/

Когда-то первыми леди называли лишь жен президентов США. Теперь так именуют спутниц глав государств во всем мире. TUT.BY вспомнил, кто был женами руководителей Беларуси, и узнал, как любовь нашла Петра Машерова в кресле стоматолога, почему жена Станислава Шушкевича не пустила супруга в Дрозды и кто из руководителей Беларуси не постеснялся завести служебный роман (подсказка — таких смельчаков было несколько).

Служебный роман с начальником

Вильгельм Кнорин. Фото: lkrkrp.narod.ru
Вильгельм Кнорин. Портет его жены отстуствует в открытых источниках. Фото: lkrkrp.narod.ru

Почти все довоенные руководители Беларуси были расстреляны. Трагическая судьба ждала и их жен.

После революции сельская учительница Нина Жигалова увлеклась художественной самодеятельностью. Как способную актрису в 1920-м ее отправили в Москву — поступать в театральную школу. Но на экзамены Нина опоздала — и пошла на вечерние режиссерские курсы к великому Всеволоду Мейерхольду. Днем же Нина работала в ЦК партии большевиков. Сначала курьером, потом перешла в информационный отдел. В 1922 году его возглавил Вильгельм Кнорин, только что переведенный в Москву из Минска (он руководил БССР в 1920−1922 и 1927−1928 годах). Вскоре начался служебный роман, который в 1924-м завершился регистрацией брака.

С режиссерской карьерой пришлось покончить, тем более что у Кнориных родилось двое детей. На момент ареста экс-руководителя Беларуси (1937) семья проживала в знаменитом московском «Доме на Набережной». В двухкомнатной квартире имелись газ и горячая вода (большинство москвичей в те годы готовили на примусе и керосинке и мыться ходили в баню).

Первое время после ареста жене Кнорина даже разрешали передавать мужу продукты. Она не знала, что такое было возможно только с разрешения следователя. Ведь после пытки паяльной лампой (кожа на спине была выжжена до костей) экс-лидер БССР подписал все, что от него требовалось. Но вскоре Нину арестовали и осудили на восемь лет лагерей как «члена семьи изменника Родины».

Свой срок Кнорина отбывала в Темниковских лагерях (что в Мордовии), в Сегеже и в Казахстане. Она корчевала пни, была вышивальщицей, бухгалтером, банщицей. На удивление, в 1946 году ее освободили, в 1955-м реабилитировали и вскоре разрешили вернуться в Москву. Нина Кнорина умерла в 1990-м на 89-м году жизни.

«Сын служит в армии и ворует, где же старику больше взять такие сапоги»

Блюма Гамарник. До и после ареста

Судьба следующей первой леди была еще более драматичной. Блюма Авербух была старой большевичкой (так называли людей, вступивших в партию до Октябрьской революции). С мужем, Яном Гамарником (руководитель БССР в 1928—1929 годах), она познакомилась в 1918 году, когда будущие супруги боролись в одесском подполье против «белых».

Гамарники были известны как пуритане и идеалисты. «Ко мне из Киева в Москву каждый год приезжает отец и просит у меня мои старые кожаные сапоги, а я не даю, — рассказывал Гамарник. — Увидят его знакомые рабочие в этих сапогах и скажут: «Сын служит в армии и ворует, где же старику больше взять такие сапоги». Когда другие советские чиновники купались в роскоши, Ян и Блюма спали на солдатских кроватях, которые возили с собой со времен Гражданской войны. В середине 1930-х Блюма рассказывала подруге, что она испытывает чувство неловкости, когда к ним кто-либо приходит: часто гостя было нечем угостить.

Ради объективности, личная скромность не мешала Гамарнику поддерживать насильственную коллективизацию и чистки армии от «белых».

В 1937 году Гамарник был начальником Политуправления РККА и заместителем наркома обороны. Когда начались аресты в его окружении, Гамарник понял, что его ожидает, и застрелился. Блюму сослали в Астрахань, а потом арестовали как «члена семьи изменника Родины». В материалах дела утверждалось, что террористическая группа, в которую входила Гамарник, готовила «террористические акты против руководителей ВКП (б) и советского правительства».

Блюма получила восемь лет лагеря, потом еще десять. Но в июле 1941 года ее расстреляли. Реабилитировали, как водится, уже посмертно. Любопытно, жена Гамарника была связана с литературой: ее сестра Маня была замужем за поэтом Хаимом Бяликом, классиком еврейской литературы.

Дамский клуб для игры в карты

Семья Мазуровых. В центре Янина и Кирилл Мазуровы. Фото: bel-jurist.com
Семья Мазуровых. В центре в первом ряду Янина и Кирилл Мазуровы. Фото: bel-jurist.com

Янина Леонович подружилась с Кириллом Мазуровым (возглавлял БССР в 1956—1965 годах) в 1940-м: оба работали в белорусском комсомоле. Но создать семью помешала война: Янину эвакуировали в тыл, а Кирилл после службы на фронте был отправлен на оккупированную территорию. Три года они не знали о судьбе друг друга. Встретились в конце 1943-го, а после победы зарегистрировали брак.

Янина Станиславовна закончила педагогический институт, где и работала до середины 1960-х. В 1958-м Мазурова защитила кандидатскую диссертацию по истории. Тема: «Государственные трудовые резервы БССР и их роль в подготовке квалифицированных кадров рабочих (1944−1950 гг.)».

В 1965 году Мазурова назначили первым заместителем Председателя Совета министров. Любопытно, что члены Политбюро, куда входил и Кирилл Трофимович, практически не общались между собой в свободное время. Все опасались, как бы их не обвинили в попытке заговора. А вот на их жен такие ограничения не распространялись. Инициатором встреч была именно Янина Мазурова. Как рассказывал Виктор Кузовлев, который многие годы охранял экс-лидера БССР, чаще всего гости (среди которых была и Виктория Брежнева) собирались именно на даче Мазуровых для игры в канасту (разновидность карточной игры).

Как рассказывает тот же Кузовлев, по поручению жен членов Политбюро он организовывал им поездки на выставки иностранных товаров легкой индустрии, которые проводились в ВДНХ и в Сокольниках. А также на предприятия парфюмерной промышленности Москвы, где им предлагались образцы кремов, шампуни и другая продукция.

Янине Мазуровой был отмерен долгий век: она скончалась в 2007 году в возрасте 86 лет, пережив супруга почти на два десятилетия.

Встреча — в кресле стоматолога

Петр Машеров и его жена Полина Андреевна. Фото: narb.by
Петр Машеров и его жена Полина Андреевна. Фото: narb.by

Любовь приходит к человеку в самые неожиданные минуты. Петр Машеров (руководитель Беларуси в 1965—1980 годах) впервые увидел будущую жену, когда пришел лечить зубы. Хотя, если быть точным, первой с Полиной Галановой познакомилась Ольга, сестра Петра.

Еще до войны она отправилась в районную поликлинику и попала на прием к Галановой, которая заменяла врача, ушедшего в отпуск. Ольга была так очарована красотой врача, что «пришла домой и сразу побежала к Петру, чтобы поделиться своими впечатлениями. Я все с таким восторгом ему рассказывала, что на следующий день он пошел лечить зубы».

Молодые люди познакомились. Потом они встретились в библиотеке, ходили в кино, катались на лодке по озеру, расположенному рядом с Россонами (там и произошла их встреча).

В начале войны Полина, призванная в армию как медик, попала в плен. Ей удалось бежать. Вскоре по заданию подпольщиков она стала работать в немецкой амбулатории. А потом ушла в партизанский отряд, который возглавлял Машеров и участвовала с ним во всех боях.

Это была очень гармоничная пара. «Я помню, как он не находил себе места, не мог работать, когда Поля тяжело заболела и лежала в больнице в Москве, — писала сестра Машерова о более позднем периоде, когда ее брат уже возглавлял БССР. — <…> он был неузнаваем, для него существовала только Поля и боль за нее».

Полина Андреевна пережила мужа на несколько десятилетий и скончалась в 2002 году.

Жена — бывшая студентка

Фото из домашнего архива семьи Шушкевич
В 1994 году Ирина Шушкевич принимала в Минске Хиллари Клинтон. Фото из домашнего архива семьи Шушкевич

Станислав Шушкевич — пожалуй, единственный из руководителей Беларуси, который женат дважды. В 37 лет он развелся с первой женой и ушел жить в общежитие. Чуть позже Шушкевич познакомился с Ириной, у которой читал лекции. Девушка была младше него на 19 лет. Как шутил политик, он поставил Ирине, круглой отличнице, первую четверку в ее жизни. Вот, мол, и пришлось пожениться.

В 1991 году Станислав Шушкевич стал спикером Верховного Совета. По новому статусу ему предложили бывшую дачу Машерова, которая находилась в Дроздах. Семья отправилась на экскурсию, но большой дом Ирине не понравился, и она отказалась туда переезжать.

Поэтому в свободное время Шушкевич отдыхал на даче, полученной еще во время работы в БГУ, а в резиденции время от времени проводились встречи «без галстуков».

Пожалуй, именно Ирину Шушкевич можно считать первой белорусской леди в полном смысле этого слова. Ведь она впервые вышла из тени (в которой добровольно находились другие жены) и вместе с мужем участвовала в зарубежных визитах. А в 1994 году Ирина Шушкевич принимала в Минске Хиллари Клинтон, которая прибыла в Беларусь в качестве первой леди США.

Как рассказывала госпожа Шушкевич TUT.BY, о предстоящем визите она узнала накануне вечером. «Программу визита составляла служба протокола, — вспоминает она. — От меня не требовалось никакой подготовки, никаких речей. Да и какие речи? Там у Клинтона были речи, а у нас нет». Между собой первые леди общались через переводчика. Лишь когда ехали в машине из аэропорта, обошлись без него. Поскольку дочь четы Клинтонов занималась балетом, Хиллари и Ирина вместе посетили Оперный театр и посмотрели балет «Кармина Бурана».

«Приходил на свидания из Александрии — четыре километра сюда, четыре километра обратно»

Фото из биографической книги Жигоцкого. Автор: Снежана Инанец
Александр Лукашенко и Галина Желнерович, Могилевский пединститут, 1973 год. Фото из биографической книги Жигоцкого

Супруга Александра Лукашенко — одна из самых закрытых первых леди. С будущим супругом Галина Желнерович познакомилась еще в детстве: они учились в одной школе с разницей в один год. Когда будущий президент учился в 10-м классе, а Галина — в 9-м, они начали встречаться.

Елена Федоровна Желнерович, мать Галины, которая работала завучем в этой школе, одобряла их отношения: «Парень неплохой, развитый, умный, симпатичный, никаких претензий у меня к нему не было. Никакой грубости, молодец». В интервью «первая леди» рассказывала, что будущий муж «ко мне приходил на свидания из Александрии — четыре километра сюда, четыре километра обратно. В любую погоду: дождь, метель, снег».

После школы Александр и Галина один за другим поступили на истфак Могилевского пединститута. Когда Галина закончила три курса, они поженились.

В 1994 году, после первых президентских выборов Лукашенко окончательно перебрался в Минск, а вот «первая леди» осталась на Шкловщине. В начале «нулевых» она работала в Шкловском райисполкоме главным специалистом по оздоровлению и санаторно-курортному лечению. Теперь скорее всего на пенсии (сейчас Галине Родионовне 62 года). Елена Федоровна Желнерович рассказывала TUT.BY, что ее дочь «не обижена ни Богом, ни судьбой».

Несколько лет назад Александр Лукашенко подробно рассказывал о своей личной жизни в интервью Ксении Собчак. Отвечая на вопрос, разведен ли он сам, президент ответил, что не видит в этом смысла. «Я не хочу травмировать мать моих детей».

Глава государства признался, что никто от него не требует развода: «Сколько мой Коля встречался с моей Родионовной, он ни в жизни ей слова не сказал. И мама его не против».

-21%
-35%
-35%
-27%
-51%
-21%
-50%
-25%