Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Кругозор


Они похищали из Аргентины нацистских военных преступников, вместе с сыном Штирлица спасали Краков и выполняли секретные поручение Иосифа Сталина. TUT.BY вспомнил пять самых известных разведчиков, родившихся в Беларуси. Спецоперации, разработанные и реализованные ими, без преувеличения изменили мир и помогли государствам, которым они служили.

Пожалуй, самым известным представителем спецслужб, родившимся на территории современной Беларуси, был Феликс Дзержинский. Первый руководитель ВЧК (организация — предшественник КГБ) появился на свет в сентябре 1877 года в имении Дзержиново современного Столбцовского района. Но прямого отношения к разведке «железный Феликс» все-таки не имел. Иностранный отдел ВЧК возглавляли другие люди. Кроме того, Дзержинский скорее был кабинетным руководителем, чем практиком, поэтому не тянет на статус белорусского Джеймса Бонда. Поэтому наш рассказ о других пяти уроженцах Беларуси, которые прославились своими дерзкими операциями. Как оценивать их деятельность? На этот вопрос каждый читатель TUT.BY ответит сам.

Создатель «Моссада» из Витебска

Иссер Харель. Фото: migdal.org.ua
Иссер Харель. Фото: migdal.org.ua

Специалисты традиционно называют три лучшие разведки мира: КГБ (точнее, речь о первом разведывательном управлении этой организации), ЦРУ и «Моссад». Одним из основателей и первых руководителей израильской спецслужбы был Иссер Харель (настоящее имя Израиль Гальперин). Он родился в 1912 году в Витебске и был младшим сыном местного коммерсанта. После революции его семья потеряла все свое имущество и эмигрировала в Латвию, откуда Харель перебрался в Палестину.

Официально «Моссад» был создан в апреле 1951 года. Его первый директор Реувен Шилоах был хорошим теоретиком, но не практиком. Поэтому в сентябре 1952-го сам добровольно подал в отставку. Его место занял Иссер Харель, который занимал эту должность более десяти лет. Новый директор добился увеличения бюджета организации в 10 раз. Принципы его работы — экономия, недоверие к технике и повышенная секретность — на долгие годы стали основой для работы организации.

Уроженец Витебска был единственным человеком в истории Израиля, который одновременно руководил разведкой и контрразведкой. Фактически, Харель являлся человеком № 2 в стране, поскольку подчинялся лишь премьер-министру и курировал деятельность всех спецслужб страны.

Самой выдающейся операцией Иссера Хареля считается поимка нацистского военного преступника Адольфа Эйхмана. Сотрудник гестапо, он занимался «окончательным решением еврейского вопроса». После Второй мировой войны Эйхман укрылся в Аргентине, где годы спустя его нашел «Моссад». Опасаясь, что руководство страны, которое с симпатией относилось к нацистам, откажется от выдачи Эйхмана, Харель и другие руководители страны решили похитить его.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

В мае 1960 года немецкий преступник был схвачен прямо на улице Буэнос-Айреса. Ему сделали укол транквилизатора и тайно вывезли в Израиль, где по решению суда Эйхман был казнен. До этих событий имя Хареля оставалось в тайне. После захвата Эйхмана он появился на заседании парламента, посвященного этому событию. Позднее руководитель «Моссада» написал об этой операции книгу «Дом на улице Гарибальди» (в переводе на русский она вышла под названием «Похищение палача»).

По мотивам похищения был снят фильм «Человек в стеклянной будке», главную роль в котором сыграл Максимилиан Шелл.

Иссер Харель умер в Иерусалиме в 2003 году, прожив 91 год.

Похищение в центре Парижа

Яков Серебрянский в московском дворике. Начало 1930-х годов. Фото: k2x2.info
Яков Серебрянский в московском дворике. Начало 1930-х годов. Фото: k2x2.info

В 1930 году на одной из парижских улиц трое мужчин, одетые в полицейскую форму, остановили для проверки документов русского генерала Александра Кутепова, одного из наиболее активных представителей белой эмиграции. Под предлогом проверки документов Кутепов был вынужден сесть в машину. Что с ним было потом — неизвестно. По одной из версий, он оказал нападавшим сопротивление и был ими убит. По другой, скончался от сердечного приступа по дороге в Москву. По третьей, его расстреляли уже на Лубянке. Любопытно, что Кутепов стал одним из героев советского фильма «Операция «Трест», который вышел на советские экраны в 1960-е.

Похищением Кутепова руководил Яков Серебрянский, один из руководителей советской разведки на Западе. Он родился в 1891 году в Минске в бедной еврейской семье, окончил четырехлетнее городское училище. В 1909 году его арестовали за хранение «переписки преступного содержания» (Серебрянский входил в партию эсеров), а также по подозрению в убийстве начальника Минской тюрьмы, в котором он якобы участвовал. Яков просидел год в тюрьме, а потом был выслан из города.

В разные годы уроженец Минска работал в Израиле и США, Бельгии и Японии. Финал его жизни был типичен для того времени: в 1938-м Серебрянского арестовали. В начале Великой Отечественной войны выпустили, но в 1953-м, после смерти Сталина, вспомнили о прошлых грехах. Серебрянский был вновь арестован, а через три года умер в Бутырской тюрьме во время допроса.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Любопытно, как ярые сталинисты зачастую могут быть родственниками людей, которые придерживаются прямо противоположных взглядов. Племянница жены Серебрянского была замужем сначала за поэтом Евгением Винокуровым, а потом за прозаиком Анатолием Рыбаковым, автором антисталинского романа «Дети Арбата».

Охота на Троцкого

Фото: analitic.livejournal.com
Наум Эйтингон. Фото: analitic.livejournal.com

В конце 1930-х годов главным объектом, за которым охотилась советская разведка, стал Лев Троцкий. В прошлом «человек № 2» в неофициальной советской иерархии, ближайший соратник Ленина, он воспринимался Сталиным как свой главный противник. После ряда переездов семья Троцкого обосновалась в Мексике. Особняк опального политика был укреплен как крепость, а Сталин как можно быстрее требовал голову своего злейшего врага.

По предложению руководства непосредственным организатором операции по уничтожению Троцкого был назначен Наум Эйтингон, родившийся в 1899 году в Шклове. Дед будущего разведчика был присяжным поверенным Шкловского уездного и Могилевского окружного судов. Сам Наум учился в могилевском коммерческом училище, служил в Могилеве и Гомеле, где и стал работать на спецслужбы.

Эйтингон сформировал две террористические группы, члены которых не знали о существовании друг друга. Первую возглавил знаменитый мексиканский художник Сикейрос. В одну из майских ночей 1940 года он вместе с группой ворвался в дом Троцкого. В течение 10−15 минут они расстреливали спальню политика, но тот чудом уцелел. Но вторая группа достигла своей цели.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Еще во время Гражданской войны в Испании Эйтингон завербовал местную коммунистку Марию Каридад Меркадер, а также ее сына Рамона. Именно Меркадер-младший, внедренный в окружение Троцкого, пронес в особняк под плащом ледоруб и нанес политику удар, от которого Троцкий через некоторое время скончался.

Любопытно, что дальнейшая судьба Эйтингона частично была связана с его родиной. Во время операции «Багратион» он боролся в белорусских лесах против немецких диверсантов, а уже после войны — против «лесных братьев», которые действовали в Западной Беларуси и Литве.

После ареста Берии Эйтингон был арестован и отсидел в тюрьме 12 лет. Затем работал старшим редактором в издательстве «Международная книга» и умер своей смертью в Москве в 1981 году. Уже после распада СССР Эйтингон был реабилитирован. Хотя уже тогда в прессе обсуждали правомерность этого решения.

Белорус и сын Штирлица, которые спасли Краков

Алексей Ботян и Владимир Путин. Фото: vokrug.tv
Алексей Ботян и Владимир Путин. Фото: vokrug.tv

В 1967 году популярный советский писатель Юлиан Семенов написал книгу «Майор Вихрь» — роман из цикла о советском разведчике Максиме Исаеве (Штирлице). «Майор Вихрь» предшествовал «17 мгновениям весны» как по времени написания (самая известная книга Семенова вышла через два года), так и хронологически: действие «Майора» происходила в 1944 году, «17 мгновений» — на год позже.

Согласно сюжету, немцы готовятся взорвать Краков. Чтобы не допустить этого, советские спецслужбы забрасывают в город диверсантов под руководством майора Вихря. Кроме него, в группе было еще два человека. Позже окажется, что один из них, Коля, является сыном Штирлица.

Прототипом майора Вихря оказался Алексей Ботян, который родился 100 лет назад — 10 февраля 1917 года в деревне Чертовичи современного Воложинского района. По официальной версии, Ботян — во время войны руководитель разведывательно-диверсионной группы — был направлен в тыл противника. Группа Ботяна захватила в плен ценного «языка», он рассказал о складе взрывчатки, которой немцы хотели взорвать исторический центр города. Под видом грузчика в здание был внедрен польский патриот, который в последний момент сумел уничтожить склад. За этот подвиг Алексей Ботян уже в 2007 году получил звание героя России. Правда, некоторые современные польские историки сомневаются в этой истории, называя ее мифом.

Многие операции с участием белоруса, а он находился в штате КГБ до 1980-х, до сих пор засекречены. 100-летний Ботян живет в Москве. Любопытно, что недавно до него дозвонились журналисты «Радио «Свобода». В разговоре с ними разведчик назвал белорусский язык родным и признался, что регулярно приезжает на родину.

Начальник разведки, читавший Якуба Коласа

Фото: e-news.su
Юрий Дроздов. Фото: скриншот видео

«Я родился в 1925 г. в Минске в семье военнослужащего. Если верить архивным данным, мое рождение было отмечено тем, что коллектив служащих «Белбумтреста», где работала мать, преподнес ей поздравительный адрес, а мне «соску советского производства».

В Минске есть большой мост, переброшенный над железнодорожными путями, бегущими в сторону станции Негорелое и далее к Польше и Литве. В детстве, в самом начале 30-х годов, я любил поджидать идущий внизу по рельсам поезд и с тревогой ожидать, когда меня окутает облако дыма и пара, поднимавшееся из паровоза выше моста. Затем я перебегал на другую сторону моста и долго смотрел вслед поезду, пока он не скрывался из виду. Стальная колея звала в дорогу перестуком вагонных колес на стыках. Мать чувствовала: это пробуждение духа странствий, страсти к скитаниям, к непоседливой жизни. Она оказалась права". Так начинаются мемуары «Записки начальника нелегальной разведки», которые написал Юрий Дроздов.

Генерал-майор КГБ в отставке, он достиг в СССР всех высот. Был резидентом КГБ в Китае и США, в 1979—1991 годах возглавлял нелегальную разведку СССР. Его отец был русским офицером, который перешел на сторону большевиков, а вот мать была родом из Лепельщины. Интересно, что Дроздов с интересом читал белорусскую литературу. В воспоминаниях он сравнивает своего дедушку с героем Якуба Коласа: «Для меня он — как дед Талаш из „Дрыгвы“ Якуба Коласа: простой, добрый, отзывчивый и несгибаемый человек».

Среди операций, в которых принял участие Дроздов, наибольшую известность получили две. Это обмен советского разведчика-нелегала Рудольфа Абеля на американского летчика Пауэрса в 1962 году (помните фильм «Шпионский мост» с Томом Хэнксом?). А также штурм дворца афганского президента Амина в 1979-м, который предшествовал входу советских войск в Афганистан.

Теперь 91-летний Дроздов проживает в Москве.