/

Как на территории Беларуси была открыта одна из первых в Восточной Европе зон свободной торговли, откуда к нам попала монета, отчеканенная в год извержения Везувия, а также как мелиорация едва не помогла обогатиться жителям Каменецкого района — об этом TUT.BY рассказала доктор исторических наук, профессор Ольга Левко. Именно ее открытие и изучение Кордона — уникального памятника эпохи викингов — попало в топ-10 достижений белорусской науки за 2016 год. 

Ольга Левко. Фото: архив автора

«Сайты черных копателей мы мониторим постоянно»

«На Кордон нас вывели черные копатели, — начинает свой рассказ Ольга Левко. — Мы постоянно мониторим их сайты. В начале 2015 года в интернете одна за другой стали появляться вещи, найденные недалеко от Витебска. В результате поисков мы вышли на Кордон».

Кордон (точнее, Кордон Витебского Подвинья) — это уникальный для Восточной Европы памятник, который датируется VIII—X веками нашей эры. Расположен он на правом берегу Западной Двины между Витебском и Полоцком.

Существование Кордона было зафиксировано еще в 1934 году. «Появилась заметка, что есть городище, разрушаемое Западной Двиной. Рядом с городищем находится селище, — рассказывает Ольга Левко. — Правый берег Западной Двины, особенно в промежутке между Полоцком и Витебском (где находится Кордон) никогда не блистал памятниками археологии. Заболоченная территория, мало населенных пунктов. Поэтому необходимости в его детальном изучении в советское время не видели».

После «наводки» от черных копателей первой на разведку отправилась именно Ольга Левко. Наша собеседница возглавляет Центр археологии и древней истории Беларуси, который действует в структуре Института истории НАН Беларуси. В Академию наук она пришла еще в 1970 году, учась на вечернем отделении БГУ. «Мне нравилось заниматься наукой. Но на чем остановиться, я не представляла. — рассказывает Левко. — Меня определили в сектор археологии. В 1972-м я окончила вуз, но в аспирантуру меня не взяли. Сказали, что там нужны мужчины. Мол, «вы же замуж выйдете, детей родите. На этом все кончится». Левко пришлось поработать лаборанткой-машинисткой, прежде чем она получила диссертационную тему.

Фото из архива Ольги Левко
На раскопках. Фото из архива Ольги Левко

Ей предложили исследовать Витебск 14−18 веков. Правда, было одно «но»: в то время рубежом археологии был 13 век. А отсчет истории, как правило, вели с конца 18 — начала 19-го. «Пять веков провисали в воздухе. Материальную культуру этого насыщенного периода (речь о ВКЛ и Речи Посполитой) никто не знал», — рассказывает исследователь. Но археолог успешно защитила кандидатскую, потом докторскую диссертацию. Как она шутит, занялась археологией «вширь и вглубь» — исследовала северо-восточную Беларусь от начала первого тысячелетия нашей эры до конца 19 века. Почему в стороне остался 20 век? Оказывается, согласно правилам, для того чтобы определить границу археологии, надо отнять от сегодняшнего дня 120 лет. Хотя сама Ольга Левко с таким подходом не согласна.

«Мне кажется, до сих пор не могут отойти от старых канонов. Раньше как: нашел предмет моложе 18 века — ай, это „позднятина“, „современность“, „смотреть не на что“. В результате большинство частных коллекций базируются на материалах того времени (значках, орденах, пуговицах, эмблемах). На том, что не было востребовано археологами. Получалось, что до 18 века эти пуговицы интересны, а потом уже нет».

«Теперь возможности ходить с милицией у нас нет»

В чем сенсационность находки? До недавнего времени крупнейшим центром торговли на пути из «варяг и греки» у восточных славян считалось Гнездово, расположенное около Смоленска. Там были зафиксированы находки 10−11 веков. «Мы превзошли Гнездово на целых полтора века! — с гордостью говорит Ольга Левко. — Наш Кордон — это 8, 9 и первая половина 10 века». Кроме того, «благодаря находкам этот период показан в максимально чистом, сконцентрированном виде».

Фото из архива Ольги Левко
Во время раскопок. Фото из архива Ольги Левко

Как выглядел Кордон? На берегу Западной Двины находилось городище. В 9 веке его перестроили в виде оборонительного вала — своеобразного щита, который закрывал со стороны реки это поселение, а также бухту, где могли укрыться корабли небольшого размера. За городищем находились сразу несколько селищ.

Культурный слой Кордона (слой земли, сохраняющий следы деятельности людей) небольшой — в среднем всего 40−60 сантиметров. «Это мизер, — комментирует Левко. — Но он очень сильно насыщен материалами, которые свидетельствуют о бурной торгово-ремесленной деятельности. Много монет — как целых, так и резаных арабских дирхемов. Есть следы ювелирного производства. Причем не в одном месте, а в разных». По словам Левко, Кордон выступал своеобразной зоной свободной торговли, которая существовала между севером и югом. Например, местные люди могли продавать здесь меха, приезжие — свой товар. А вот военных предметов не было найдено.

Самые ранние из редких находок Кордона — римские монеты. Сначала речь шла о трех экземплярах. Потом оказалось, что одна монета сделана в Афганистане и только зрительно похожа на римские. Из двух оставшихся монет одна отчеканена в 162−164 годах нашей эры, вторая еще ранее — в 79 году нашей эры, когда произошло извержение Везувия. Хождение провинциальных римских монет в отдаленных регионах относится к 3-4 векам.

Фото из Архива Ольги Левко
Находки из Кордона. Фото из архива Ольги Левко

Любопытно, что до этого римские монеты чаще находили на юге Беларуси, в современной Брестской области. Например, один из кладов был найден в 1975 году в районе Каменца. «Тогда проходила мелиорация, — рассказывает Ольга Левко. — Выпрямляли русло старой речки. А двое мальчишек пасли коров. Один заметил какой-то столбик, который блестел. А это были серебряные римские монеты, которые слиплись». Поскольку серебряные монеты были найдены и около Витебска, получается, что уже в 3−4 веках нашей эры между югом и севером Беларуси существовали активные торговые связи.

Впрочем, вернемся к каменецкой истории. Пока до места добрались археологи, часть клада разошлась по тайникам местных жителей. В итоге Левко вместе с известным археологом Леонидом Поболем пришлось собирать клад с помощью милиции.

«Теперь возможности ходить с милицией у нас нет, — объясняет Левко. — Только в прошлом году вышел указ, согласно которому надо иметь разрешение, чтобы работать с металлодетектором. Если бы у меня такого разрешения не было, меня бы могли оштрафовать, а металлодетектор конфисковать. Но дальше этого закон пока не пошел. А в России черных копателей могут лишить свободы сроком до 8 лет».

На раскопках Кордона работало около 100 человек. Большую часть составляли студенты БГУ и Витебского университета, которые проходили археологическую практику. «Когда-то я работала со школьниками — институт нанимал их, оплачивал труд землекопа, и можно было копать столько, сколько позволяли время и деньги, — объясняет Ольга Левко. — Теперь, к сожалению, непросто с финансированием, и таких возможностей нет. Теперь можем работать только три недели — именно столько длится учебная практика».

Фото из Архива Ольги Левко
Находки из Кордона. Фото из архива Ольги Левко

Пока в раскопках наступила пауза, возникает другой вопрос — где будет храниться найденная коллекция? По словам Ольги Левко, на нее претендует областной краеведческий музей Витебска, какую-то часть находок хотели бы получить сотрудники районного музея в Шумилино. Но сама археолог уверена: дробить коллекции плохо, они должны иметь одного хозяина. По словам Левко, в качестве варианта рассматривается и ведомственный музей Института истории.

Впрочем, на данный момент главный вопрос — это исследование материала. При исследовании Кордона в руки археологов попало около 600 индивидуальных находок. Большинство из них составляют предметы, которые встречаются редко. Например, за четыре десятилетия, пока Ольга Левко исследовала Витебск, они с коллегами нашли всего одну весовую гирьку. В Кордоне таких гирек порядка 30.

Впрочем, точка в исследовании Кордона еще не поставлена. Летом раскопки памятника будут продолжены.

-21%
-20%
-21%
-10%
-30%
-10%
-30%
-30%