Юрий Глушаков,

Сегодня белорусские туристы все активнее открывают для себя новую страну — Индию. Корреспондент TUT.BY посмотрел ту ее часть, которая не имеет отношения к курортным зонам…

Фото: Юрий Глушаков

Особенности национального движения

Индия для нашего человека — это прежде всего фильмы Болливуда, яркая культура, более всего известная зажигательными танцами и песнями, и своеобразная религия. Но еще Индия — это страна с одним из самых высоких темпов роста экономики в мире и не менее масштабными социальными проблемами.

Район, где мы остановились, расположен на северо-восточной окраине Мумбаи — бывшего Бомбея. Мумбаи с городами-спутниками занимает шестое место по количеству населения в мире, и это чувствуется сразу. На улицах столпотворение людей и машин.

Первое, что здесь шокирует — это движение. Тротуаров на многих мумбайских улицах просто нет, либо они загромождены прилавками мелких магазинов, транспортом и просто хламом. Поэтому передвигаться приходится по краю проезжей части, по которой носятся, как хотят, индийские автомотолюбители.

Пройти несколько сотен метров по такой улице — занятие непростое. Вам приходится все время быть начеку, чтобы вовремя увернуться от здешних горячих водителей. Особенно напрягают в этом смысле столь любимые тут мотоциклы — «железный конь» с не менее лихим ездоком может вылететь просто из ниоткуда. Весь этот хаос на колесах постоянно и громко сигналит, создавая невообразимую какофонию.

Фото: Юрий Глушаков

Перейти такую улицу — задача не для слабонервных. Светофоры здесь редки, переходов с зебрами почти нет, а просто пропускать пешеходов тут не принято. Местные пытаются переходить улицу, подняв руку в знак предупреждения. Но это помогает далеко не всегда. Движение, скорее всего, не будет прервано, даже если вы шагнете под колеса очередного неуступчивого авто. Поэтому все зависит от вашей ловкости и быстроты реакции. Перебегать улицу надо короткими рывками, маневрируя между потоками движущегося транспорта. Примерно на третий день к этому немного привыкаешь. Главное — не обращать внимание на беспрестанные автомобильные гудки, ведь местные водители зачастую сигналят без нужды, а просто от избытка чувств.

Полицейские со свистками, иногда попадающиеся здесь на перекрестках, выглядят скорее как часть городского ландшафта.

Очевидцы говорят, что при этом ДТП здесь довольно редки. Глядя на происходящее на бомбейских дорогах, в это верится с трудом.

По городу ходит общественный транспорт — автобусы, в 2014 году начало работать метро. Очень распространены и достаточно дешевы моторикши — мотороллеры с кабинкой на два-три человека. В чудовищных бомбейских пробках этот транспорт незаменим. К сожалению, к знаменитому памятнику «Ворота Индии» в туристическом центре проезд им запрещен специальным знаком.

Характерно, что моторикши сами могут подъехать к вам с предложением прокатить с ветерком. А вот поймать такси в Мумбаи «от бровки» непросто, его лучше найти на стоянке, заказать по телефону или через интернет.

Фото: Юрий Глушаков

Говорят, в Калькутте (переименована в Колката) еще есть люди-рикши — наследие то ли британского колониализма, то ли традиционного феодализма. Радикалы утверждают также, что само название «Индия» привнесено Британской империей, а правильное название страны — Бхарат.

Генералы бомбейских свалок

Но больше всего здесь поражают знаменитые трущобы. Они встречаются на каждом шагу. Есть сплошные массивы жалких лачуг, другие расположены островками и полосами, вперемежку с относительно цивильной застройкой. Хижины бедноты, например, часто лепят под эстакадой наземного метро, в полосе отчуждения железной дороги и так далее. Заезженная фраза про город контрастов здесь наполняется буквальным смыслом — нередко можно видеть, как развалюха с проломленной крышей соседствует со сверкающим магазином или отелем.

Фото: Юрий Глушаков

Район Дхарави, в котором на площади в несколько сотен гектаров проживает миллион человек и где снимался знаменитый «Миллионер из трущоб», давно стал местом паломничества туристов. Но наше знакомство с трущобами произошло спонтанно. В первый же день на одной из шумных центральных улиц Мумбаи мы решили свернуть на живописную поляну с ручейком и пальмами. Уже через несколько десятков метров обнаружили, что ручеек — это сточный канал, а симпатичная издалека лужайка сплошь завалена мусором. У кустов какие-то жалкие жилища из целлофана и досок.

Со свалки поднялась стайка местных подростков и побежала к нам с громкими криками. Мой коллега, преподаватель университета, в данной ситуации был не совсем компетентен. Исходя из своего скромного опыта преподавания в белорусском ПТУ и средней школе, я взял инициативу в свои руки: «Хау, а ю, гайз?» После короткого рассказа о том, что Индия и Беларусь — дружественные страны, я предложил бомбейским гаврошам сфотографироваться. Многие из них были босые, на ногах следы то ли язв, то ли укусов. Дети позировали с энтузиазмом, более взрослые складывали пальцами знаки, как у латиноамериканских молодежных банд.

Фото: Юрий Глушаков

Поблагодарив за фотосессию, мы повернулись и пошли назад. Спиной чувствуя, как закипает за нами социальное напряжение. «Рупии, рупии», — послышалось сзади вперемешку с какими-то другими, видимо, менее лестными словами. Подростки стали нас догонять. Спасло ситуацию правительство Индии, которое на днях начало денежную реформу. Остановившись, мы убедительно объяснили генералам бомбейских свалок, что из-за действий их совмина у нас нет ни одной рупии — просто не можем поменять деньги.

В это время к нам стали приближаться старшие. Даже не понимая разговорного хинди, о сути их вопросов можно было догадаться. Но мы сдержанно откланялись и вышли с пустыря на многолюдную улицу.

Фото: Юрий Глушаков

Новыми рупиями — по старой коррупции

В Индии во время нашего пребывания действительно проходила денежная реформа. Правительство, сформированное индуистскими фундаменталистами из правящей «Бхаратия джанат парти» (БДП), мотивировало обмен купюр в том числе и борьбой с коррупцией. Из обращения изымались купюры номиналом в 500 и 1000 рупий.

В огромной стране, и без того не блещущей организованностью, это вызвало серьезную неразбериху. Старые полутысячные и тысячные купюры продавцы брали неохотно, поменять новую купюру в 2000 рупий было тяжело. В обменные пункты и к банкоматам выстроились огромные очереди. Интенсивно заработали частные менялы.

В течение двух дней мы действительно никак не могли разменять валюту, менять же у местных валютчиков из-под полы желания не было. Работники сферы торговли и смежных услуг легко здесь могут «развести на деньги». Как и в любой стране мира — только помножьте это на местный коэффициент бедности. Однако вообразить, что заведующий отделением банка поменяет нам рупии по нереально заниженному курсу прямо в своем кабинете, мы не могли. Впрочем, были рады и этому — в наших карманах наконец появилась хоть какая-то местная валюта.

Впрочем, негодовали не только мы — вся Индия разделилась на две части. В стране прошли даже уличные выступления и за, и против обмена денег. А Верховный суд начал процесс об обоснованности денежной реформы.

Бомбей — город контрастов

Бомбейские улицы и без трущоб представляют собой весьма колоритное зрелище. Помимо вышеописанной проблемы с тротуарами, они еще завалены мусором. Местные коммунальщики как могут борются с этой напастью. Бытовые отходы с улиц убирают и лопатами, и специальными подъемниками типа кранов. Но каждый день многомиллионный город выбрасывает сотни тонн мусора. Один из синдикатов бомбейской мафии специализировался именно на вывозе мусора.

Пластиковые пакеты составляют здесь особую проблему. Впрочем, похоже, тут на выручку людям спешат прийти коровы — мы неоднократно видели, как эти священные животные жевали и явно пытались проглотить полиэтиленовые упаковки с мостовой. Бродячих тощих коров в Мумбаи много, и иногда они, сбиваясь в кучу, даже преграждают движение на узких улицах.

Фото: Юрий Глушаков

В Мумбаи жаркий и влажный тропический климат, и это добавляет запаху отходов дополнительную остроту. Но местные жители настолько философски относятся к этой и другим проблемам, что могут позволить себе спокойно есть на улице, прямо в двух метрах от облепленной мухами кучи мусора.

Возможно, это не так уж страшно ввиду особенностей местной кулинарии. Индийская кухня необычайно вкусна и разнообразна. При этом она перенасыщена всевозможными специями — очевидно, в том числе, и в санитарных целях. Красный или черный перец здесь кладут везде — и в кокосовый соус, и в сладкие молочные десерты. И даже в чай, например сорта «Масала».

Не менее, чем жгучий перец, остры здесь и социальные проблемы. Обидно, что они имеют место при том, что экономика этой чудесной страны сегодня бурно развивается и занимает 4-е место по ВВП в мире. В Мумбаи много дорогих автомобилей, и растет средний класс. В этом деловом центре Индии есть богатые кварталы, архитектурным изыскам которых могут позавидовать и в Москве, и в Минске. Таким, например, является элитный район «Хилл сайд», рядом с которым мы жили.

Подобные места охраняются полицией либо частными секьюрити. Можно предположить, что бедность и нищета одних и растущее богатство других во многом законсервированы кастовой системой, а также неравенством в развитии регионов в стране, занимающей целый субконтинент.

В Мумбаи вдоль улиц тянется огромное количество мелких лавочек, забегаловок и мастерских. В последних открыто стоят большие токарные и фрезерные станки, на которых прокопченные ремесленники что-то вытачивают и режут. Некоторые продавцы сидят прямо на своих прилавках, поджав ноги под себя. А еще довелось увидеть водителя-моторикшу, восседающего на сиденье в позе «полулотоса». Хорошо, что хоть одну ногу он оставил для управления своим мотосредством.

Существует расхожее мнение, что жизнь в Индии баснословно дешева. Это и так, и не так. По крайней мере, в Мумбаи. Средняя зарплата в Индии примерно 100 долларов. Прайсы на товары в частных заведениях здесь выставлять не принято. Как говорится, цена договорная. Но и в богатых кварталах, и на обычной базарной улице цену на виноград нам называли одну и ту же — 200 рупий за килограмм.

1 доллар — это 62 рупии. Таким образом, виноград в этом райском тропическом уголке, изобилующем всевозможными фруктами, может стоить дороже, чем в Беларуси. Мясо здесь стоит около 3 долларов, литр молока — 75 центов. Возможно, если «знать места» и сойти за местного, то закупать продукты можно и значительно дешевле.

Фото: Юрий Глушаков

Обычный ужин в отеле нам обходился в 350 рупий. Зато одежда здесь, и вполне приличного качества, стоит в полтора-два раза дешевле, чем у нас. Еще Индия славится своей недорогой и качественной фармакологией. Много в Мумбаи и аюрведических клиник.

Надо сказать, что здесь редко встретишь такой навязчивый сервис, как, например, в Турции. Продавцы в лавках и магазинчиках относятся к покупателям с созерцательным спокойствием. Иногда приставучим приходится быть самому покупателю, пытающемуся выяснить наличие или размер товара. Видимо, часть работников местной торговли полагает, что успех зависит не столько от суетных усилий маркетинга с мерчендайзингом, сколько от кармы и сансары.

Противоположность им составляют продавцы-попрошайки, вместе с профессиональными нищими атакующие туристов, например на общественном пляже Мумбаи. Они могут долго преследовать вас по пятам, настойчиво предлагая купить за несколько сот рупий пустячную безделушку. Наши индийские друзья объяснили: такого рода «предпринимателям» ни в коем случае нельзя улыбаться — это знак согласия, а надо сразу твердо говорить «нет».

Впрочем, кроме попрошаек-профессионалов, в Мумбаи много настоящих нищих. Люди, спящие на улице, здесь вовсе не редкость. И это не йоги-аскеты, а социально обездоленные. Активисты индийских профсоюзов говорят нам, что в трущобах в Индии живет более 30 процентов населения. В отдельных штатах, особенно на северо-востоке, например в Бихаре, значительно больше.

Фото: Юрий Глушаков

В Индии до сих пор существует помещичье землевладение. Трудно представить, но в некоторых штатах еще встречается долговое рабство, когда крестьянин работает на помещика за ссуду, которую взял его предок в 16 веке.

Ленин в Калькутте

На этом фоне в Индии весьма активны левые партии и организации. В штатах Западная Бенгалия и Керала сегодня вообще правит Коммунистическая партия Индии. Но в целом последние выборы в стране выиграли националисты и индуистские фундаменталисты из БДП. А в Мумбаи у власти находится крайне правая партия «Шив Сен», плакатами и билбордами которой заполнен весь город.

В Калькутте одна из улиц называется Ленина, есть в Индии и памятники вождю мирового пролетариата. Правда, правящие в двух штатах коммунисты — вполне умеренные. Их оппоненты говорят, что они могут санкционировать и сгон крестьян с земли в пользу транснациональных корпораций. Леворадикальные организации критикуют их за оппортунизм и предпочитают путь вооруженной борьбы.

Огромные территории в штатах Западная Бенгалия, Андхра-Прадеш, Бихар, Джаркханд, Чхаттисгарх контролируют повстанцы-наксалиты. Есть партизаны и в штате Махараштра, столицей которого является Мумбаи. Они изгоняют либо убивают помещиков и раздают крестьянам землю, за что пользуются поддержкой населения. К наксалитам в прошлом принадлежал и Митхун Чакраборти — один из самых успешных актеров Болливуда, хорошо известный у нас по роли Джимми в фильме «Танцор диско».

Фото: Юрий Глушаков

В городах весьма активны и боевиты профсоюзы. На их счету немало выигранных стачек, хотя случается, что профсоюзных активистов арестовывают и сажают в тюрьму. В ноябре в Мумбаи прошел международный профсоюзный конгресс, одним из главных вопросов которого была борьба против контрактной системы.

17 процентов населения Бомбея — мусульмане. Женщины в хиджабах на улицах не редкость. Часть мусульман проживает компактно, мы были в таком исламском квартале.

В 2002 году, после ложного обвинения в убийстве индуистских паломников, индийские националисты и религиозные фундаменталисты в Гуджарате забили палками и сожгли заживо около 2000 мусульман. Множество мусульманских женщин, согласно отчетам международных организаций, было изнасиловано и подверглось пыткам.

В ноябре 2008 года четыре группы исламистских боевиков с территории Пакистана с автоматами Калашникова, наганами и гранатами в руках высадились с моря в Мумбаи и устроили бойню, убив 166 человек. Незадолго до нашего приезда вновь начались вооруженные стычки на индо-пакистанской границе в районе Кашмира. А индийские националисты протестовали против выхода в прокат очередного болливудского фильма, где снялся актер-мусульманин.

На родину мы возвращались через Абу-Даби. Наш самолет был наполнен индийскими мусульманами-паломниками и индусами-гастарбайтерами, летящими на заработки в ОАЭ. При приближении к Эмиратам сидевший недалеко от меня крупный мужчина с черной бородой и в белой рубашке до пят стал агрессивно задирать двух худощавых индийских рабочих. К счастью, все разрешилось миром.

Фото: Юрий Глушаков

Очень хотелось бы, чтобы на землю прекрасной и древней Индии, красота которой завораживает, несмотря ни на что, наконец пришла жизнь без вражды и бедности, наступил прочный мир, процветание и справедливость.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-70%
-30%
-20%
-20%
-30%
-11%
-47%
-20%
-20%