/ Фото: архив группы /

Змицер Сосновский, лидер группы «Стары Ольса», рассказал TUT.BY, почему считает всех американцев маньяками, как музыканты играли в церкви австралийский рок и откуда среди их слушателей оказались собаки в одежде ХVIII века.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Змицер Сосновский. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Все американцы — маньяки»

Во время разговора Змицер Сосновский не прячет зевоту. Правда, обвинить лидера группы «Стары Ольса» в невежливости не поворачивается язык. Музыкант до сих пор не перестроился на минское время. «Ноччу не магу заснуць, не дапамагае нават снатворнае, — Змицер не жалуется, а словно констатирует факт. — А днем увесь час хочацца спаць». Совсем недавно группа вернулась из продолжительных гастролей по США. На языке статистики это 21 штат, 23 города, 23 полноценных концерта и 35 выступлений. «Нас амерыканцы выціснулі па поўнай, — признается Сосновский. — Ведаючы аб’ём працы, магчыма, мы б не згадзіліся». Сначала музыканты договаривались на 25 концертов, потом речь шла о 48, а в итоге получилось 58.

«Такая колькасць выступаў атрымалася з-за таго, што гэта не заўсёды былі паўнавартасныя канцэрты, — объясняет Змицер. — Часам спевы працягваліся 30−40 хвілін, але аднойчы па пяць выступаў у нас было тры дні запар. Гэта фізічна і псіхічна цяжка. Напэўна, пад такі жудасны графік мы больш не падпішамся. Але…».

Фото: из архива группы

Одна из причин таких сомнений кроется в деньгах. По словам Сосновского, расходы на тур составили 21 тысячу долларов. Сколько получилось заработать, музыкант говорить не хочет. Впрочем, эту сумму участники группы не получили. «Падаткі мы так і не заплацілі», — смеется Змицер. Как объясняет музыкант, «пасля ўзгаднення з амерыканскім дзяржаўным дэпартаментам па падатках кожны з нас склаў дамову. Усё, што мы заробім падчас гэтага тура, мы ўкладаем у прамоўшн і арганізацыю наступнага тура. Таму дзярждэпартамент дазволіў нам не плаціць падаткі з гэтых сум».

Прилетев в США, музыканты арендовали автобус, получили у полиции соответствующее разрешение и отправились в путешествие по стране. Жили в отелях, иногда арендовали дом на сутки-двое, несколько раз гостили в семьях. Один раз даже пришлось сесть в автобус сразу после концерта.

Впрочем, то, что для белорусов подвиг, для местных жителей норма. «Усе амерыканцы — маньякі. Яны заўжды так працуюць», — говорит наш собеседник, вспоминая свой график, и выделяет две модели поведения, характерные для музыкантов по разные стороны океана. Как утверждает Сосновский, американцы должны хорошо отдохнуть, потом ударно поработать и снова отдохнуть. Европейская модель подразумевает, что надо долго, основательно и качественно все подготовить, исполнить два-три концерта и отдохнуть. Потом еще два-три концерта — и снова отдохнуть.

Какая модель более правильная? «Плюсы ёсць і там, і там, — говорит Змицер. — Наш варыянт прадугледжвае большы час на падрыхтоўку. Апаратура, наладжванне, падбор гукааператара. У амерыканцаў спецыфічнае стаўленне да шоу. Для іх першасным з’яўляюцца людзі на сцэне і іх дзеянні. Тэмбры і якасць гуку для іх другасныя». Часто членам группы «Стары Ольса» самим приходилось идти за пульт и заниматься необходимой настройкой.

Фото: из архива группы
Афиша одного из концертов

Впрочем, у американцев существует другое преимущество над европейцами. Во многих вопросах они куда более расслаблены или даже раскованы. Сосновский рассказывает о случае, когда его группа выступала в лютеранской церкви в штате Мэриленд. К ним подошел местный пастор Ричард и сказал: «Я глядзеў ў інтэрнэце, што вы спяваеце песню „Highway to Hell“, якую выконвае аўстралійскі рок-гурт. Я б вельмі хацеў, каб сёння падчас канцэрта вы выканалі ў царкве гэтую песню». Потрясенные музыканты замолчали. Змицер осторожно спросил: а вы знаете, о чем песня? Пастор Ричард ответил, что, конечно, знает и даже поет ее во время службы со своими студентами. «Вы нармальна ставіцеся да таго, што хлопец выязджае з дома і едзе на вельмі моцную гулянку? — спросил Сосновский у пастора. — Там будзе поўны адрыў, там будуць самыя вясёлыя сябры, раздалбайскія і адмарожаныя. Хлопец кажа, што падарожжа туды — гэта дарога ў пекла». Пастор при нем перечитал слова песни на мобильнике и ответил, что не видит проблем. По мнению Сосновского, в Беларуси такое невозможно.

В Чикаго поляков больше, чем в Варшаве?

Как известно, в Америке не было классического Средневековья в европейском понимании этого слова. Почему же американцы интересуются средневековой музыкой, которую исполняет «Стары Ольса», и даже проводят ренессансные фестивали (кроме участия на таких форумах, белорусская группа также играла в консерваториях и клубах)? Такие мероприятия продолжаются три-четыре месяца, а то и половину года. В один день может прийти 20−30 тысяч человек. В северных штатах фестиваль происходит в конце лета и в сентябре, в южных — зимой.

Как выяснилось, американцы понимают ренессансные фестивали совершенно иначе, чем европейцы. «Мы думалі, што там будзе гучаць музыка таго перыяду, ХV-ХVІ стагоддзяў», — говорит Сосновский. Но музыканты увидели на фестивалях (например, на Maryland Renaissance Festival) и викингов, и мушкетеров, и американских солдат Второй мировой войны. По словам нашего собеседника, для американцев «Ренессанс» — это восстановление, реставрация музыки прошлого. Привязки к конкретной эпохе у них нет.

Впрочем, выступление «Старога Ольсы» все равно стало событием. «Амерыканцы не выконваюць мелодыі на старадаўніх інструментах, таму іх першай рэакцыяй было здзіўленне», — вспоминает Змицер.

Фото: из архива группы
У Белого дома

Кто слушал выступления группы? Большинство концертов прошло без участия зрителей-белорусов. На некоторых присутствовали лишь одна-две семейные пары из нашей страны.

Любопытно, что в общей толпе зрителей белорусов узнать практически невозможно. Исключение, по словам Змицера, всего одно — если наши соотечественники наденут вышиванки (мода на последние распространилась и за океаном). А вот отличить европейцев от американцев проще. Сосновский рассказывает о случае, когда к нему подошел мужчина в ярко выраженной тирольской одежде и спросил, не из Германии ли его новый знакомый. Когда Сосновский поинтересовался, почему обратились именно к нему, мужчина объяснил, что именно в Германии и Австрии носят босоножки с носками, и показал на ноги Сосновского. Хотя добавил, что американская мода (не носить носки под босоножки) в последнее время распространилась и на южных европейцев.

Впрочем, на двух концертах (в Сан-Франциско и в Нью-Йорке) большинство зрителей составляли представители славянской диаспоры: белорусы, русские, украинцы, поляки.

Когда речь зашла о последних, Сосновский вспомнил, что ему рассказывали в Америке: «У Чыкага жартуюць, што колькасць палякаў, якая жыве ў Варшаве, меншая, чым колькасць палякаў, якая жыве ў Чыкага». Причем, по словам исполнителя, в этой шутке есть большая доля правды. Сосновский рассказывает, как однажды решил пройти по Чикаго и увидел польские вывески, шильды и услышал польскую речь. «Пасля канцэрту мы з сябрамі выйшлі ў краму, і я прапанаваў пажартаваць: «Давайце зараз першаму гандляру скажам «Вітам пана!». Павіталіся, і ён нам нават не падымаючы галавы адказаў: «Вітам паньство!». Музыканты спросили по-польски, где что купить, и получили ответ на этом же языке.

Впрочем, среди слушателей были не только меломаны, но и их домашние животные — собаки, еноты, индюшки. Американцы приезжают с ними на фестиваль и даже берут в самолеты (для этого при покупке билета надо написать письмо, что твой питомец не может без тебя лететь). Более того, животных наряжают, как на праздник.

«Звычайна фестывалі праходзяць кожны выходны на велізарнай пляцоўцы, плошча якой некалькі квадратных кіламетраў, — рассказывает Сосновский. — На ўваходах ёсць вялізны павільён, дзе можна арэндаваць строі той ці іншай эпохі. Існуе вясёлая традыцыя, каб апранаць хатніх жывёл. Напрыклад, сабачка можа быць апрануты ў трохкутны капялюш па модзе ХVIII стагоддзя».

Фото: из архива группы

По словам нашего собеседника, американцы стараются не обращать внимания, даже если собака начинать выть или скулить в ограниченном пространстве (например, в самолете). «Яны вельмі дбайна ставяцца да чужой прасторы, — объясняет Сосновский. — Калі ў нас пры ўваходзе ў краму могуць размінуцца два чалавекі, дык яны пройдуць і не звернуць на тое ўвагу. У Амерыцы адзін з людзей абавязкова скажа sorry, адыдзе і прапусціць другога. Часам адыходзяць абодва і пры гэтым усміхаюцца». Сосновский обращает внимание, что каждый из штатов США очень отличается друг от друга: «Гэта нібыта розныя дзяржавы і краіны». Но, несмотря на это. чувство личного пространства всюду остается.

Олени съели помидоры? Не трогать животных!

Задаем вопрос об особенностях разных штатов. «У штаце Юта ты выканаў песню, чакаеш рэакцыі, а ўся зала маўчыць, — рассказывает Сосновский. — Мы не разумеем, што рабіць. Няўжо ім настолькі не падабаецца? Аказалася, гэта штат, у якім у асноўным жывуць мармоны. Гэта іх традыцыя — бурна не рэагаваць на музыку». Самым искренним штатом музыканту показалась Миннесота, где местные жители реагировали на концерт максимально позитивно и душевно. Такого мнения о Миннесоте даже представители других штатов. Совершенно с другой реакцией музыканты столкнулись в Мэриленде. «Толькі выходзіш на сцэну — свіст, гам, тупат. Даігрываеш кампазіцыю — тое ж самае», — с удовольствием воспоминает Змицер. Он до сих пор не может понять, почему ренессансная камерная музыка вызывает такую реакцию.

Фото: из архива группы
У Ниагарского водопада

Во время своего путешествия по Америке Сосновский старался каждый день бегать по утрам. В Денвере (столице штата Колорадо) во время таких пробежек он каждый день встречал зайцев. Они не занесены в местный аналог Красной книги, но стрелять в них запрещено. Американцы считают, что это часть природы, которая должна жить по своим законам. Кроме зайцев определенное неудобство музыкантам создавали койоты, которые выли под окнами. Вообще, отношение американцев к природе и ее обитателям не сравнимо с белорусским. Змицер Сосновский рассказывает, что в штате Миннесота олени пришли к дому одного из его друзей и съели все его красные помидоры: «Ён пазваніў у паліцыю, але там сказалі ні ў якім выпадку не чапаць аленяў».

Со штатом Небраска у группы «Стары Ольса» связана другая история. Перед путешествием по Америке музыкантов предупредили: быть осторожными со скоростью. Действительно: сразу за вывеской «Небраска» стояли четыре полицейские машины, через 10−15 миль — еще пару машин (такой картины Сосновский не видел ни в одном штате). «Звычайна, калі ёсць шыльда пра абмежаванне хуткасці, ты можаш дадаць пяць міль у гадзіну. А ў гэтым штаце трэба ехаць менавіта столькі, колькі паказана, каб не прыцягваць увагу паліцыі», — объясняет Змицер. Вообще, по словам музыканта, американские полицейские останавливают машину в том случае, если есть нарушение (превышение скорости, есть ориентировка на машину, разбиты фара или стекло). Просто так никто никого тормозить не будет.

Фото: из архива группы

Впрочем, по словам Сосновского, у всех американцев есть одна общая черта — добродушное уважение к европейцам. «Яны з павагай ставяцца да Еўропы як да сваіх каранёў, — говорит музыкант. — Адразу цікавіцца, з якой мы краіны, якую музыку выконваем». Впрочем, в сфере обслуживания этот вопрос имеет прагматичный оттенок. Ведь во многих кафе со «Старым Ольсам» говорили по-белорусски. Однажды официант принес ему тарелку и сказал при этом: «Калі ласка, вам морква». Сосновский подумал, что ему показалось и даже переспросил. Музыканты спросили, откуда официант знает слова. Он достал мобильник и показал открытый «гугл транслейт».

После этих гастролей группа получила уже несколько новых приглашений. Так что вполне возможно, что «Стары Ольса» вскоре снова отправится за океан. Впрочем, в ближайшее время группу смогут услышать и минчане. Напомним, что 20 ноября концерт «Старога Ольсы» состоится в ДК МАЗ.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-50%
-15%
-10%
-30%
-32%
-10%
-10%
0063385