Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Кругозор


В этом году в Минске начал работу семейный инклюзив-театр «i», на сцене которого вместе с обычными актерами играют дети с аутизмом. Игорь Сидорчик, режиссер этого коллектива, рассказал TUT.BY, как ему передал свой совет умерший коллега и почему белорусские девушки должны равняться на Италию.

Фото из личного архива Игоря Сидорчика
Фото из личного архива Игоря Сидорчика

«Поскакали какие-нибудь „грибы“ и „зайцы“ — и заходят следующие зрители»

Большая часть жизни актера Игоря Сидорчика связана с театром юного зрителя. Но в детстве ТЮЗ вызывал у него неловкость, если не смущение. Виной тому — переодетая женщина. «Вы же знаете, что в ТЮЗе работают травести (чаще всего — актрисы, исполняющие роль мальчиков, подростков, девочек — TUT.BY), — рассказывает Сидорчик. — Помню, в школе мы смотрели „Марата Казея“. На третьей-четвертой минуте стало понятно, что Марат — это переодетая тетя с пережатым бинтами бюстом. Как-то сразу стало неловко и неинтересно».

Скептицизм по отношению к ТЮЗу сумели преодолеть два человека. «Незадолго до диплома мне позвонила двоюродная сестра, которая живет в Могилеве, и сказала, что у них в городе есть невероятный режиссер, спектакли которого приезжают посмотреть из всего Союза. Это был Юрий Мироненко, — вспоминает Сидорчик. — И почти весь курс, за исключением пары человек, рванул туда. Посмотрели два великолепных спектакля — „Орфей спускается в ад“ и „За все хорошее — смерть“. Такого я не видел ни в Минске, ни в Москве, ни в Ленинграде. Потом мы всей компанией встретились с ним и даже делали ему какие-то замечания — мы, студенты. Я тогда понял, что хочу работать у него в театре».

Столичный студент уехал из-под родительского крыла в Могилев, где проработал два года. После этого Мироненко возглавил Театр юного зрителя, но через год погиб при загадочных обстоятельствах. А Сидорчик перешел в ТЮЗ и остался там на всю жизнь.

Фото из личного архива Игоря Сидорчика
Сцена из спектакля «Флейта-Чарадзейка». Фото из личного архива Игоря Сидорчика

По словам Сидорчика, золотое время ТЮЗа наступило, когда в театре появился режиссер Андрей Андросик. «Он придумал гениальную вещь, — объясняет актер. — Как тогда начались репетиции спектакля „Маленький лорд Фаунтлерой“. Андросик решил, что мальчиков должны играть дети этого же возраста. Казалось бы, такое решение лежит на поверхности». Однако худсовет эту идею принял в штыки, посчитав полной авантюрой. «Мало того что это было против давно сложившихся правил, так еще маленький лорд — главная роль в спектакле, — рассказывает Сидорчик. — То есть ребенок практически постоянно должен быть на сцене. Спектакль шел два с половиной часа с двумя антрактами. Худсовет хватался за голову: какой ребенок столько высидит. Раньше ведь в ТЮЗе спектакли были поставлены на конвейер: 45 минут, поскакали какие-нибудь „грибы“ и „зайцы“ — и заходят следующие зрители. А тут — история, с судьбами, с характерами. Андросик настаивал, что в ТЮЗ должны приходить не классами, которых туда обычно загоняли, а семьи — дети с родителями. Что спектакль должен быть интересен и взрослым, и детям, что после просмотра его должны обсуждать. И он добился своего: лорда действительно играли мальчики».

«Доброжелатели» потирали руки и ждали полного провала. Но с первой минуты, как только на сцену выбежал мальчик, все замерли. Смотрели с открытыми ртами, мамы плакали. Спектакль шел с 1998-го по 2015 год. Игорь Сидорчик в разное время играл в нем три разные роли. Росли и сменялись маленькие лорды — в этой роли успел выступить и сын Игоря Евгеньевича.

Разговор с потусторонним миром

С Андреем Андросиком у Сидорчика связана ещё одна, мистическая история. В 2003 году Андросик взялся за постановку спектакля «Поллианна». Но довести постановку до конца не смог: тяжело заболел и вскоре умер. Руководство ТЮЗа хотело закрыть спектакль, но Сидорчик настоял на том, чтобы его оставить. И сам стал режиссером.

Фото из личного архива Игоря Сидорчика
Фото из личного архива Игоря Сидорчика

«Андросик нам все время незримо помогал, — рассказывает Сидорчик. — Когда было совсем тяжело и мы не могли найти решение для какой-то сцены, старались представить, что бы сделал Андрей Федорович — и обращались к его предыдущему спектаклю. И если посмотреть обе постановки внимательно, в „Поллианне“ можно обнаружить много цитат из „Лорда“. А один раз был и вовсе мистический случай, когда с „того“ света мне передали: хлеб и холодец убрать!»

Что же произошло? «Вечером репетировали сцену, где Поллианна встречается с бездомным мальчиком, — рассказывает Сидорчик. — В пьесе описано, как они едят хлеб и холодец. Я замучился: как это перенести в спектакль, хлеб и холодец — какая-то несценическая еда. Не спал всю ночь, думал. Наутро пришел в театр пораньше — посмотреть репетицию, посидеть в зале и решить, что все-таки делать с этим холодцом. И тут в зал зашла наш музыкальный работник — впервые после декретного отпуска появилась в театре и говорит: „Я сегодня видела тебя во сне, вместе с Андросиком. Он тебя ругал последними словами — какие-то дети, что-то едят“. У меня мурашки по спине побежали. Я никому ничего не говорил про сцену с едой, она вообще только из декретного отпуска, не знает, что мы тут делаем — и вдруг вот это. Сцену с холодцом убрали».

«Поллианна» с успехом идет на сцене ТЮЗа и по сей день. Постановка шла три часа. Режиссер настаивал на двух антрактах, руководство театра — на одном.

«Действие продолжительностью 45 минут придумали неспроста, а потому что детям элементарно нужно в туалет, — объясняет тайны театрального закулисья собеседник TUT.BY. —  С одним антрактом через 50 минут дети начинают сновать по залу туда-сюда. Актерам тоже тяжело». В результате Сидорчик ушел на пенсию. Как оказалось, вовремя, потому что сразу после этого ему представился случай осуществить давнюю мечту — заниматься с детьми в театральной студии.

Гарри Поттер, который стал зайцем

Весной этого года Сидорчика пригласили в творческую студию Ирины Пушкаревой. Он занялся постановкой мюзикла «Флейта-Чарадзейка» инклюзивного театра «i», созданного при содействии компании velcom. Задачу перед режиссером, равно как и перед остальной творческой группой, поставили непростую: создать полноценный спектакль для большой сцены за два месяца. Сложность в том, что в мюзикле заняты дети с аутизмом, которые выступали на одной сцене вместе с профессиональными артистами. Но Сидорчика это не смутило.

Фото из личного архива Игоря Сидорчика
Сцена из спектакля «Флейта-Чарадзейка». Фото из личного архива Игоря Сидорчика

По словам нашего собеседника, мюзикл готовился в авральном режиме, на репетициях одновременно было по тридцать детей. «Сами понимаете, какая это была суета, — говорит Сидорчик. — Но у меня, наоборот, был азарт — как мы справимся с этим. Помню, пришел мальчик, похожий на Гарри Поттера. Спрашиваю его: „Будешь зайцем?“ Он согласился, но когда дело дошло до выхода на сцену, пошел и лег на маты лицом вниз. Думаю, наверное, ничего не получится. Говорю: „Ну ты там лежи, мы будем репетировать, захочешь — присоединяйся“. Минут через 15 подошел. А сейчас что вытворяет!». По мнению Сидорчика, «очень часто хулиганства детей были очень талантливыми — бери и вставляй готовый кусок в спектакль».

Впрочем, пример своим актерам легко может подать сам режиссер. Впрочем, пример своим актерам легко может подать сам режиссер. Когда будущему актеру было 12 лет, он занимался боксом. Однажды к нему в школу пришел руководитель театрального кружка и позвал к себе. «Обещал, что бои будут и там. Мы всей толпой и пошли», — вспоминает Сидорчик. Впрочем, даже в свои шестьдесят он со спортом на ты: до сих пор легко делает стойку на руках.

В студии Ирины Пушкаревой Сидорчик ведет театральный класс «АнФАс» для детей от 6 до 14 лет, названный в честь Андрея Федоровича Андросика.

— Мы делаем упражнения на развитие внимания и фантазии, занимаемся сценической речью, учимся управлять дыханием. В новом сезоне к обычным детям присоединились и особенные актеры, которые участвовали в постановке «Флейты-Чарадзейкі». «После месяца занятий я вижу, что им нравится. Сейчас пытаемся привить им дисциплину, выдержку, внимание, чтобы они научились проживать какой-то кусок времени сосредоточенными, чтобы им было интересно», — говорит Сидорчик.

Фото из личного архива Игоря Сидорчика
Игорь Сидорчик и руководитель студии Ирина Пушкарева. Фото из личного архива Игоря Сидорчика

Студия готовит несколько проектов, в которых будут заняты и дети, и взрослые. «Я бы хотел вырастить своих актеров, тогда можно будет ставить спектакли, — рассказывает наш собеседник. — Все знают, что Джульетте было 14 лет, а играют ее сорокалетние актрисы. Понятно: Верона, Италия, там девушки созревают раньше. Ну, а нашей белорусской Джульетте пусть бы было не 40 лет, а 18 или 20».

Семейный инклюзив-театр «i» создан в апреле текущего года общественной организацией «Дети. Аутизм. Родители» и компанией velcom. На одной сцене вместе выступают профессиональные артисты и дети с аутизмом. Своей миссией театр видит формирование общества, в котором «особенные» люди востребованы и имеют шансы добиться успехов в разных областях. В начале июля с фурором прошла первая премьера театра — мюзикл «Флейта-чарадзейка». Осенью и зимой семейный инклюзив-театр «i» выступает с гастролями во всех областных центрах: в частности, в Гродно спектакль покажут 26 ноября.