сильный способ, чтобы донести до зрителей идею, выраженную в спектакле.

Фото: facebook.com/FestivalBorstnikovoSrecanje
Рок Брозовичар. Фото: facebook.com/FestivalBorstnikovoSrecanje

Во всех трех спектаклях преобладает национальный контекст, а также герои и сюжет. Будут ли они интересны словенцам и будет ли им понятен контекст? — спросил TUT.BY у Рока Бозовичара.

— Авторы не захотели дистанцироваться от реальности в своей творческой работе, поэтому и выбрали национальную тематику, — комментирует специалист из Словении. — Национальные образы заложены на генетическом уровне. И на том же генетическом уровне они связаны с теми проблемами, о которых рассказывают спектакли. Иностранцы смогут посмотреть на общемировые проблемы сквозь белорусскую призму.

Названные три спектакля больше всего понравились трем нашим собеседникам. Но были и те, которые восхитили кого-то одного. К примеру, Андрей Москвин хвалит постановку «Гэта ўсё яна» (режиссер Моника Добровлянска, Республиканский театр белорусской драматургии). Согласно сюжету, между матерью и ее сыном-подростком установились сложные отношения. Чтобы понять сына, мать регистрируется под чужим женским именем в социальных сетях и добавляет сына в друзья…

Сцена из спектакля "Гэта ўсё яна". Фото: rtbd.by
Сцена из спектакля «Гэта ўсё яна». Фото: rtbd.by

— С самого начала была задана тема невыносимости существования, — говорит Андрей Москвин. — С первого момента понимаешь, что все закончится трагически. На протяжении спектакля, особенно во второй части, зритель ощущал потребность освободиться. На зрителя оказывалось сильное воздействие через эту невыносимость, крикливость. Происходящие события — это настолько больно, что они должны вывести человека из состояния равновесия.

«Овации после каждого спектакля? Это несколько смешно»

Как иностранные специалисты в целом оценивают белорусскую программу, а через нее — и весь отечественный театр? Наиболее позитивно настроен Андрей Москвин.

— С моей точки зрения, программа фестиваля в этом году очень сильная, — говорит польский критик. — Я постоянно слежу за белорусским театром и вижу, что в нем происходят сильные изменения. Что стало толчком? Наверное, мощное фестивальное движение: например, сильные фестивали в Бресте, Могилеве и Минске. Кроме того, выросло новое поколение режиссеров, которые ездят в Европу, смотрят спектакли и пытаются как-то изменить белорусский театр.

По мнению Москвина, каждый из спектаклей белорусской программы может найти в Европе свою аудиторию.

Фото: Дмитрий Матвеев, menufaktura.lt
Андриус Евсеевас. Фото: Дмитрий Матвеев, menufaktura.lt

Позиция Андриуса Евсееваса более скептическая. Литовский критик считает, что Беларуси свойственно наличие хороших драматургов и не очень хорошей режиссуры.

— Этой фразой я не хотел сказать ничего плохого, — уточняет Андриус. — У нас в Литве противоположная проблема: довольно хорошая школа режиссуры — и незначительное количество драматургов, чьи тексты наполнены новыми смыслами и идеями.

Также Евсеевас был разочарован монополией государственных театров и скудной долей негосударственных организаций. Хотя, зная ситуацию в этой сфере, он понимает причины сложившейся ситуации (в том числе и финансовые). В качестве совета со стороны Андрис предлагает использовать в Беларуси опыт и традиции литовского метафорического театра:

— Сейчас в Литве эта традиция практически умерла, потому что там больше не нужно прятаться за символы. Мы можем говорить то, что думаем, не прячась за метафоры, напрямую. В Беларуси эта традиция была бы очень кстати.

Сцена из спектакля "Пансион «Belvedere»". Фото: teart.by
Сцена из спектакля «Пансион „Belvedere“». Фото: teart.by

Позиция критика из Словении Рока Бозовичара выглядит более центристской. Он признается, что до приезда в Беларусь не имел обширных познаний о белорусском театре и вряд ли понимает весь социокультурный контекст пьес, которые ему здесь удалось посмотреть. Рок увидел всю палитру жанров и направлений: начиная с оперного театра и заканчивая экспериментальным. В качестве одного из недостатков специалист из Словении называет частое использование музыки для создания определенной атмосферы.

— Это один из самых простых приемов, чтобы эмоционально вовлечь зрителя в мир представления. Но я не знаю, получается ли это, или зритель находится в позиции пассивного наблюдателя.

И, как многие иностранцы, Рок искренне удивляется отдельным белорусским традициям:

— Для меня странно, когда люди после каждого представления встают и приветствуют актеров бурными овациями. Это несколько смешно. Какова настоящая реакция зрителей, остается загадкой.

Сцена из спектакля "Тень мысли нашей". Фото: teart.by
Сцена из спектакля «Тень мысли нашей». Фото: teart.by

Также Рок советует, чтобы каждый человек, вовлеченный в создание пьесы, спросил у себя: зачем ему это делать?

— Нужно обязательно иметь какую-то идею, мысль, посыл, которую ты хочешь донести до публики. А еще вам стоит оказывать большую поддержку собственным драматургам. Но потенциал у вас точно есть, все остальное к нему приложится.

0060555