Кругозор


Когда разговор заходит о межвоенной архитектуре Минска, обычно вспоминают работы архитектора Иосифа Лангбарда. Иногда даже утверждается, что довоенный город строил исключительно он один. В реальности в столице в 1920-е — 1930-е годы работали ряд талантливых архитекторов, которые создавали новый облик белорусской столицы. Среди них был и Георгий Лавров. TUT.BY приглашает своих читателей в импровизированную прогулку по межвоенному Минску Лаврова. Вместе мы посетим университетский и клинический городки, увидим, как первоначально должны были выглядеть Академия наук и Оперный театр.

Георгий Лавров (справа) в рабочем кабинете на фоне первого проекта Белорусской академии наук. Фото: БГАНТД
Георгий Лавров (справа) в рабочем кабинете на фоне первого проекта Белорусской академии наук. Фото: БГАНТД

Начало работы в Минске: университетский городок БГУ

Георгий Лавров родился в 1896 году в деревне Балахняны Смоленской губернии. Архитектурному мастерству он учился в московском ВХУТЕМАСе, где в начале 1920-х создавалась школа новой советской архитектуры. Преподаватели и студенты художественных мастерских стояли у истоков архитектурного авангарда в СССР, многие из них получили мировую известность благодаря своим проектам в стиле конструктивизма. Окончив учебу, Лавров два года проработал в Москве.

В 1928 году в Минске начали реализовывать проект студгородка БГУ — первая крупная городская стройка в межвоенный период. Студгородок был совместной идеей Лаврова и архитектора Запорожца. Но главным архитектором строительства был назначен сам Георгий Лавров, который для этого перебрался в Минск.

Макет университетского городка БГУ. Из десятка основных зданий и вспомогательных построек к 1931 году было реализовано пять учебных корпусов, три из которых (в том числе геофак БГУ) частично сохранились до наших дней. Иллюстрация из журнала «Беларускі піо
Макет университетского городка БГУ. Из десятка основных зданий к 1931 году было построено пять учебных корпусов, три из которых (в том числе геофак БГУ) частично сохранились до наших дней. Иллюстрация из журнала «Беларускі піонэр» 1929 года

В своей заметке, посвященной 10-летию БГУ, архитектор так описывал стройку: «Фактычна да будаўніцтва прыступлена ў маі месяцы 1928 г. і дзякуючы праяўленай настойлівасьці і энэргіі тысячнага колектыву рабочых будаўнікоў і тэх. пэрсаналу, у лістападзе і сьнежні 1929 г. і студзені 1930 г. пасьлядоўна паступалі ў эксплёатацыю першая 4 корпусы гарадку: мэдыцынскі, анатомічны, прыродазнаўчы і хэмічны, складаючыя 75% агульнага пляну».

Георгий Лавров (второй справа) на строительстве БГУ. Группа инженеров и архитекторов находится на крыше сохранившегося до наших дней здания геофака БГУ, вдалеке на горизонте слева можно увидеть дореволюционный доходный дом, который сейчас находится на пло
Георгий Лавров (второй справа) на строительстве БГУ. Группа инженеров и архитекторов находится на крыше сохранившегося до наших дней здания геофака БГУ. Фото: БГАНТД

Главный корпус БГУ (самая крупная постройка университетского городка) — целиком работа мастера. В облике здания можно проследить основные принципы работы Лаврова как конструктивиста: простота форм, несимметричность, большие площади остекления.

Кроме того, Лавров рационально подходил и к проектированию внутреннего пространства учебного корпуса: широкие коридоры вели в просторные аудитории с прозрачным потолком. В проекте нашлось и место для новых веяний: на крыше главного корпуса предусматривались обустроенные площадки для отдыха и досуга студентов.

Главный корпус БГУ на снимке 1940 года. Фото: НАРБ
Главный корпус БГУ на снимке 1940 года. Фото: НАРБ

В послевоенные годы здание главного корпуса БГУ, поврежденное бомбежками, было восстановлено в измененном виде. Архитектор Заборский постарался придать зданию черты послевоенного неоклассицизма. Получилось не очень: колонны, пилястры и лепнина неорганично смотрелись на аскетичных фасадах довоенной постройки. В восстановленном здании разместился минский Педагогический институт. В таком виде здание простояло до 1980-х, пока на площади Независимости не построили новую высотку. Сегодня часть довоенного здания можно увидеть во внутреннем дворе университета имени Максима Танка.

Минский Педагогический институт, перестроенный архитектором Заборским. 1950-е годы. Фото: фотоальбом «Мiнск у фотаiлюстрацыях», 1958
Минский Педагогический институт, перестроенный архитектором Заборским. 1950-е годы. Фото: фотоальбом «Мiнск у фотаiлюстрацыях», 1958

Серая жемчужина: государственная библиотека БССР

Решение о строительстве отдельного корпуса для государственной и университетской библиотеки было принято в 1929 году. До этого библиотечные фонды размещались в зданиях бывшего архиерейского подворья у Александровского сквера, которые сохранились до наших дней: в Юбилейном доме (пр. Независимости, 26) и бывшей консисторсии (ул. Красноармейская, 1).

Проект библиотеки 1930 года. Светлый высокий объем за главным фасадом здания – это 9-этажное книгохранилище, которое не было реализовано в ходе строительства. Иллюстрация из альбома “Беларусь Савецкая” 1932 года
Проект библиотеки 1930 года. Светлый высокий объем за главным фасадом здания — это 9-этажное книгохранилище, которое не было построено. Иллюстрация из альбома «Беларусь Савецкая» 1932 года

Строить библиотеку начали на Красноармейской улице уже в 1930-м, к 1932 году основные работы были завершены, и в новое здание начали перевозить книги. Торжественное открытие библиотеки состоялось в 1933-м.

Здание государственной библиотеки на завершающем этапе строительства, фото 1932 года из журнала “Чырвоная Беларусь”
Здание государственной библиотеки на завершающем этапе строительства, фото 1932 года из журнала «Чырвоная Беларусь»

Новое здание государственной библиотеки стало самой известной работой архитектора Георгия Лаврова в Минске. Постройка воплощала в себе все самые яркие черты конструктивизма: от решения фасадов и планировок — до материала, из которого выполнена отделка здания. Речь о темно-серой антрацитовой штукатурке, которая блестела на солнце в ясную погоду. Искусствоведы оценили смелое решение парадного входа здания: массивный полукруглый объем, опирающийся на четыре тонкие колонны, выглядел новаторски для начала 1930-х годов.

В войну библиотека уцелела, но пострадали фасады и остекление. Послевоенный ремонт несколько изменил облик здания. В ходе реконструкции 2000-х годов, когда здание бывшей библиотеки переделывали Совету Республики, постройке был возвращен оригинальный вид 1930-х годов.

Новый Минск на окраине старого: клинический городок

В конце 1920-х за Комаровкой вдоль Борисовского тракта (сейчас проспект Независимости) начали возводиться здания в новом архитектурном стиле. В прессе того времени этот район столицы стал называться «Новым Минском». По словам историка архитектуры Николая Щекатихина, из этого нового пролетарского Минска с новой архитектурой и широкими заасфальтированными улицами должно было идти «наступление» на старый мещанский Минск. Тут разместились сразу несколько архитектурных комплексов, проектированием которых первоначально занимался Георгий Лавров. Один из них — клинический городок — единственная завершенная в этом районе работа архитектора, выполненная исключительно по его проекту.

Панорама клинического городка, вид со стороны современного главного корпуса БНТУ. Фото: книга «Дзесяць год БДУ: 1921-1931»
Панорама клинического городка, вид со стороны современного главного корпуса БНТУ. Фото: книга «Дзесяць год БДУ: 1921−1931»

Клинический городок разместился на участке между нынешними улицами Академической, Петруся Бровки и проспектом Независимости. Первоначально комплекс находился в составе БГУ как учебная база медицинского факультета. Но затем стал самостоятельным медицинским учреждением и первым крупным больничным объектом в межвоенном Минске. Клинический городок состоял из четырех основных корпусов: двух терапевтически-хирургических, акушерско-гинекологического и кожно-венерологического, а также из ряда вспомогательных зданий.

Один из корпусов клинического городка на фотоснимке из журнала «Чырвоная Беларусь» 1931 года
Один из корпусов клинического городка на фотоснимке из журнала «Чырвоная Беларусь» 1931 года

Работы по постройке городка велись два года, а в 1931-м комплекс был открыт во время торжеств, приуроченных 11-летию БССР. В войну клинический городок почти не пострадал, клиники заработали вновь вскоре после освобождения Минска.

В последующие годы городок не раз реконструировался. Впрочем, первая перестройка оригинального здания Лаврова произошла еще до войны — в 1938 году акушерско-гинекологический корпус был увеличен на этаж. До нашего времени в измененном виде дошло три основных клинических корпуса и несколько вспомогательных зданий. Сегодня они вместе с послевоенными постройками входят в комплекс первой клинической больницы города Минска.

Один из корпусов клинического городка в 1940 году (фото НАРБ)
Один из корпусов клинического городка в Минске в 2017 году. Фото: Владимир Садовский
 

Один из корпусов клинического городка в 1940 году (фото НАРБ) и сейчас (автор Садовский) — изменения очевидны, за годы эксплуатации у корпуса появился технический этаж, поменялась конфигурация оконных проемов.

Один из корпусов клинического городка в 1940 году (фото НАРБ)
Один из корпусов клинического городка в Минске в 2017 году. Фото: Владимир Садовский

Кардинальные изменения претерпел другой корпус городка: кажется, что на фотографии 1940 года и на современном снимке два разных здания, но это не так.

Академия наук. Чей вклад больше: Лаврова или Лангбарда?

Решение о постройке отдельного здания для Института белорусской культуры (реорганизованного в Белорусскую академию наук) было принято еще в 1928 году. Работу над зданием поручили Георгию Лаврову, и уже в 1930-м году был представлен первый вариант будущего научного комплекса.

Первоначальный проект сильно отличался от привычного вида Академии наук. Главное здание академии имело несимметричный вид и в принципе было выполнено в духе более ранних работ Лаврова.

Ранний проект главного корпуса академии наук.
Ранний проект главного корпуса Академии наук

В ходе обсуждения в проект был внесен ряд изменений: сильно поменялся главный корпус. Судя по иллюстрациям, появившимся в белорусской прессе в 1931 году, измененный проект Лаврова был уже больше похож на построенное здание Академии наук.

Проект главного здания Академии наук, опубликованный в журнале «Савецкая краіна» в 1931 году. Лавров, видимо, впервые в своей архитектурной практике использовал симметричные элементы в композиции здания
Проект главного здания Академии наук, опубликованный в журнале «Савецкая краіна» в 1931 году. Лавров, видимо, впервые в своей архитектурной практике использовал симметричные элементы в композиции здания

Кроме административного здания проект включал в себя также несколько вспомогательных корпусов. Строить лабораторный корпус Академии стали в начале 1930-х еще под руководством Лаврова. Это здание сохранилось, нынешний его адрес — проспект Независимости 68.

Лабораторный корпус выполнен в характерном для Георгия Лаврова конструктивистском стиле и напоминает корпуса БГУ и клинического городка
Лабораторный корпус выполнен в характерном для Георгия Лаврова конструктивистском стиле и напоминает корпуса БГУ и клинического городка

Возведение же главного корпуса затянулось. По некоторым данным, строительство началось только в 1935 году, когда Лавров уже покинул Минск. Руководил стройкой уже Иосиф Лангбард. Ему также поручили переделать первоначальный проект Лаврова. Впрочем, по мнению специалистов, вклад Лангбарда в проект был небольшим: план здания почти не поменялся, были изменены только наружные фасады (конструктивизм сменился стилизацией под неоклассику) и добавлена массивная колоннада, связывающая два крыла здания.

Тем не менее сегодня авторство главного корпуса академии наук обычно приписывают исключительно Иосифу Лангбарду, зачастую забывая о первоначальном проекте Георгия Лаврова и его работе.

Главный фасад Национальной академии наук Республики Беларусь. Работа Иосифа Лангбарда. Фото Владимир Садовский
Главный фасад Национальной академии наук Республики Беларусь. Работа Иосифа Лангбарда. Фото Владимир Садовский

Главный театр страны

В начале 1930-х годов руководство БССР принимает решение возвести в столице государственный театр (оперным он станет лишь в 1933 году). Этот проект, во многом статусный, должен был наглядно показать силу советской экономики, поэтому с параметрами здания решили не мелочиться. Первоначальный проект, выполненный Георгием Лавровым, предусматривал главный зрительный зал на 2250 мест с возможной трансформацией в амфитеатр на 3,4 тысячи мест (для сравнения: сегодня зрительный зал Национального театра оперы может принять 1137 зрителей). В здании также должны были размещаться несколько кинозалов, буфетов, гимнастических залов и другие объекты.

Проект государственного театра архитектора Георгия Лаврова, перспективный вид на фасад здания со стороны сегодняшней улицы Алоизы Пашкевич
Проект государственного театра архитектора Георгия Лаврова, перспективный вид на фасад здания со стороны сегодняшней улицы Алоизы Пашкевич

По периметру главного зала собирались поставить нескольких киноустановок, чтобы совместить театральные спектакли с показом кино. В здании так же предусматривалось множество технических помещений: от котельной и вентиляционных установок до цеха деревообработки и склада декораций. В таком здании могли одновременно находиться 4,5 тысячи посетителей. В проект также входило благоустройство близлежащих территорий — будущий театр должен был разместиться на Троицкой горе (сейчас площадь Парижской Коммуны).

Проект государственного театра архитектора Георгия Лаврова, главный фасад, вид со стороны Пролетарской улицы (теперь улица Янки Купалы). Работа Лаврова – это тот пример, когда конструктивизм начала 1930-х годов и сейчас выглядит современно
Проект государственного театра архитектора Георгия Лаврова, главный фасад, вид со стороны Пролетарской улицы (теперь улица Янки Купалы). Работа Лаврова — это тот пример, когда конструктивизм начала 1930-х годов и сейчас выглядит современно

Первый камень на стройке был заложен только 11 июля 1933 года в годовщину освобождения Минска от «белополяков» (именно это событие советско-польской войны 1919−1920 годов ежегодно широко отмечали по всей БССР до начала Второй Мировой войны). Впрочем, уже в этом году Лавров столкнулся с проблемами.

Проект театра, выполненный исключительно в конструктивистском ключе, уже не соответствовал новой архитектурной политике советского государства. В 1932 году в СССР произошел коренной перелом в архитектурной доктрине. Авангардная архитектура 1920-х годов была признана неудачной и даже вредной. Всем советским архитекторам было поручено не заниматься глупостями, а осваивать классическое наследие архитектур прошлого.

Кроме того, проект Лаврова требовал слишком больших средств на реализацию, а их в БССР все-таки не оказалось. В архитектурном конкурсе, организованном правительством БССР в 1933 году, требования к новому театру формулировались уже скромнее: вначале зал в здании должен был вместить 2 тысячи человек, затем этот показатель уменьшили до 1,5 тысячи.

Макет Белорусского государственного театра, сделанный по первоначальному проекту Лаврова
Макет Белорусского государственного театра, сделанный по первоначальному проекту Лаврова

Похожая история развернулась в 4100 километрах восточнее от Минска. В начале 1930-х годов в Новосибирске также был спроектирован огромный многофункциональный комплекс, первоначально названный Домом культуры и науки, со зрительным залом на 3 тысячи мест.

Здание так же, как и в Минске, было выполнено в конструктивистском ключе и внешне очень походило на проект Лаврова. Но в отличие от Минска, строительные работы в Новосибирске все-таки были начаты, и к 1933 году основной объем здания с гигантским куполом был возведен. Но затем началась перестройка, и в итоге Новосибирский театр оперы и балета был открыт для посетителей лишь в 1945 году.

Сравнение первоначальных проектов театров в Минске и Новосибирске
Проекты, пришедшие на дополнительный конкурс: сверху работа Иосифа Лангбарда, которая получила первый приз, снизу — одна из работ архитектора С. Парыгина, которая не прошла отбор. Несмотря на приличное расстояние между городами и разные архитектурные подходы авторов — у двух этих проектов наблюдается определенное сходство

Георгий Лавров проектировал здания не только в Минске. По его проектам были построены кинотеатр в Орше, а также три корпуса сельскохозяйственной академии в Горках: учебный корпус № 1, общежитие и библиотека. Здания в Горках сохранились в почти неизмененном виде и представляют большой интерес для ценителей межвоенной архитектуры Беларуси.

Источники:

— журналы: «Чырвоная Беларусь», «Савецкая краіна», «Мастацтва і рэвалюцыя», «Беларускі піонэр»;

— книги: брошюра «Изобразительное искусство БССР. 1932 год», І.Куркоў «Мінск незнаёмы: 1920−1940», «Дзесяць год БДУ: 1921−1931», Платун А. М. «Итоги культурного строительства в БССР за 10 лет»;

— архивы: НАРБ, БГАНТД.

{banner_819}{banner_825}
-5%
-20%
-20%
-29%
-10%
-15%
-17%
-30%
-20%