опубликовано: 
обновлено: 
/

Конфликт между композитором Эдуардом Ханком и певцами Анатолием Ярмоленко и Ядвигой Поплавской стал едва ли не самым обсуждаемым культурным событием этого года. Напомним, что композитор запретил звездным исполнителям петь свои песни и пригрозил подать на них в суд. Но сегодня, 3 мая, он отказался от своего намерения. TUT.BY поговорил с Эдуардом Ханком, а также выяснил юридические аспекты этого конфликта у Сергея Кухто, главы Белорусского общества авторов, исполнителей и иных правообладателей.

Фото: Дмитрий Смирнов, TUT.BY
Сергей Кухто. Фото: Дмитрий Смирнов, TUT.BY

«Я отказался подавать в суд, — заявил TUT.BY Эдуард Ханок. — Адвокаты мне пояснили, что белорусские суды не готовы к таким процессам. Это бессмысленно — как морально, так и материально. Деньги, которые я хотел получить, должны были пойти детям, больным онкологией. Но мне сказали, что исполнители присылают такие суммы, что мне стыдно будет смотреть в глаза этим детям». По словам Ханка, он мог бы обратиться в российский суд, но там принимают заявление лишь по месту жительства ответчика.

При этом Ханок заявил, что оставляет в силе запрет на исполнение своих произведений: «Я удовлетворен тем, что исполнители вообще не будут прикасаться к моим песням. Этого достаточно. Если кто-то из певцов нарушит запрет, будем вызывать их в суд». По мнению Ханка, теперь никакого компромисса с Ярмоленко и Поплавской быть не может: «Вместо того чтобы работать на публику, надо договариваться».

TUT.BY спросил у композитора, не жалеет ли он о случившемся скандале. Ведь реакция многих читателей была отрицательной. «Мнение дилетантов меня не интересует, — ответил композитор. — Я занимаюсь наукой (Эдуард Ханок — автор так называемой „теории волн“), у меня совсем другие мысли в голове. Меня мало ранит то, что пишут. Я не слушаю людей, я к ним прислушиваюсь».

Несмотря на то что композитор отказался подавать в суд, у него были определенные шансы на победу. Так считает Сергей Кухто, глава Белорусского общества авторов, исполнителей и иных правообладателей. Прежде чем дать комментарий, Кухто подчеркивает, что давно любит и уважает всю семью Тихановичей-Поплавских, хорошо знаком с Эдуардом Ханком. Поэтому постарается максимально абстрагироваться от личных аспектов, чтобы никого не обидеть при рассмотрении этой щекотливой темы.

Как уже писал TUT.BY, Эдуард Ханок выдвинул две претензии.

По словам композитора, первая связана с несоблюдением авторского права. В качестве примера Ханок рассказал о вечере памяти Александра Тихановича, который прошел после его смерти во Дворце Республики. «Со сцены говорили, что Александр Тиханович написал замечательные песни. А ни одного автора [музыки, то есть композитора. — Прим. TUT.BY] не подняли, не сказали о них ни одного слова, — возмущается Ханок. — Все [композиторы] сидели, как бедные родственники». В ответ Ядвига Поплавская рассказала TUT.BY, что «тогда ходила, как тень и сомнамбула. А формат вечера не совсем соответствовал тому, чтобы называть фамилию композитора».

При ответе Сергей Кухто просит полностью абстрагироваться от этического и морального аспекта и рассматривать лишь юридический. «Любой творческий работник имеет право быть упомянутым именно как автор того или иного произведения, — говорит Кухто. — Это закреплено законом. Если речь о телевидении, должны быть титры. Возможен другой вариант: о его авторстве должно быть сказано в программке или в афише. Если об авторстве Ханка не упомянули, это нарушение авторского права. Если композитор подаст иск о защите чести, достоинства и деловой репутации, то имеет все шансы его выиграть. Тем более что видеозапись концерта у него есть».

А вот с другой претензией Эдуарда Ханка все сложнее. Напомним, композитор утверждает, что в советское время для исполнения песен не требовалось документов. Но в 2011 году вышел закон об авторских правах, где было четко прописано, как заключить возмездный и безвозмездный договоры. Ханок предложил Ядвиге Поплавской и Анатолию Ярмоленко заключить такие договоры (если возмездный, то с определенной фиксированной суммой).

Сергей Кухто согласен, что в советское время не работало авторское право в современном смысле этого слова. И только с 2011 года начали действовать современные юридические механизмы. На форумах и в социальных сетях многие пользователи возмущались, почему Эдуард Ханок ждал шесть лет. Но, снова-таки, если абстрагироваться от морально-этической стороны, то все происходит в рамках закона. «Автор или общественные объединения, которые занимаются защитой авторских прав, имеют право выставить свои претензии в любой момент — хоть через шесть, хоть через десять лет при условии, если зафиксирован факт нарушения, — утверждает наш собеседник. — Может, они заметили нарушения именно сейчас?». Как говорит Кухто, «Эдуард Ханок, безусловно, имеет право на вознаграждение (отчисление за свою песню). А вот владеет ли он имущественными правами на произведения, точно не известно».

«А кто может владеть такими правами, если не композитор?» — спросил TUT.BY у эксперта. «Тот, кому, возможно, Эдуард Ханок передал или продал имущественные права, — комментирует эксперт. — К примеру, вы работаете в газете. Вы написали статью, ее опубликовали под вашей фамилией. Но правообладателем статьи станет редакция, на которую журналист работает и которая платит ему зарплату. Если вы внештатный сотрудник и пишете по отдельному договору, то в его условиях будет прописано, кому будут принадлежать имущественные права на это произведение. То же самое и с песней. Все регулируется договорными отношениями. Никто этих документов пока не видел. Поскольку Эдуард Ханок демонстрирует такую уверенность, наверное, он владеет этими документами. Но утверждать не берусь. Пока мы не найдем истинного правообладателя этого произведения, все утверждения будут сомнительны».

«Известно, что Ядвига Поплавская создавала аранжировки ко многим песням, — спросил TUT.BY у Сергея Кухто. — Это обстоятельство может повлиять на решение суда?» «Важны любые документы. Если их нет, все права останутся за Ханком, — отвечает эксперт. — Доказать, что кто-то внес какую-то лепту, будет очень сложно. Моральные обстоятельства суд не принимает во внимание».

По словам главы Белорусского общества авторов, исполнителей и иных правообладателей, главная проблема в том, что за советские годы белорусы не научились жить в правовом поле и теперь постоянно сталкиваются с юридическими проблемами.

Спрашиваю у Сергея Кухто, не ожидать ли теперь волны таких исков.

— Вот это и есть самое страшное во всей этой истории. Многие замерли в ожидании, чем все закончится. Если дело бы дошло до суда, и Эдуард Ханок победил, то такие иски неизбежны.

По словам собеседника, в судебном заседании были бы свои плюсы. «Пусть бы решили, кто прав и кто виноват. Это решение стало бы прецедентом для многих». Но при этом Кухто очень надеялся, что противоборствующие стороны смогут решить конфликт мирным путем, не доводя до суда: «Не хотелось, чтобы такое выяснение отношений стало нормой. Поэтому мирное соглашение стало бы достижением нашего творческого сообщества. Я бы гордился своими коллегами».

{banner_819}{banner_825}
-20%
-20%
-34%
-75%
-50%
-11%
-10%
-10%
-25%