/

Зубры дерутся друг с другом на просторном лугу. Тысячи фламинго поднимаются над берегом моря. Бобр показывает свою мордочку из реки. Всю эту красоту, запечатленную на фото и видео, белорусы могут увидеть благодаря работам фильм-студии «Авес». TUT.BY поговорил с ее создателями и узнал, как звери нападали на коптер, когда зубры вели себя, как люди, и в каких ситуациях съемки могли стоить сотрудникам жизни.

Семья Бышневых — создатели фильм-студии «Авес». Слева направо: Игорь, Наталья, Никита и Илья

«Видел на экране монитора, что коптер атакует птица»

Фильм-студия «Авес» — это совсем небольшая команда. Ее основа — семья Бышневых: Игорь и Наталья (муж и жена), а также Никита и Илья (их дети). Вначале «Авес» был исключительно семейным проектом. Теперь штат студии немного расширился за счет приглашенных специалистов.

Пока семья собирается к месту встречи, оборону за весь «Авес» держит Никита. Выпускник биофака БГУ, он ради съемок кино ушел из аспирантуры, где занимался генетикой человека. «Это все равно работа в кабинете, стационарном боксе, в перчатках и халате. Однообразно. А тут жизнь», — говорит Бышнев-младший. В «Авесе» Никита специализируется на специальных съемках: например, аэро- и подводных.

Спрашиваю у анималиста, нападали ли на него звери. «На меня — нет, на коптер — да, — говорит Никита. — Дерущиеся животные вообще не обращали на него внимания. Другие звери видели его впервые в жизни, поэтому реагировали с любопытством. Например, у нас есть видео, где лось подходит к коптеру и нюхает его. Цапли на него не реагировали никак. А вот когда аппарат летал вокруг гнезда орлана-белохвоста, тот перешел в нападение. Я видел на экране монитора, что он атаковал коптер, ведь территория вокруг гнезда — это зона его ответственности. Пришлось уворачиваться и отлетать. Случались ситуации, когда другие хищные птицы ловили коптер когтями».

Постепенно за одним столом собирается вся семья. Любопытно, что профильное образование из них получает только Илья, который учится в Академии искусств. Игорь Бышнев, как и Никита, закончил биофак БГУ, Наталья имеет музыкальное образование (впрочем, она не только работает оператором, но и пишет музыку для фильмов).

Фотоработы фильм-студии "Aves". Фото: aves.by
Фотоработы фильм-студии Aves. Фото: aves.by

К возможным обвинениям в «любительстве» в семье относятся спокойно. «В анималистике надо знать две вещи: биологию и технику кино, — говорит Игорь Бышнев. — Вопрос, как поступить: биологу переквалифицироваться в киношника или киношнику в биолога. Как правило, первый путь проще». По словам нашего собеседника, в анималистике, как правило, работают именно бывшие биологи, которые понимают психологию животных, биологию и экологию. «Иначе в лесу тебе понадобится проводник, который объяснит, какая птица поет», — говорит наш собеседник.

После школы Игорь поступил на биофак БГУ, защитил диссертацию по орнитологии и 14 лет работал научным сотрудником в Березинском заповеднике. Потом вместе с коллегами создал организацию «Ахова птушак Бацькаўшчыны». Написал несколько книг и, как смеется Игорь, при первой возможности улизнул из науки. В 2000 году он снял как режиссер свой первый фильм.

Сперва анималисты работали по заказу белорусского видеоцентра, позже зарегистрировали ИП. Фильм-студию «Авес» (с латыни это слово переводится как «птицы») Бышневы создали, когда появились более солидные заказчики: министерства, представители программы развития ООН и даже Лейла Алиева, дочь президента Азербайджана Ильхама Алиева. О ней и о работе в Азербайджане сотрудники «Авеса» рассказывают с восхищением.

«Охрана у дочери президента работала грамотно и незаметно»

Но прежде чем начать рассказ об Азербайджане, посмотрим видео, снятое «Авесом» в этой стране специально для TUT.BY. На нем вы можете увидеть фламинго, взлетающих над морем.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

«Мы приехали в парк, расположенный на побережье Каспийского моря, — рассказывает Игорь Бышнев. — Хотели снять зимующих птиц — в том числе и фламинго. Неделя съемок прошла безрезультатно. Звоню своим друзьям из другого заповедника, расположенного на расстоянии в 500 километров, на границе с Ираном. Нам говорят, что у них зимуют около 15 тысяч фламинго. Звоню в Баку, там выделяют транспорт, и мы отправляемся в путь. Добираемся поздно вечером в какую-то тмутаракань. На море ветер, и мы понимаем, что можем снять только назавтра рано утром. Если выглянет солнце. Если не будет ветра. Если ничего не сломается. И в конце концов все получается».

Уже несколько лет семья снимает фильмы о национальных парках Азербайджана. Развитию этого проекта помогает Лейла Алиева. «Обычно мы встречаемся с Лейлой в кинотеатре „Низами“ — центральном в Баку, — рассказывает Игорь Бышнев. — Смотрим в кинозале фильм, а потом беседуем в кафе, расположенном в том же кинотеатре. Рядом может сидеть министр природы или руководитель Фонда защиты природы».

Неужели дочь президента ходила без сопровождения? «Охрана у дочери президента работала грамотно и незаметно», — смеются наши собеседники. Любопытно, что секьюрити не мешали азербайджанским детям делать с Алиевой селфи.

Фотоработы фильм-студии "Aves". Фото: aves.by
Фотоработы фильм-студии Aves. Фото: aves.by

Кстати, однажды дочь президента сняли на видео сами анималисты.

«Когда мы снимали фильм, посвященный Ширванскому национальному парку, Лейла Алиева заинтересовалась и приехала туда. Конечно, на местах все перепугались, — смеется Игорь. — Мы специально сделали ролик, как вип-персона, дочь президента, участвует в спасении джейрана (млекопитающее из рода газелей. — TUT.BY)». А вот знакомство с лидером Азербайджана состоялось пока только заочное. Как-то семья полюбопытствовала, смотрел ли Ильхам Алиев их фильмы. Оказалось, что ему и первой леди страны фильмы понравились.

Парадокс, но красивейшая азербайджанская природа не очень интересует западного зрителя. Как говорит Игорь Бышнев, между белорусским и западным подходами к кино существует большая разница. «Там делают кино, которое надо продать. А для этого получить заявку на финансирование, — объясняет режиссер. — Но для заказчиков все названия восточных стран, которые заканчиваются на „ан“ (Азербайджан, Туркменистан, Казахстан и другие), мало востребованы. Под них очень сложно найти деньги и зрителя».

«Самые непредсказуемые животные — те, которые выросли у людей»

Фотоработы фильм-студии "Aves". Фото: aves.by
Фотоработы фильм-студии Aves. Фото: aves.by

Во время съемок — как в Азербайджане, так и в Беларуси — Бышневы постоянно работают с животными. Спрашиваю у Игоря, не боится ли он их нападения. «Ходить по ночному лесу в сто раз безопаснее, чем по городу, — отвечает Игорь. — Отклонения в психике среди животных встречаются гораздо реже, чем у людей. Зачастую я не могу понять, что через минуту предпримет человек в черном плаще, который идет по вечернему городу. А вот о животном я могу сказать все, что угодно. В том числе как он себя будет вести. Если ты не провоцируешь животное, оно не нападет на тебя».

«А как же истории, как звери в цирке нападают на дрессировщиков?» — спрашиваю я. «Правильно, ведь они изъяты из своей нормальной среды! — объясняют Бышневы. — Самые непредсказуемые животные — те, которые выросли у людей».

За годы работы такие животные несколько раз нападали на Игоря. Первый раз — лось, который жил в минском зоопарке, второй раз — ручной волк. Во втором случае действие происходило на Россонщине. «Мы снимали фильм „Тропой волка“, — рассказывает Игорь. — Может, у волка был период гона, может, его раздражал мой запах. Но я сам виноват — приблизился к нему слишком близко. Волк схватил меня за ногу и повалил. Я редко пугаюсь, но тогда, признаюсь, струхнул. Меня спасла плотная лесная одежда и хозяин, который появился вовремя. При его виде волк сразу отскочил с виноватым видом. Мол, я ничего не делал».

Фотоработы фильм-студии "Aves". Фото: aves.by
Фотоработы фильм-студии Aves. Фото: aves.by

Хотя, как признаётся Игорь Бышнев, изучая животных, он всю жизнь вел себя настырно. Но практически ни разу не провоцировал на себя нападение. «Самое худшее, что со мной случилось, — удар по уху от конюка (хищной птицы. — TUT.BY). Один раз меня укусил барсук — я совершенно нагло по молодости бегал за ним и пытался поймать за хвост, — улыбается режиссер. — Вообще, нужно знать биологические признаки, по которым будет понятно — дальше нельзя, запретная черта».

В качестве примера наш собеседник рассказывает историю, случившуюся с ним в Азербайджане. В местной степи наш собеседник снимал огромное стадо кабанов, рядом с которыми бежали кабанчики. Игорь двигался быстрее, чем животные. «Догоняю их, — рассказывает режиссер. — Они все разворачиваются. Вздыбливают загривки и подскакивают на задних ногах, но не нападают на меня. Предупреждают: стой, не подходи ближе. Такие же отношения существуют и между животными. Любому из них не выгодны травмы, ведь зверь с любым увечьем обречен в дикой природе. Стою, фотографирую. Через пять минут молодняк отбегает. Кабаны разворачиваются и убегают за ними. Я их снова догоняю. Они вновь поворачиваются, но не нападают. И так ситуация повторяется несколько раз».

А вот другая история, случившаяся в Азербайджане, едва не стоила Игорю Бышневу жизни. Он снимал гюрзу — местную змею, яд которой умножается на 15 ядов гадюки. Игорь решил специально спровоцировать ее, чтобы лучше снять. «Гюрза может поднять треть своего тела вверх. Когда она ползет по степи, кажется, как будто летит, — рассказывает Игорь. — Я хотел загнать ее под какой-то куст и спровоцировать. Но так, чтобы она не бросилась на тебя. Первый бросок был на камеру, которую я держал на палке. Но у змеи есть свои датчики. Поэтому второй раз она бросалась уже под линзу, там, где находилась рука». Игорю повезло, до руки гюрза не достала.

«Зубры вернулись и очень грамотно и умно стали окружать волков кольцом»

Фотоработы фильм-студии "Aves". Фото: aves.by
Фотоработы фильм-студии Aves. Фото: aves.by

Семья Бышневых уверена: животные похожи на человека в лучших его проявлениях. Игорь рассказывает, что дважды видел, как зубрица долго-долго не отходила от мертвого малыша. «Первая история случилась в Беловежской пуще, — вспоминает наш собеседник. — Самца вовремя не отсадили от новорожденного зубренка, и малыша затоптали. Зубрица вела себя, как обычная женщина: три дня то сидела, то лежала около малыша, в ее глазах стояли слезы. Время от времени к ней приходило все стадо. Потом мертвого зубренка убрал кто-то из сотрудников Беловежской пущи.

Вторая история случилась в чернобыльской зоне. Во время съемок фильма «Авес» случайно обнаружил погибшего зубренка… и задержался в этих местах чуть ли не на неделю. «Зубриное стадо приходило к малышу каждый день по два раза, — рассказывает Игорь Бышнев. — Это напоминало какой-то ритуал. Первыми подходили взрослые самки. Наверное, среди них была и мама умершего зубренка. Они становились рядом с малышом, обнюхивали его, лизали, пытались его поднять, приподнимая голову. Маленькие зубрята собирались рядом и смотрели на все происходящее. Это напоминало приход на кладбище, как будто перед нами были не зубры, а люди».

Истории, которая случилась в чернобыльской зоне, посвящено одно из самых популярных видео, снятое «Авесом», — «Зубры против волков».

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.
Пожалуй, это единственные съемки о взаимоотношениях этих животных. Теперь сотрудники кинокомпании готовы признаться: в этом видео были использованы полуручные волки, которые принадлежат одному из друзей семьи. Чтобы снять сюжет, их хозяин специально провез волков через пол-Беларуси. Бышневы знали место, где лежит зубренок, и привезли туда волков. Но только эта ситуация была постановочной. «Было совершенно непонятно, чем закончится эта история, — рассказывает Игорь. — Эти волки совершенно нормально ведут себя в лесу. Но они никогда не сталкивались с зубрами».

Фотоработы фильм-студии "Aves". Фото: aves.by
Фотоработы фильм-студии Aves. Фото: aves.by

Сюжет этого видео напоминает детектив. «Сначала волки отогнали зубров, — комментирует команда „Авес“. — Но потом стало понятно, что зубры просто отступили. Они вернулись и очень грамотно и умно стали окружать волков кольцом. Те выскочили из-под копыт в последний момент. Это был один дубль — больше жизнью волков мы решили не рисковать».

На возможные обвинения со стороны читателей Бышневы отвечают: этот пример — едва ли не единственный, когда они использовали полуручных животных. Тогда как на многих западных студиях это является стандартной практикой. Правда, понять, где используются ручные животные, а где дикие, зачастую могут только охотники и, может, биологи.

Сколько времени уходит на съемки того или иного сюжета? Анималисты отвечают, что в каждом случае все зависит от конкретной ситуации. К примеру, иногда Дмитрий Якубович, один из сотрудников «Авеса», часами может лежать, замаскировавшись на земле, подсвистывая и пытаясь привлечь поближе животное. А в другом случае свою роль играет везение. Однажды сотрудники «Авеса» отправились на север Беларуси, чтобы снять стадо зубров. А местные охотники подсказали, что буквально в нескольких десятках метров от них дерутся зубры. Как рассказывают Бышневы, «мы успели снять их драку, а животные скоро снялись с места и растворились в белорусских лесах».

-30%
-10%
-21%
-15%
-30%
-50%
-60%
-20%
0066856