Ольга Долгая /

Коллекцией магнитиков на холодильнике или идеально вскопанными грядками на даче сейчас никого не удивить. Наряду с популярными хобби белорусы выбирают себе и увлечения поэкзотичнее: от подводного плавания до игры в любительском театре. А чему посвящают свободное время те, для кого сцена стала работой? Артисты белорусских театров рассказали TUT.BY, чем занимаются в перерывах между спектаклями, репетициями и гастролями. Они создают авторские украшения и аксессуары из кожи, занимаются программированием и проводят ночи с электролобзиком, создавая декорации для детей.

«Могу, не поднимаясь, просидеть за столом часов 7−8, не есть, не пить, а потом проснуться от голода»

Иван Савенков. Фото: семейный архив
Иван Савенков. Фото: семейный архив

В свободное время танцовщик Национального театра оперы и балета Иван Савенков создает авторские украшения и аксессуары из кожи.

— Разные штуки я придумывал с детства: как и все мальчишки, сооружал из подручных средств костюмы супергероев и пиратов. Потом были первые нелепые джинсы, в которых было больше дырок, нежели самих штанов, и такие же майки, вызывающие удивленные взгляды прохожих и смех друзей. Потом все как-то благополучно забылось. Но, к счастью или к несчастью, бывших мальчишек, как и бывших пиратов, не бывает.

В один прекрасный момент Иван Савенков зарегистрировался как ремесленник и придумал название своего бренда — Brutal Bros.

Работа Ивана Савенкова. Фото: семейный архив
Работа Ивана Савенкова. Фото: семейный архив

— Понял, что хочу не просто что-то делать руками, а придумывать историю и делиться ею с людьми. Просто вещь — это скучно, а вот браслет как будто с руки квартирмейстера настоящего пиратского корабля, это уже круто!

Из всех аксессуаров, которые делает Савенков, особую тягу он испытывает к браслетам. Свой стиль он характеризует как нечто среднее между стимпанком, пиратским кораблем и американским салуном.

— Например, на браслет для часов Barbosa я ставлю в основном знаменитые однострелочники завода «Луч», меня там уже знают. Такие часы на моем браслете можно увидеть на руке у украинского музыканта Алексея Потапенко (Потапа). Также довольно интересный браслет я создал для Сергея Шнурова.

Работа Ивана Савенкова. Фото: семейный архив
Работа Ивана Савенкова. Фото: семейный архив

Кроме браслетов Савенков также создает сумки, кошельки и ремни. Свою работу танцовщик не считает хобби: «Есть очень хорошее выражение: писатель — это не тот, кто может писать, а тот, кто не может не писать. Мой случай похожий: я уже не могу не создавать своих вещей». Как признается Иван, покупателей у него немного. Ставить производство на поток он точно не собирается.

— У меня всегда будут только штучные работы, сделанные исключительно моими руками. А берусь я только за те заказы, которые считаю интересными, по эскизам покупателей не работаю, максимум, что мы можем обсудить, — это детали, цвет, функционал.

Совмещать работу в театре со своим увлечением Савенкову не просто.

— Иногда на одну вещь уходит несколько дней. На прошивку, например, ремня может потребоваться до 10 метров нити, и все делается руками! Иногда могу, не поднимаясь, просидеть за столом часов 7−8, не есть, не пить, а потом очнуться от голода.

«Вовсе не считаю себя настоящим айтишником, скорее любителем»

Марат Войцехович. Фото: Анжелика Грекович
Марат Войцехович. Фото: Анжелика Грекович

Три года назад коллега позвал актера Республиканского театра белорусской драматургии Марата Войцеховича в футбольную команду актеров «БеZгрима». В свое время ее собрал и возглавил актер Юрий Зинченко. Теперь в ее составе купаловец Павел Харланчук, актер Русского театра Сергей Жбанков, актер РТБД Максим Брагинец и бывший актер ТЮЗа Михаил Есьман.

— Конечно, мы не профессионалы, но тренируемся регулярно, — рассказывает Марат Войцехович. — Рабочее расписание актеров достаточно напряженное, так что каждый участник нашей команды сам выбирает себе график тренировок по своим возможностям. Обычно стараемся собираться по утрам перед репетициями, чтобы дальше день был уже свободен.

Фото: личный архив
Фото: личный архив

«БеZгрима» постоянно выступает в любительских лигах разного уровня. «Например, в Лиге четырех мы из года в год занимаем первые места, а этой зимой сыграли в АЛФ — самой большой любительской футбольной лиге Минска. Правда, там мы показали, прямо скажем, уровень ниже среднего», — говорит Войцехович.

По словам актера, его основная профессия очень помогает на поле.

— Не то чтобы мы были такие заводные и эмоциональные, это может только помешать игре. Театральные артисты просто приучены быстро собираться, брать себя в руки и работать. Проигрываем — взяли перерывчик, поговорили, сконцентрировались — и матч начинает идти совсем по-другому.

По словам Марата, он не понимает мужчин, которые возводят футбол в культ, и женщин, которые пытаются ставить своих мужчин перед выбором — или я, или футбол.

Фото: личный архив
Фото: личный архив

— Девушки и жены коллег по команде могут поболеть за нас во время матчей и посмотреть с нами футбол, когда мы собираемся командой где-нибудь в кафе. «БеZгрима» — это еще и возможность пообщаться, где можно поговорить о жизни и работе.

В свободное от театра, кино и футбола время Войцехович на любительском уровне занимается программированием. По словам Марата, один его друг-айтишник так интересно рассказывал о своей работе, что актер из любопытства попросил почитать какую-то специальную литературу. А дальше начал пробовать выполнять некоторые задания и увлекся.

— Вовсе не считаю себя настоящим айтишником, скорее любителем, который изучил какие-то азы (язык программирования C#) и может их применять. Но это только некая база, определенные навыки, которые сейчас помогают мне делать многое другое. Программирование помогает мне развивать логическое мышление. Ведь создание кодов, алгоритмов — это замечательный микс логики, математики и, конечно, фантазии.

«У меня бывали бессонные ночи в компании с электролобзиком»

Семья Владимира Глотова. Фото: семейный архив
Семья Владимира Глотова. Фото: семейный архив

Девять лет назад в семье Владимира Глотова, актера Русского театра, родился ребенок. Жена актера Злата увлеклась созданием кукол для девочки, и Владимир стал помогать супруге.

— Однажды Злата попросила меня скрутить велосипедик из проволоки. Один, другой — и процесс пошел. Это занятие требовало сноровки. Да и с подручными материалами в то время было трудно. Приходилось добывать их по знакомым. Один из коллег подарил огромную катушку медной проволоки, которая, никому не нужная, полвека лежала у него на даче.

Вскоре Злата Глотова вместе с подругой Анной Шапошниковой организовали свой бэби-театр «Бусы». Возникла постоянная необходимость в декорациях и реквизите к спектаклям. И на помощь, разумеется, пришел муж.

— Конечно, мы могли пригласить профессионального человека. Благо у нас достаточно знакомых, которые этим занимаются. Но еще Ростислав Янковский когда-то сказал мне, что «театр для тебя не должен быть работой, он должен быть хобби, которое приносит удовольствие. Тогда твоя радость творчества передается зрителям». Поэтому мы и решили работать своим «семейным подрядом»: Злата — как режиссер, креативная и движущая сила, а я как ее помощник и подмастерье во всем. Это же еще и вопрос взаимопонимания: с супругой у нас нет с этим проблем, она предлагает мне идею, а я уже ищу варианты, как лучше это сделать. Причем она не успокоится, пока результат ее не устроит на сто процентов.

Куклы семьи Владимира Глотова. Фото: семейный архив
Фото: семейный архив

По словам Владимира, со временем он стал мастерить более профессионально: понял, картон и фанера какой толщины могут выдержать натиск 30 детей, какой материал взять, чтобы декорация выглядела монументально, а на самом деле поднималась одной рукой.

— Я обзавелся всеми необходимыми инструментами и теперь лихо режу, выпиливаю лобзиком, сверлю, крашу и клею. Как оказалось, электролобзик — незаменимый инструмент, когда тебе нужно вырезать штук сто одинаковых вещей. У меня бывали бессонные ночи в компании с ним. Но эти жизненные моменты все равно прекрасны. Ведь ты полностью переключаешься, а потом получаешь неописуемое удовольствие, видя, как все твои находки работают в спектаклях.

Как рассказывает Глотов, теперь можно заказать все что угодно с доставкой на дом, но до этого семья актера пережила немало приключений.

— Например, мы лазили по задворкам магазинов в поисках выброшенных картонных коробок. Конечно, брали чистый продукт! Красили, бутафорили, декорировали тканями, в общем, доводили до ума… Некоторые вещи и элементы декораций того первого периода до сих пор служат нам верой и правдой. А однажды я купил 50 метров телевизионного кабеля, разрезал изоляцию и вытащил из нее проволоку. Зато потом с какой радостью смотрел на результат своего труда: это же сколько из всего этого можно велосипедов наделать!

В какой-то момент квартира Глотовых превратилась в хранилище странных вещей.

Куклы семьи Владимира Глотова. Фото: семейный архив
Фото: семейный архив

— У нас первый этаж с выходом в подвал. После этого Нового года я не смог спуститься туда. Так мы решились на генеральную уборку, и за день мы выбросили полквартиры. Ненужные уже материалы выставили на улицу, и им сразу же нашлись новые хозяева. Думаю, что это не просто «плюшкины», а люди, которые так же, как и я, чем-то увлечены, что-то делают руками.

Постановки беби-театра «Бусы» в основном кукольные. Какие-то из кукол плотно задействованы в репертуаре, какие-то пока ждут своего часа. Ведь для каждого игрушечного персонажа нужна хорошая история, где его характер мог бы раскрыться.

— Но куклы у нас не скучают — с ними играют наши дочери Ясна и Лета. А кто-то вообще находит себе новую компанию: Злата часто дарит свои творения детям друзей.

Всего же актер Русского театра и его жена сделали около двухсот кукол, которые живут у разных людей в двадцати странах мира.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-50%
-30%
-10%
-30%
-20%
-50%
-20%
-80%
-10%