/

Шесть лет назад Алексей Гриненко переехал в США и теперь живет на Манхэттене. TUT.BY поговорил с Алексеем и узнал, какую роль на Бродвее играют профсоюзы, зачем местные жители интересуются лотереей, а также как привезти в Минск бродвейский мюзикл.

Фото: архив семьи Гриненко
Фото: архив семьи Гриненко

На Бродвей — через лотерею

В Нью-Йорке Алексей снимает квартиру на Манхэттене. «Квартиры крохотные. Мы часто шутим, что живем в шкафах, — смеется Гриненко. — За деньги, которые платишь в Нью-Йорке, в любом американском городе (за исключением Лос-Анджелеса) ты мог бы снять едва ли не дом и жить по-королевски». Площадь его квартиры — 500 квадратных футов (чуть более 46 квадратных метров). «Это считается нормально. Можно жить и на 300 квадратных футах. Протянул руку — открыл дверь, другую — открыл шкаф».

Но скромные условия имеют свою привлекательную сторону: Гриненко живет в двух шагах от нескольких мест работы. Белорус заканчивает диссертацию в Университете города Нью-Йорка (City University of New York), занимается преподаванием, а в свободное время по работе и для души посещает бродвейские театры.

Впрочем, театры — это дорогое удовольствие. Например, самый дешевый билет на мюзикл «Злая», который идет уже десять лет, стоит 70 долларов. «Но зал будет большой, почти на две тысячи мест. Если ты купишь такой билет, ты наверняка будешь сидеть за колонной, которая закроет тебе часть сцены, — объясняет Алексей. — Если колонна не будет тебе мешать, то билет будет стоить 90 долларов. Но это будет так высоко и далеко, как на стадионе. Места поближе стоят 120−150 долларов. Цены доходят до 500». По словам Алексея, есть мюзиклы, которые до сих пор не видел, хотя рассказывает о них студентам на занятиях.

Фото: архив семьи Гриненко
Фото: архив семьи Гриненко

Впрочем, иногда дешевые билеты реально выиграть в лотерею. Зрители приходят к театру и пишут свою фамилию. Двенадцать счастливчиков могут купить билет в первом ряду всего за 25 долларов. Один раз таким образом повезло и моему собеседнику.

Разумеется, можно обратиться и к спекулянтам. Для того чтобы бороться с ними, создатели мюзикла «Гамильтон» (одного из самых популярных в Америке в последнее время) подняли цену на билеты до 700 долларов. Но спекулянты не растерялись и увеличили ее до полутора тысяч.

Политическая кампания — это тоже театр

Детство нашего собеседника прошло в Советском Союзе (он родился в 1978 году в Столбцах). Но Алексей уже тогда интересовался заграничной жизнью. «Я уверенно чувствовал себя в американской литературе и музыке, еще до переезда комфортно ощущал себя в американском культурном мире, — рассказывает Гриненко. — Когда приехал в США, вдруг почувствовал себя как дома».

До этого Алексей окончил в Минске Академию искусств, работал артистом в Музыкальном театре. Но в опереттах и советских музыкальных комедиях, которые преобладают в репертуаре этого коллектива, чувствовал дискомфорт. «Я соглашался не на все роли, которые мне предлагали. От того, что казалось мне неинтересным или старомодным, отказывался», — признается Гриненко. Поэтому ролей у талантливого актера, который побеждал на престижных международных конкурсах, было немного.

Фото: архив семьи Гриненко
Фото: архив семьи Гриненко

Одновременно Алексей, который получил второе высшее образование в Минском лингвистическом университете, занялся переводом бродвейских мюзиклов. Помогала ему сестра — режиссер Музыкального театра Анастасия Гриненко. «Я хотел если не играть в бродвейских спектаклях, то по крайней мере быть рядом с ними или изучать их, — рассказывает Алексей. — А в идеале познакомить с ними минскую публику».

Так родилась идея заняться исследованием музыкального театра. В конце концов Алексей остановил своей выбор на Нью-Йорке. Аргумент был простым: «Если и переезжать куда-то, то только в любимый город. Иначе навсегда останусь в Минске, где мне и так хорошо». Гриненко выбрал три нью-йоркских университета (City University of New York, New York University и Columbia University), где можно было серьезно изучать театр. Летом 2010 года он гостил в Вашингтоне у подруги, а на обратном пути на несколько дней остался в Нью-Йорке, назначил встречи во всех трех университетах и обо всем узнал подробно.

После этого Алексей отправил документы во все три вуза. «Надо было написать письмо о себе, объяснить, почему хочешь учиться именно в этом университете. А также прислать отрывок своей работы, — рассказывает Гриненко. — Я перевел на английский отрывок из своего магистерского исследования и отправил за океан». Документы нашего собеседника приглянулись двум университетам: New York University и City University of New York. Но предложение первого из них Алексею пришлось не по душе. Например, они изучали в качестве театральных представлений политические избирательные кампании. А Гриненко больше интересовала история собственно театра.

Путь на Бродвей — через профсоюз

Переехав за океан, Гриненко тем самым завершил актерскую карьеру. Неужели он не мечтал о Бродвее? «Все зависит от твоей рискованности, — говорит Гриненко. — Я очень законопослушный гражданин. У меня была студенческая виза. По ней я не имел право работать. Только подрабатывать, чем я занимался в университете». Для себя он решил: если будет очень скучать по сцене и Минску, то через пару лет вернется. Уточним, что этого не случилось.

Фото: архив семьи Гриненко
Фото: архив семьи Гриненко

Путь на Бродвей непростой. Вначале надо поработать на офф-Бродвее (сценические площадки в Нью-Йорке, где вмещаются от 100 до 499 посетителей) или в региональных театрах и наработать стаж для вступления в бродвейский профсоюз. С профсоюзной карточкой можно показываться и прослушиваться в большинство бродвейских проектов.

«Быть актером — это голодная работа, — рассуждает Алексей. — Репертуарных театров не существует, актер живет от спектакля до спектакля. Постановка с маленьким бюджетом может стать бестселлером и показываться многие годы. А спектакль, в который вкладывали миллионы, провалиться и сойти со сцены через неделю. Но даже если играешь в звездной постановке, тебе может надоесть: ведь приходится исполнять одну и ту же роль семь-восемь раз в неделю. Тогда необходимо идти на кастинг и начинать все с нуля».

Но основная причина, по какой Гриненко закончил актерскую карьеру, — интенсивная учеба. График оказался таким, что «остановиться и помечтать о чем-то не было никаких шансов».

Для сравнения. Что такое белорусская аспирантура? Три года учебы, во время которых будущий ученый чаще всего работает и урывками пишет свое исследование. В конце чаще всего формальный экзамен по специальности. В американской аспирантуре все куда более серьезно.

Первая часть обучения — это посещение занятий (в случае Гриненко — по истории и теории театра). «Когда я увидел расписание, обрадовался: всего два-три занятия в неделю. Это сколько же свободного времени останется! — иронично вспоминает о тех впечатлениях мой собеседник. — Но оказалось, что тебе задают столько всего прочитать (пьес либо текстов о театре), а потом о них написать, что едва все успеваешь». На этот этап обучения у Гриненко ушло три года.

Фото: архив семьи Гриненко
Фото: архив семьи Гриненко

А кандидатский экзамен он сдал со второй попытки. Если сравнивать его с аналогичным в белорусской аспирантуре, то условия в Америке драконовские. «Экзамен состоит из двух частей: устного и письменного ответа. Первый я сдал, второй нет, — вспоминает Алексей. — На ответы давалось четыре часа. В билете было три вопроса. На каждый из них надо привести три примера. Причем они должны быть широко отделены друг от друга во временном и географическом пространстве. Если я отвечал на вопрос „Религия и театр“ и брал в качестве примера „Бориса Годунова“, то определял для себя Россию ХІХ века (время написания оперы). Значит, больше этот регион и век я брать не мог. Следующий пример надо искать в другом веке и на другом континенте». Первый раз Гриненко не успел написать ответ на один из вопросов. Ему пришлось готовиться ещё полгода, чтобы сдать экзамен успешно.

До кандидатского экзамена аспиранту совершенно не обязательно думать о своей теме. Подступы к ней начинаются на следующем этапе, когда надо определиться с тремя специализациями. В формате каждой аспирант (под наблюдением руководителя) создает список из 35 книг (иногда 5 больших статей засчитываются как одна книга). На экзамене надо свободно говорить и писать об этих 105 книгах. После того как экзамен сдан, аспирант получает статус кандидата и начинает писать проект своей докторской диссертации. Экзамен Алексей защитил в конце 2015 года и теперь работает над диссертацией. Ее тема — культурная история эмоций в театральной истории США. Гриненко исследует сцены сумасшествия в бродвейских мюзиклах. «Диссертацию можно написать за два года, но некоторые пишут семь лет, — рассказывает Алексей. — Потому что на данном этапе поддержки университета нет, надо зарабатывать, содержать семью. Часто это затягивает процесс».

«Проще аспирантам платить копейки, чем нанимать профессоров»

Одновременно Гриненко занимается преподаванием. Согласно условиям, во время первого года обучения Алексей был ассистентом одного из профессоров. Помогал ему в мелких вопросах вроде распечатать задания для студентов или поискать что-то в библиотеках. Со второго года аспиранты обычно ищут временную работу на пол- или треть ставки в одном из университетов. По словам Алексея, американские вузы заинтересованы в том, чтобы аспиранты преподавали у них. Ведь проще платить им копейки, чем нанимать профессора на полную ставку. Гриненко не только нарабатывал необходимые навыки. Его зарплата автоматически шла на оплату жилья и еды. Поэтому никаких денег на руки он не получал.

Фото: архив семьи Гриненко
Фото: архив семьи Гриненко

Как говорит Алексей, каждый преподаватель должен придумывать авторскую программу обучения. Разумеется, можно использовать фрагменты из разных учебников. Но основа должна быть своя.

Гриненко начинал с того, что преподавал у тех, кто вовсе не собирается стать актерами. Например, это инженеры, которые любят театр. Теперь его услуги котируются более высоко. В Университете города Нью-Йорка он уже третий семестр преподает историю американского музыкального театра. А в Манхэттенском университете Мэримаунт (Marymount Manhattan College) ведет актерское мастерство. Этот университет славится своей театральной школой, многие выпускники которой теперь работают на Бродвее.

Благодаря Алексею в Минске покажут один из бродвейских мюзиклов. Речь о постановке Next to normal («Недалеко от нормы»). Гриненко попал на него в 2010 году. «Да, я встречал спектакли, которые восхищали. Но таких переживаний у меня не было никогда. Меня словно прибило к креслу, я то плакал, то смеялся. И это происходило со всем залом, — вспоминает Алексей о своих эмоциях. — Я тратил на него последние сбережения и посмотрел раз десять». В Америке спектакль получил 11 номинаций и 3 высшие американские премии Tony Award в области музыкального театра, а также Пулитцеровскую премию в номинации «Драма».

После первого просмотра Гриненко сразу стал переводить мюзикл на русский. Потом к работе подключилась его сестра — режиссер Анастасия Гриненко. При этом Алексей осознавал, что на сцене белорусского Музыкального театра такой мюзикл никогда не поставят. Ведь даже для Бродвея мюзикл был весьма необычным. Сюжет строится вокруг женщины, страдающей биполярным расстройством, и показывает, как болезнь близкого человека отражается на всех, кто находится рядом, и как их понимание или непонимание отражается на ее судьбе.

Фото: архив семьи Гриненко
Фото: архив семьи Гриненко

После того как в Минске возник коллектив «Территория мюзикла», художественным руководителем которого является Анастасия Гриненко, Алексей предложил мюзикл именно им. Кстати, именно Анастасия в свое время впервые поставила в Музыкальном театре американский лицензионный мюзикл — «Вестсайдскую историю». Тогда приобрести лицензию помогло посольство США в Минске. Сейчас оно же выделило грант на оплату лицензии «Недалеко от нормы», а также покупку инструментов и технического обеспечения (например, новых микрофонов). Лицензия получена на год — именно столько белорусы смогут смотреть мюзикл, поставленный на Бродвее. Премьера «Недалеко от нормы» ожидается весной 2017 года.

В планах нашего собеседника — смотреть новые спектакли на Бродвее и строить карьеру академического ученого. «Надо попасть на определенный уровень, где у тебя будут дополнительные привилегии, — рассказывает наш собеседник. — Сейчас я пишу первую книгу, чтобы меня взяли на работу. Потом буду преподавать, но должен правдами-неправдами параллельно проводить исследования, чтобы писать вторую книгу. Эти работы должны быть оригинальны, их должны обсуждать среди ученых и простых читателей. Тогда, получив статус профессора на основе этих публикаций, я смогу каждый четвертый год уходить в творческий отпуск: то есть получать зарплату, но не проводить лекции, а писать новую книгу».

{banner_819}{banner_825}
-35%
-25%
-21%
-20%
-10%
-15%
-30%
-30%
-30%
0063108