Главное
Минск
Эксклюзив
Деньги и власть
Общество
В мире
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    272812345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    272829303112

Кругозор


Эта публикация — прекрасная возможность позубоскалить тем, кто на вопрос об иммиграции пренебрежительно фыркает: «Чтобы мне с моим дипломом о высшем образовании там посуду мыть и попы чужим детям подтирать?!». Тем, кто тихо злорадствует, узнавая, что семья из соседнего подъезда, уехавшая в Штаты по Гринкарте, вернулась, не выдержав испытаний. И не верит в честно заработанный успех тех, кто не вернулся.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Продолжая заметки о Нью-Йорке, я не претендую на истину, а делюсь ощущением города, в котором прожила пять лет, встретила 30-летие и где планирую жить еще долго и счастливо. Если вам эти наблюдения интересны, если они расширяют ваше представление об американцах и американской культуре, значит, ни мое, ни ваше время не потрачено зря.

Возможно, она также отрезвит тех, кто смотрит на иммиграцию сквозь розовые очки, полагая, что по сравнению с белорусскими 300 у.е. в месяц американские 10 долларов в час позволят им хорошо и безбедно жить.

Есть ли разница в жизни за маленькие деньги в Беларуси и Америке? Как выживают, на чем экономят и какими надеждами тешат себя наши соотечественники, зарабатывая минимальную (а порой и меньше официальной минимальной) зарплату в США?

Выдержки из наших бесед я публикую с разрешения собеседников, условившись, что фамилии разглашены не будут. Бедность — хоть и не порок, но обстоятельство малоприятное. По своему собственному опыту и опыту знакомых могу утверждать, что длится это период в среднем 1−3 года, и первое ощущение относительного финансового благополучия (когда покупаешь продукты, не глядя на ценники, и приближение дня оплаты ренты не вызывает панической атаки) приходит спустя пять лет жизни в новой стране.

А пока оно не наступило… Хорохоримся, разговаривая с родителями по скайпу, осваиваем новые профессии, стараемся смотреть на все с юмором и публикуем в социальных сетях роскошные панорамные снимки с мостами и небоскребами.

Евгений, 30 лет, приехал из Бреста: «В Беларуси я не видел и не чувствовал возможностей заработать»

— В Америке я пять лет. На первую работу — уборка столов в ресторане «Татьяна» на Брайтон Бич — устроился через несколько дней после прибытия, но проработал там всего день. Мой рабочий день длился 16 часов, мне заплатили 80 долларов, я просто офигел, что так мало. Дня через три мне позвонили из пекарни в районе Гринпоинт, там уже платили 8 долларов в час, и поскольку я работал 40−75 часов в неделю, выходило в целом неплохо. За последующие годы кем я только не работал — и доставщиком, и мойщиком посуды, и уборщиком в магазине, и кладовщиком, и строителем, и грузчиком, и даже промышленным альпинистом. Оплачивалось все очень по-разному. Самый низкий доход был, когда доставлял еду из ресторана. Мне платили 5 долларов в час, предполагалось, что клиенты будут оставлять чаевые. Но так как мне давали плохие смены, заказов было мало, и я толком ничего не зарабатывал.

— Как ты планировал свой бюджет? На чем экономил?

— Когда совсем было туго с деньгами, то покупал только самое необходимое, если и покупал, то самое дешевое, не тратился на одежду и развлечения. Отлично помню момент, когда в кошельке оставалась буквально пара долларов, я ехал из одного конца Нью-Йорка в другой и сел не в том направлении в метро. И мне пришлось снова покупать билет. Денег осталось ровно на проезд на следующий день до работы. Это была какая-то случайная подработка грузчиком на чьем-то переселении. Я за день заработал 120 долларов. Тот период был странный, но интересный.

— Каков, по-твоему, минимальный порог месячного дохода для выживания в Нью-Йорке?

— Я считаю, что абсолютный минимум для выживания, на который можно просто выжить при условии, что ты снимаешь койко-место долларов за 400 в месяц, — это 1200 долларов в месяц. Может, можно и на меньшую сумму выжить, но я не представляю как.

— Какие пути ты находил, обдумывал, чтобы повысить свой доход?

— Да путей куча! Брался за любую работу, брал все смены, что давали, и как только чувствовал устойчивость, искал более высоко оплачиваемую работу. Вот и все. Так чтобы я впадал в отчаянье, такого не было. Было тяжело, грустно, обидно, неприятно. Я знаю, что выход есть всегда, иногда нужно просто продержаться еще один день и использовать все возможности. Я знаю, что могу взяться за любую работу, с меня корона не упадет. Припрет — пойду мыть посуду. Таких работ полно, потому что за них никто не хочет браться.

— Вспоминая тот нелегкий период, есть ли что-то, за что ты благодарен тому времени? Возможно, что-то ты переоценил, по другому смотришь на некоторые вещи?

— Да это было крутое время! Первые два года очень классные, хоть и тяжелые. Ты находишься в эйфории от города, изучаешь все вокруг, глаз не замылен. Много знакомств. Меньше требований ко всему, меньше затрат и обязательств.

— С тем доходом, что у тебя сейчас, можешь ли ты сказать, что уверенно стоишь на ногах? Есть ли мысли о том, чтобы перебраться в более дешевый штат, чтобы позволить себе больше?

— Я сейчас уделяю много времени самообучению (курсы программирования), поэтому очень шатко стою на ногах, но у меня есть цели и я к ним иду. Желание переехать в другой штат, город, есть, но не потому, что там жизнь дешевле. Просто хочется чувствовать себя лучше. Мне очень понравилось в Лос-Анджелесе и на Гавайях. Однако это недешевые места для жизни. Я люблю Нью-Йорк, но точно так же его и не люблю, — смешанное чувство. Когда я возвращаюсь сюда откуда-нибудь, то есть ощущение, что вернулся домой, и это приятно.

— В Беларуси у тебя были периоды, когда приходилось выживать?

Да, были периоды, и вот там было страшно: я не видел и не чувствовал возможностей заработать просто даже на день. Был период, когда ел только рис. Как-то работал пару месяцев в «Макдональдсе» на "Пушкинской" станции метро в Минске. В Нью-Йорке я по крайней мере точно знаю, что есть много работы, возможностей. В Минске я в этом не уверен. Бедность и там, и там, разница лишь в том, можешь ли ты, ухватившись за какую-то возможность, чуток окрепнуть и обрести устойчивость.

— Американцы по твоим наблюдениям вообще готовы/умеют экономить?

— Я не могу говорить за всех американцев, но вот один парень с работы как-то рассказал, как он живет: «После работы еду домой и играю в приставку. Никуда не хожу. Просто коплю деньги». На вопрос «зачем?» он не смог ответить. Как и все люди, американцы очень разные, со своими привычками и воспитанием. Выводить общий образ я бы не стал.

Алена, 31 год, из Гродно: «В Беларуси я снимала квартиру, хорошо питалась, отлично была одета, а сейчас, извините за подробность, не могу позволить себе купить новые трусы»

— В США мы прилетели летом 2016 года. У меня с мужем в Беларуси были любимые работы. В профессиональном плане я достигла поставленных целей и понимала, что начала застревать в собственном «болоте». Идея иммигрировать принадлежала мужу. Я не видела себя в Америке, не могла представить, чем буду там заниматься. Но поддержала мужа и последовала за ним. Еще отчасти (возможно, это безумие и бред) меня к переезду толкнуло любопытство. Я очень люблю путешествовать!

Мы планировали, что будем оба работать в США, но на полпути узнали, что я беременна. Еще до перелета США показали свои «зубы». Несмотря на срок и мое положение, пришлось сделать флюорографию. Это были мои первые слезы. Беременные вообще более ранимы, хотя сама по себе я очень выносливый и стойкий человек. Благо одна женщина подсказала, когда лучше делать в этом положении рентген и как минимизировать облучение.

Когда прилетели в Штаты, я была на восьмом месяце беременности. Муж за две недели нашел работу установщиком противопожарных систем (был логистом). Платили ему 14 долларов в час. Меня же нигде не брали. Говорили: «Родишь, приходи». А я думала, как я приду? С кем сыночка оставлю? Английский у меня на плохом уровне. Было очень горько!

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Второй раз я плакала, когда нам пришлось жить у людей, которых я видела впервые в жизни, аж до сентября. Мы не могли снять собственное жилье, а подселяться к кому-то был не вариант, все отмахивались от нас, когда узнавали, что я беременна. В конце концов сняли жилье с помощью агента. Муж был основным добытчиком до середины декабря. В декабре я начала потихоньку набирать клиентов на тренировки и массаж.

Теперь наш день выглядит так: муж работает до 16.00. В 17.00 он дома. Я в это время с сыном и домашними хлопотами. Потом мы меняемся, я бегу тренировать клиентов, он с сыночком. Выходные муж сидит с ребенком, а я работаю. Помню, когда муж остался с сыном в первый раз, то первой его фразой, когда я вернулась, была «Спасай!» А сейчас он у меня молодец. Такие «полевые условия» проверяют семью на прочность. Нас это еще больше сплотило.

Экономить по прилете не могли, да и на чем — на еде? Муж нашел магазин с дешевым мясом, мне страшно вспоминать как мы его ели! Вот мы и растратили свои накопления — 8000 долларов. Все ушло на аренду первого и последнего месяца проживания в квартире, мебель (кровать, полочка, стол со стульями на кухню, детская кроватка). Экономим на всем, нет первой и последней очереди. Мы еле-еле выходим в ноль. Это с учетом wic program и food stamps на ребенка.

Wic program — программа для беременных. Вы приходите в офис, и вам ежемесячно выдают талоны на еду — около 60 долларов во время беременности, 40 долларов во время кормления грудью и 80 долларов на детское питание после прекращения грудного вскармливания. В прошлый раз, когда были в офисе, мой сын мило улыбался сотруднице, и она нам добавила банку смеси (хотя до этого мне сказали, что больше девяти банок не дают). Наулыбал себе детскую ложечку!

В талонах прописаны самые дешевые продукты, некоторые в количестве, что вам столько не нужно, а изменить нельзя — или бери, что написано, или ничего не бери, а если не потратил талоны, потом могут спросить почему.

Food stamps — это программа помощи малоимущим. Чтобы тебе помогло государство, нужно не просто быть бедным, но и прожить в стране пять лет. У нас стаж жизни в США всего полгода, следовательно, нам отказали. Когда сотрудники социальных служб считали доходы и расходы нашей семьи, то пришли к выводу, что у нас после оплаты ренты и счетов остается 300 долларов и на них можно жить. Помощь положена только ребенку, так как он гражданин Америки. На карточку раз в месяц приходит 180 долларов, их мы можем тратить только на продукты, снять наличные нельзя. Если наш доход с мужем изменится, нам нужно об этом сообщить в течение 10 дней, иначе штраф.

Может, нас кто-то осудит за то, что мы пользуемся этими программами. Но как можно прожить на 2000 долларов в месяц, когда арендная плата — 1500, плюс счета за коммунальные услуги, интернет, проезд, связь? Семейный бюджет расписан до цента.

Как ни печально, но нам помогают родители, чтобы мы тут совсем без штанов не остались. Мне стыдно просить у них денег, ведь в Беларуси я сама за все платила и жила на широкую ногу. Снимала квартиру, хорошо питалась, отлично была одета, а сейчас, извините за подробность, не могу позволить себе купить новые трусы, так как сюда я приехала в трусиках побольше — беременная была, а теперь они с меня слетают, хорошо хоть, штаны держат. И смех и грех!

Бедность — она везде бедность, разница лишь в том, что если у тебя есть силы и здоровье, ты можешь найти работу в Америке. А в Беларуси и работы нет, и люди более инертные. С другой стороны, в Америке не хватает душевного тепла. Я вижу по своим клиентам. И неважно, американка это или девочка с постсоветского пространства. От этого еще грустней становится и хочется дарить это тепло людям.

Меня в студенческие годы жизнь научила идти вперед и ни шагу назад. Когда становится невмоготу, мне как женщине проще — выговорюсь, наворчу на мужа и успокоюсь. Иногда я удивляюсь терпению мужа по отношению ко мне. Я его очень сильно люблю! И спасибо интернет-технологиям — разговор с мамой лечит все раны. Вот так и держимся. Еще и стараемся смотреть на все с юмором.

Для меня это все очень сложно. Ведь в Беларуси я могла дать сыну все что угодно! Я вела честную жизнь, платила налоги. А сейчас я ищу детские вещи на распродажах, покупаю продукты за счет государства. Порой мне становится страшно за будущее. Сын подрастет, пойдет в садик, неделя в садике стоит 350 долларов, а дальше школа и колледж, там вообще огромные деньги придется платить. Здесь будто по умолчанию никто не говорит и не рассказывает, как им было тяжело. Стесняются и скрывают, что пользовались программами поддержки малообеспеченных семей. Работает принцип: мы через это прошли, так и вы пройдите! А может, люди просто хотят забыть этот отрезок жизни как страшный сон?

Если бы мы знали о всех трудностях, которые нас здесь поджидают, то сто раз подумали бы, прежде чем иммигрировать. Люди пишут на форумах, что зарабатывают 20 долларов в час и им хватает, но я столько же получала в Беларуси (в студенческие годы поняла, что на зарплату учителя далеко не уедешь, и переквалифицировалась в массажиста и тренера), а цены на жизнь в Беларуси и Америке несопоставимы.

Я не жалуюсь. Знаю, что нужно потерпеть и все наладится. Сейчас сыну 4 месяца. Планы на жизнь самые обычные — помогать людям быть здоровее, купить дом и путешествовать.

Александр, 25 лет, из Гродно: «К бедности люди приводят себя сами»

— В США приехал два года назад, ехали сюда с другом именно с целью заработать. Когда на руках были визы, начали искать работу, чтобы не ехать наобум. В итоге через знакомых нашли работу на стройке и работали там с первого же дня после прибытия в Штаты. Все два года работаю в одном и том же месте, иногда бывают случайные разовые подработки, которые оплачиваются на месте наличными. На основной работе начинал с зарплаты 12 долларов в час. Зарплата постепенно росла, и теперь я зарабатываю 18 долларов в час.

Бюджет планирую просто: сначала оплачиваю необходимые расходы (квартира, проезд, телефон), затем какие-то необходимые (порой незапланированные) приобретения — скажем, новую рабочую обувь, если старая пришла в негодность. Третья статья расходов — питание. От доходов зависит и рацион, и возможность брать что-то с собой на работу, обедать где-то на работе (как правило, фастфуд). Ну а уже исходя из оставшихся после этого средств — различного рода прихоти, развлечения или откладывание в копилку.

Я сравнивал свой подход к планированию бюджета с подходом знакомых и смотрю, что они иначе распоряжаются деньгами. Скажем, если я имею какие-то долги, то почти ничто не может стать важнее, чем отдать их как можно скорее. Я никогда не куплю себе какую-то вещь (вроде телефона\компьютера) в долг. Только если у меня будут на эту «игрушку» деньги, причем желательно свободные, а не последние.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Как-то так получалось, что живя и общаясь в самых разных кругах, я имел репутацию человека, у которого всегда водились деньги. Я никогда не занимал «до получки», не жаловался на безденежье, а обратил на это внимание даже не я, а один мой знакомый, который сказал как-то примерно следующее: «Ты такой человек, который чувствует себя спокойнее, зная, что у него есть какой-то запас».

Получается, у меня не было такого, чтобы денег совсем не было. Когда дело шло к этому, я просто очень сильно затягивал пояс во всех возможных направлениях и старался работать усерднее (брал больше часов, находил вторую работу). Надеяться можно только на себя. Конечно, можно попросить дать тебе больше работы, работу на выходные и вроде бы как надеяться на работодателя, что поможет. Но так или иначе это сводится к тому, как ты себя зарекомендуешь и как данный тебе шанс используешь. В жизни ничто само не придет, нужно так или иначе трудиться, а не просто плыть по течению.

Разговаривая с родней и знакомыми в Беларуси, я вижу, что бедность мы понимаем по-разному. Для меня бедность в США — это когда тебе есть где жить, ты сыт, одет (может быть, и не в Армани, но и не в 10-летних протертых штанах), но не имеешь возможности отложить денег или даже купить себе что-то лишнее. В Беларуси бедность — это ситуация выживания, когда ты от зарплаты до зарплаты считаешь гроши и голова твоя занята тем, как оплатить коммунальные услуги, обеспечить семье пропитание, на что купить зимние ботинки. Это очень разные «бедности». Проблема американцев — кредитные карты. Многие люди тратят деньги, которых у них нет, а затем вынуждены их возвращать, хотя не всегда могут это сделать. У нас дома большинство граждан не имеют возможности тратить «не свои» деньги.

На мой взгляд, к бедности или постоянной нехватке денег люди приводят себя сами. Не беру в расчет варианты каких-то экстренных ситуаций, как внезапные болезни или стихийные бедствия… А имею в виду бедность обычных людей, ничем не обремененных. К бедности приводит то, что люди не могут понять разницу между «нужно» и «хочу». Тратят деньги на то, что им совсем не нужно. Я и сам трачу много денег на всякую чушь и прихоти, но лишь тогда, когда у меня есть лишние деньги на эти вещи, поэтому у меня не возникает таких вопросов, как отсутствие денег на телефоне или нехватка денег, чтобы заплатить за жилье.

Максим, 27 лет, из Владивостока: «Не сразу смирился с мыслью, что придется зарабатывать низкоквалифицированным трудом»

— Еще год назад я бы сказал, что бедность в России и в США — совершенно разные вещи. Но на самом деле это примерно то же самое, но есть огромная разница у класса, который между бедным и средним — он тут находится в более выгодном положении, и быт намного лучше.

Я приехал в США в январе 2014 года с основной целью — выучить язык и посмотреть страну. Далеко не сразу смирился с мыслью, что придется зарабатывать низкоквалифицированным трудом, но выучить язык хотелось очень сильно. Еще в России мне дали контакты агентства по трудоустройству, где мне и нашли работу помощником механика по установке и обслуживанию систем кондиционирования. Оплата была минимальная, но работать было интересно. Агентству мне пришлось отдать свою недельную зарплату (через месяц после трудоустройства), но на тот момент я был рад любой работе, тем более что механик оказался очень интересным человеком и передавал мне свой опыт.

В течение первого года я сменил пять или шесть работ, пока не остановился на работе в отеле «Хилтон» на Манхэттене. Работы оплачивались от 8 до 13 долларов в час, но иногда я делал много часов и получал относительно много для того периода. В «Хилтоне» я проработал полтора года. Начал с должности посудомойщика и оплаты в 9 долларов/час, к концу года меня перевели в инженерный отдел, где я зарабатывал 13−14 долларов в час.

Запас денег, с которым я приехал в Нью-Йорк, быстро истощался. Однако ситуаций абсолютного отчаянья у меня не было. У меня появились друзья, у которых я мог занимать до лучших времен. Кроме того, оставались кредитки из России, которые я закрыл только через год жизни в США. Тяжелые моменты удалось преодолеть благодаря воспоминаниям о лучших эмоциях и напоминанию себе о негативных сторонах жизни в России, которые меня и толкнули попробовать поехать в США и выучить язык. Какой-то особой цели или мечты жить в США у меня не было, но было очень сильное стремление прожить условных 2 года, которые я специально выделил на этот эксперимент и освоение языка.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Крупных покупок особо не было, в основном стандартные траты: жилье, учеба, еда, одежда, велосипед, проезд. Собственно, Нью-Йорк я полюбил именно в тот момент, когда полюбил езду на велосипеде. Изначально метро мне не понравилось и я избегал пользоваться им. Первые месяцы, когда еще не было работы, я мог пешком пройти чуть ли не с Брайтона до Центрального парка, ибо привык очень много ходить и даже 15−20 км меня не пугали, плюс я хорошо изучал город.

Сам факт безденежья я воспринимал как нечто временное и особо не концентрировался на этом. Плюс я уже бывал в очень стесненных финансовых условиях в России, когда учился в университете. Для меня эти первые 2 года в США и были своего рода «возвращением» в бедную студенческую жизнь. Конечно, некоторые привычки остались, и я умею экономить на очень многом, знаю, где купить товары с лучшим соотношением цена/качество, но с сильно возросшими доходами большая часть того опыта становится ненужной. Я всегда стараюсь грамотно делать покупки, но с ростом уровня жизни надо правильно оценивать затраты времени на эту самую «экономию». В США очень много способов жить более экономно и преодолевать периоды безденежья, главное, не застрять в этом периоде.

Ольга, 35 лет, из Минска: «Американцы не способны экономить на еде»

— Моментов отчаяния в Нью-Йорке у меня не было, потому что я всегда знала, что в любой момент могу вернуться домой. Мне на момент переезда было 29 лет, человек взрослый. Я могла бы не работать как минимум год, потому что приехала со своими сбережениями. Но я очень не люблю в них залезать и считаю, что с зарплаты всегда нужно что-то откладывать. Конечно, зарабатывая 1200−1500 долларов в месяц и отдавая 1000 за аренду жилья, это делать нереально. Так у меня было в первый год жизни здесь. Однако я не только оптимист, но и реалист, и знала, что эта ситуация временна и что надо потуже затянуть пояс и потерпеть. Через 2−3 года после переезда, едва получив легальный статус, я пошла учиться в колледж и знала, что все изменится с первой работой по специальности.

Моя первая работа была в ювелирном магазине, 9 часов за 70 долларов 3 раза в неделю. Потом я стала работать еще и в магазине медицинских товаров, 7 часов за 60 долларов 2−3 раза в неделю. Тяжело было найти первую работу, даже, скорее, психологически, ведь для молодой девушки с экономическим образованием, английским и опытом в сфере обслуживания работы предостаточно. Но ситуация осложнялась тем, что я могла работать только за наличные. Я обратилась в агентство, и оно помогло мне найти первую работу. Дальше было легче, я познакомилась с людьми, и две следующие работы находила через знакомых. Я перешла на новую работу уже спустя пару месяцев, по деньгам я не выиграла, зато работа была легче, в офисе, без необходимости стоять на ногах весь день. Каждая моя последующая работа была лучше предыдущей.

Я выживала за счет экономии, ходила по магазинам, покупала то, что на распродаже, впрок — например, могла купить пять пачек масла и четыре положить в морозилку. Не тратила деньги на готовую еду, все готовила сама. Активно пользовалась купонами и внимательно следила за распродажами после праздников — например, конфеты с эмблемой Рождества, Дня благодарения и Дня святого Валентина можно купить с 75%-ной скидкой через 2 недели после праздников. Такой же подход к одежде — покупала вещи в конце сезона на следующий год со скидкой не менее 75%. Если хочешь бесплатно подстричься в NY, то можно стать моделью, и ученик в хорошем салоне тебя подстрижет, можно стать моделью и на окрашивание волос. Можно и зубы бесплатно лечить в ученической стоматологии, но я бы не советовала, ведь волосы отрастут, а зубы нет. С развлечениями сложнее, но есть варианты. Например, бесплатная генеральная репетиция оперы «Евгений Онегин» с Анной Нетребко в Метрополитен Опера.

Не люблю понятия «бюджет», так как считаю, что бюджет мешает пользоваться ситуацией. Чтобы повысить доход, я открыла несколько кредиток и счетов, получая бонус за каждый, от 100 до 500 долларов за карточку. За покупки я расплачиваюсь разными карточками, увеличивая сумму очков, очки перевожу в деньги. Например, сделав покупку карточкой банка на сайте Apple, заработала 2% от покупки, то есть 40 долларов. Неплохо за 1 минуту. Кстати, студентам на сайте Apple скидка, подтверждающие документы не нужны, это сэкономило еще 100 долларов. Кредитная карта «Виктории Сикрет» завалила меня купонами. За 5 лет жизни в Нью-Йорке я получила штук 30 бесплатных трусиков.

Через 5 лет после переезда моя первая работа после колледжа с зарплатой в 60 тысяч в год позволила мне почувствовать уверенность в завтрашнем дне. Я знаю, что у меня есть перспектива и что с каждым годом я буду зарабатывать больше. Я переехала из подвального помещения в хорошую квартиру с балконом, но в плане потребления мало что поменялось, все так же экономлю.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Сама делаю себе маникюр. Американки очень удивляются, когда узнают, что можно красить ногти самой. Зато экономят на обуви и колготках, бегают зимой с голыми ногами и в балетках, и считают это нормальным делом. У американцев другое отношение к деньгам, они не способны экономить на еде, только на кофе некоторые тратят 200 долларов в месяц, что немудрено (мой кофе в «Старбаксе» стоит 6 долларов). Коллеги на работе каждый день покупают себе ланч (10−15 долларов) и считают это вполне необходимой статьей расхода. Бороться с чувством голода американцы не умеют, даже бедные студенты в моем колледже стояли в очереди к автоматом с едой и напитками, где цены вдвое выше, чем в магазине.

Мария, 24 года, из Москвы: «У меня оказалось меньше проблем с трудоустройством, чем у мужа, который здесь родился и вырос»

— Я переехала в Нью-Йорк в 2015 году вместе с мужем и сыном. Муж — американский еврей, вырос в Бруклине, переехал в Израиль после школы. Мы познакомились в Израиле, где жили около двух лет, и потом год в России. Первые несколько месяцев в Штатах мы прожигали остатки наследства его дедушки. Я работала из дома переводчиком для русского ТВ, но, скорее, для опыта и интереса, платили мне в рублях, а рубль сильно упал тогда. Мы путешествовали, тусовались, машину купили. Как все закончилось, муж начал искать работу, пока я сидела с ребенком. Ничего стабильного он не нашел, подработки в основном. Жили мы в доме с его родителями, они были не против, так что с крышей над головой проблем не было. В первую очередь старались, чтобы у сына все было: памперсы, еда, игрушки. Все расходы связанные с машиной, мы, конечно, не могли себе позволить, и не так она и была нужна, так что продали. Я всегда пыталась справляться самостоятельно, но иногда приходилось просить денег у родителей, благо они всегда помогут, если нужно. В сложных ситуациях муж часто говорил о переезде. В России он занимался репетиторством и получал достаточно, чтобы содержать семью. Довольно странно, что у меня оказалось меньше проблем с трудоустройством, чем у человека, который здесь родился и вырос.

Как-то один из друзей мужа рассказал о сайте эскорта. Я зарегистрировалась, стала ходить на свидания с богатыми мужиками за деньги, все цивильно, без интима. Дела пошли в гору. Я узнала, что такое легкие деньги. Когда жила в России, и не думала, что кто-то заплатит мне пару сотен, чтобы поужинать со мной в ресторане. Думаю, что нужно этим пользоваться, пока внешность позволяет. На одном из таких свиданий я познакомилась с харизматичным бизнесменом, который все время жаловался на своего ассистента. И через пару свиданий он сказал, что эскорт из меня никакой, ни каблуков, ни маникюра, но на работу бы он меня взял. В итоге ассистента своего он уволил, и я стала на него работать. Не буду вдаваться в детали бизнеса, скажу, что его семья родом с Сицилии и платили мне наличными. Работала 6 дней в неделю за 10 долларов в час, но там я получила базовые навыки офисной работы, что потом мне очень помогло.

— Ты профессиональный музыкант. Ты могла бы здесь зарабатывать, занимаясь только тем, что нравится?

— Я играла в нескольких барах и ресторанах, в основном для себя, поэтому просила немного. Пыталась давать уроки. Я взялась бы за любую подработку, связанную с игрой на фортепиано, чисто для удовольствия. А так я уже второй год работаю в небольшой медицинской компании, плачу налоги, плачу по счетам, долгов нет. Может быть, через пару лет у меня даже появится сберегательный счет. Есть такая еврейская мудрость: если проблему можно решить за деньги, это не проблема, это расходы. Сейчас я начинаю это понимать.

Алиса Ксеневич

Переехала в Нью-Йорк 5 лет назад. До этого в Беларуси 5 лет работала корреспондентом газеты «Обозреватель», писала для «Женского Журнала» и Milavitsa.

За время жизни в Нью-Йорке написала книгу «Нью-Йорк для жизни», которая продается на «Амазоне».

TUT.BY публиковал главы книги на портале.