/ фото автора /

Когда-то возле деревни Белая Церковь проходил путь «из варяг в греки», а в соседней Черее устраивали пиры князья Сапеги и Милоши. В живописных местах Витебской области кипела светская жизнь. Сейчас селения вымирают, но не так давно в Белую Церковь стали активно переезжать творческие минчане. TUT.BY выяснил, почему они предпочли большому городу деревню, как обустраивают свой быт и контактируют с местными жителями.

«Мы не последователи Порфирия Иванова или хатха-йоги»

Встречает нас Матвей Сабуров — режиссер, снявший клипы для «Ляписа Трубецкого», группы «Без билета» и The Toobes. Впервые он попал сюда 11 лет назад — по дороге к маме в Новолукомль: «В моем детстве с этим местом была связана мрачная история. В местной Троицкой церкви тренировались альпинисты из Новолукомля, которые готовились к походу в горы. Однажды одна из альпинисток разбилась — мы с пацанами постоянно перешептывались, когда из автобуса видели очертания этой церкви. Кстати, это здание (увы, от него остались лишь стены) представляет собой архитектуру раннего барокко, которой в Беларуси практически не сохранилось».

Дальше все произошло спонтанно: местный житель предложил Матвею купить дом за 1000 евро, и тот, недолго думая, согласился: «Я как раз сделал клип „Ляписам“, полторы тысячи лежали в Минске. Друг купил телефон за 300 долларов, я — резину на машину за 700, а тут — дом. Как-то не сходится. Зачем, думаю, он мне? Но купил». Уже три года Матвей живет здесь постоянно со своей женой Екатериной Аверковой, театральным режиссером (ее последний спектакль — «Синдром Медеи», поставленный в Республиканском театре белорусской драматургии).

Екатерина Аверкова и Матвей Сабуров

«Реакция семьи и друзей была примерно такой: ''Ребята, вы что, серьезно? Ну-ну, посмотрим''», — рассказывает Екатерина о своем выборе, который показался ее окружению странным. «Просто приходится объяснять, что мы не последователи Порфирия Иванова или хатха-йоги и не уехали, чтобы жить в лесу в землянках и питаться брусникой. У нас есть душ, интернет, унитаз и даже импровизированная звукозаписывающая студия, — усмехаясь, дополняет Матвей. — А друзей я здесь вижу чаще, чем в Минске».

«Так сложилось, что первым в Белой Церкви купил дом Матвей. Периодически он приглашал туда потусоваться человек по тридцать. Они захотели остаться — и улица Приозерная отошла всей нашей классной компании», — рассказывает нам Виталий Артист, лидер группы «Без билета».

Фото: Анастасия Василевич, TUT.BY
Татьяна Кушнер

Вместе со своей женой и одновременно солисткой группы Татьяной Кушнер он стабильно приезжает сюда на несколько месяцев, в основном летом: «Человека здесь отпускает. В Минске нельзя сидеть на траве, голым искупаться тоже».

«Что отличает нас от хиппи? У нас нет свободной любви»

Как смеются бывшие минчане, они живут «коммуной»: помогают друг другу и частично делят расходы: например, трактор, чтобы косить траву, покупали на пятерых. «Первый опыт совместной жизни я увидела у моих немецких друзей. Многие из них выросли в 1960−70-е. Это поколение хиппи, которые вместе использовали территорию и ресурсы. Так проще», — замечает Екатерина.

Как оказалось, даже двери жители Белой Церкви не запирают. «Вора закрытая дверь не остановит, да и тут все свои», — говорит режиссер. Точные границы участков никто не соблюдает, заборов тоже нет. «Гостевой домик, оказывается, стоит на пересечении моей и соседней территорий. Но нам все равно, он общий, — продолжает, улыбаясь, Екатерина. — Что отличает нас от хиппи? У нас нет свободной любви». На вопрос, чем так мешает забор, Матвей с запалом поясняет: «Забор — страшная вещь, особенно из профнастила. Он плохо влияет на психологическое состояние людей. Это ведь не защита, а ограничение: ты думаешь, что защищен от мира, а на самом деле его не видишь. Недаром в Европе принят закон о том, сколько в заборе должно быть процентов прозрачности».

Фото: Анастасия Василевич, TUT.BY
Виталий Артист

Правда, все же исключения в Белой Церкви есть: у Виталия Артиста участок огорожен. «Недавно смешная ситуация была: рубил дрова, весь в щепках, был похож на калымщика в старой панаме. Вышел на дорогу посмотреть, что за автобус приехал, — а там экскурсия по полуострову (около Белой Церкви — красивое озеро. — Прим. TUT.BY). Слышу, как экскурсовод говорит: «А вот здесь живет солист «Без билета», — и показывает на соседний дом, который выглядит более дорого, чем мой», — улыбается Виталий. «Понятно, почему у Виталика забор. Постоянно фаны приходят, — делится с нами Александр Жерносек, сосед Виталия. — Хотя я с ним постоянно торгуюсь, мол, давай по одной жердочке каждый год вынимать».

Вегетарианство, реликтовые растения и кунг-фу

Фото: Анастасия Василевич, TUT.BY
Александр

Александр — фотограф, специализирующийся на жанре ню, консультант по оздоровительным фитнес-нагрузкам и правильной веганской диетологии. Здоровому образу жизни, признается он нам, предшествовали 33 года нездорового. Деревня помогла осознать свои потребности: «О выхлопных газах и всем остальном трэше даже говорить не стоит. Но важнее другое: город заставляет работать на него. Ты в любом случае работаешь на социум, как ни стараешься уходить от социальных задач. А зачастую они стоят в противовес твоим собственным — для меня это здоровье и свобода».

Во дворе возле дома мы находим целый спортивный комплекс с аутентичными тренажерами для занятий кунг-фу. «Это вин-чун, — указывает Александр на странный столб с палками, — на нем отрабатываются удары. Торчащие палки имитируют руки противника». Рядом со спортивной площадкой — небольшой садик реликтовых растений (например, гинкго билоба). Их Александр выращивает из косточек, а после высаживает в грунт: «Только представьте, некоторые из них возникли 250 миллионов лет назад, это намного больше, чем существует человек».

Фото: Анастасия Василевич, TUT.BY
Дом Александра

С Александром соседствует программист Анна Перминова — девушка тоже ведет здоровый образ жизни, практикует вегетарианство и йогу. Сейчас она достраивает в Белой Церкви дом и, пользуясь кухней и ванной Екатерины и Матвея, уже прожила здесь зиму.

Фото: Анастасия Василевич, TUT.BY
Анна

Возвращаться в город Анна не планирует: «Я уже и не пытаюсь встроиться в систему Минска, приезжаю такая, деревенская. Бывает, босиком где-то хожу, надеваю что-то несовременное. Хотя раньше меня очень беспокоило, как я выгляжу, каждое утро ходила на работу в строгое офисное здание. Особенно часто приходилось покупать туфли. А в деревне обувь почти не нужна, представляете какая экономия? Я здесь несколько месяцев босиком хожу. Да и общения у меня здесь больше, чем в Минске — сюда на выходные приезжают друзья, я их даже чаще вижу».

Работа по минскому графику и индивидуальное обучение в школе

После историй героев жизнь в деревне начинает казаться почти идеальной. Но все же хочется узнать, чем они зарабатывают, чтобы прокормить себя. Ведь огород никто из них не завел. Этот вопрос, кстати, какое-то время не давал покоя и местным жителям. «Но потом они поняли, что все в порядке. Наши профессии позволяют так жить, — начинает Катя. — Я как театральный режиссер работаю в проектах, и приходится уезжать в разные города на несколько месяцев. Если бы жила в Минске — уезжала бы из Минска, так что никакой разницы».
Фото: Анастасия Василевич, TUT.BY

Матвей поддерживает жену: «Я устраиваю где-нибудь съемки, а здесь занимаюсь монтажом. Хотя даже некоторые съемки проходят здесь». Мысль подхватывают Виталий и Татьяна: «Да, у нас своеобразная традиция: каждое лето мы снимаем здесь клип для „Без билета“. Стартанул Матвей с клипом на песню „СМС“, потом „Байконур“, „Вызываем лето“, „Мая краіна Беларусь“. В этот раз я привез больше оборудования, „Без билета“ будет записывать новый альбом, надеюсь, за лето успеем». Похожая история и у Александра: по его словам, обрабатывать фотографии можно где угодно.

А Анна Перминова и вовсе работает по минскому графику: «Я программист, у меня стандартное рабочее время с 10.00 до 19.00 — сажусь за стол и приступаю к делам. Работаю удаленно в той же компании, в которой работала и в Минске. Встаю в 5.00, ложусь в 21.00 — зато сейчас совсем не вижу темноты, забываю, как ночь выглядит». Как подчеркивают герои, если надо, они могут достаточно быстро добраться до Минска на машине. Правда, такая необходимость возникает нечасто.

Фото: Анастасия Василевич, TUT.BY
Дом Екатерины и Матвея

У местных жителей с работой дела обстоят сложнее. Например, в соседней деревне есть школа. Зарплаты местных учителей мизерные, да и школу скоро собираются закрыть. Но сын Аверковой несколько лет проучился в Белой Церкви, о чем героиня нисколько не жалеет. «Когда сын поступал в школу и мы пришли ее смотреть, я сильно удивилась: когда прозвенел звонок на большую перемену — дети побежали в спортзал. Вначале мы с Матвеем подумали, что там какое-то собрание. Но, оказывается, они просто проводили там свое свободное время, — рассказывает нам собеседница. — У сына был самый большой класс — 5 человек. Вопрос, делать домашнее задание или нет, не стоит. Практически индивидуальное обучение».

«Зачем тебе эта деревня, езжай в город. Ты же здесь погибнешь!»

Конечно, местные жители не совсем понимают переехавших минчан. Долгое время они относились к ним с подозрением. «Сначала меня называли Матвей-коммерсант. В соседней деревне была дача какого-то чиновника, он дарил всем местным подарки, а те обслуживали его дом, — делится Матвей. — Вот и подумали, что я такой же. Потом увидели, что землю копаю. Стали Матвей-дачник называть. Потом просто Матвей». «А теперь кричат „Хозяин“», — смеется Катя. Аня рассказывает о своем опыте: «Есть один сосед, который говорит: „Аня, зачем тебе эта деревня? Езжай в город, ты же здесь погибнешь! Не сдавайся, не опускай руки“. Почему-то он считает, что я страдаю».

Фото: Анастасия Василевич, TUT.BY
Дом Екатерины и Матвея

В целом общение у новых жителей деревни с местными складывается. «Иногда мы покупаем в соседней деревне молоко, а еще наш друг Миша поставляет нам яйца пятилитровыми ведрами. Тут взаимодействие очень простое, речь идет всегда об очень понятных вещах. Например, уродились ли тыквы в этом году», — замечает Аня.

«Отношение к жизни действительно сверхпростое, тут люди радуются солнцу, хорошей погоде, земле, воде. Живя в городе, мы много рефлексируем. Деревня научила подходить к решению сложных вопросов с точки зрения простоты», — поддерживает соседку Матвей. Часто бывшие горожане даже отдыхают вместе с коренными жителями соседней деревни. «Традицией стало бурно праздновать мой день рождения, — рассказывает Матвей. — Съезжаются все мои друзья, и приходят, в том числе, местные жители. Периодически происходят странные вещи: однажды ночью у нас была вечеринка, и тут — оп! — пришло шесть человек с ветками на голове, песни начали петь. Присоединились таким образом к нашему перформансу».

Дом Екатерины и Матвея

По рассказам Матвея, у местных жителей тоже есть своя старинная традиция: когда кто-то приезжает венчаться в церкви, бабушки и дедушки перекрывают дорогу, поют и ждут вознаграждения, не давая молодоженам вернуться.

Возрождение деревни — с помощью фестиваля

Чтобы возродить деревню, Екатерина Аверкова и Матвей Сабуров планируют создать в соседней деревне Черее арт-базу. «Мы думаем выкупить дом культуры либо закрывающуюся школу, деньги еще ищем. Мы не бизнесмены, хочется просто вернуть сюда жизнь, ведь здесь жили Сапеги, Милоши. Тут огромное еврейское кладбище, камни с древнееврейскими надписями. Белая Церковь. Потенциал этого места огромен», — серьезно говорит Екатерина.

Фото: Анастасия Василевич, TUT.BY
Сад Екатерины и Матвея

«Артистическая база в таком месте позволит любой группе от театралов до программистов выехать сюда и за несколько недель уединения и концентрации сделать проект», — продолжает Матвей. Он по своему опыту знает, насколько деревня помогает сосредоточиться: «Год назад я увлекся нейробиологией, изучил множество материалов на эту тему. Сейчас я придумываю нейротеатр. В Минске не хватило бы времени глубоко вникнуть в тему из-за суеты».

Однако создание арт-базы — далеко идущие планы. Ближайший проект, который реализуют бывшие минчане, — фестиваль, который планируется провести в один из выходных в августе этого года. И в этот раз Матвей и Екатерина вдохновлялись своими друзьями-немцами: «Каждый год к нам приезжают друзья из Германии. Раньше они искали умиротворение в Индии — теперь выбирают Белую Церковь. В этом году приедет 20 человек, среди них есть столяры. Ребята попросили заготовить дерево, чтобы построить что-то интересное, а мы решили создать что-то не для себя, а для общего пользования. Поскольку мы люди творческие, решили, что полезной будет сцена. Там сразу же пройдет концерт, а в дальнейшем площадку можно использовать для открытых уроков, мастер-классов — это полезно. Поэтому и называем фестиваль „SPRAVA“».

Матвей рассказывает и подводит нас к озеру — еще одной достопримечательности Белой Церкви, местные даже пьют из него воду. Показывая рукой, где будет сцена, он продолжает: «Мы хотим вписать ее в природный ландшафт, все по принципу ленд-арта». И действительно, представить, как будет смотреться сцена на фоне солнца, заходящего за горизонт, не составляет труда. По словам Екатерины, облисполком уже дал разрешение провести фестиваль. Известны и некоторые участники: хор SALUTARIS, группы Port Mone, ŠUMA, DJ Stereobeaver. Одним из сюрпризов станет хор бабушек из Череи — совместный проект с ŠUMA.

Фестиваль фестивалем, а все же остаются сомнения: неужели действительно в деревне настолько хорошо? Есть ли что-то, о чем герои умолчали? Матвей, чуть подумав, нам отвечает: «Есть вещи, которые приходится делать через „не хочу“. И да, их больше, чем в городской квартире. Надо замазать кусок фундамента, вынести биомусор, наколоть дрова. Очистные сооружения почистить. Но мне уже сорок, и я стараюсь воспринимать это как полезную физическую нагрузку». Почему-то хочется задержаться в Белой Церкви еще ненадолго, но греет мысль, что сюда можно приехать в августе.

{banner_819}{banner_825}
-27%
-10%
-10%
-50%
-15%
-50%
-20%
-10%
-15%