Анастасия Бойко / /

Уже больше 20 лет британец Джон Уоррен живет и работает в России. Сейчас он колесит по миру, снимая сюжеты для шоу о еде и путешествиях «Поедем, поедим», которое с 2012 года выходит на телеканале НТВ. Два года назад Джон уже побывал в Беларуси, а сейчас вернулся готовить новый выпуск. TUT.BY встретился с ведущим в аэропорту за несколько часов до его отлета в Москву.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Мы встречаемся с Джоном в национальном аэропорту у зоны регистрации на рейс Минск — Москва. Съемочная группа провела в Беларуси около пяти дней и с несколькими десятками гигабайт отснятого материала возвращается домой, чтобы монтировать очередной выпуск программы «Поедем, поедим».

— Хэй, я здесь! — здоровается Уоррен. — Ох и поправился я у вас!

В жизни Джон Уоррен точно такой же, как и на экране: веселый, открытый и общительный. Мы идем в кафе. По дороге Уоррен расхваливает белорусское пиво. Присев за столик, он заказывает бокал и выпивает его почти залпом.

— Супер! После рабочей недели очень хотелось, — делится эмоциями Джон.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Летом 2014 г. он ездил в Минск, Полоцк и Лиду, приготовил верещаку, отметил Купалье и оценил белорусский трикотаж. Вторыми съемками в Беларуси он доволен больше. Говорит, было душевней и больше удалось увидеть.

— Круто, мы хорошо отсняли в этот раз! Вроде как Беларусь похожа на Россию, но не Россия. Здесь чище, тише, спокойнее. Говорят, что музыка — это не только звук, но и молчание между нотами. В Минске как раз больше этого «между нотами». Здесь меньше суеты.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Британец растерянно улыбается и долго думает, с чем связано белорусское спокойствие. После минуты молчания все-таки предполагает, что причина — в самих белорусах.

—  Наверное, потому что вы сами другие. Вы цените эту тишину и спокойствие. Когда распался Советский Союз, Россия взяла на себя ответственность за страны, входившие в него. Она должна сопротивляться американцам, делать ядерное оружие, тратить миллиарды на вооружение. А маленькая спокойная Беларусь получила свою свободу! Теперь вы можете делать все что хотите. Да, у вас нет нефти и газа, но у вас есть соль и бульба! Вы абсолютно безобидны, и никто не обращает на вас внимания. Как это хорошо! Как бы я хотел, чтобы никто порой не обращал на меня внимания!

Джон снова задумывается и смотрит в окно.

— Возможно, в чем-то виноват Лукашенко. Может быть, его рука слишком железная, но эта железная рука благотворная, она не злокачественная. Если можно было гарантировать, что человек на самом важном посту будет хорошим и пушистым, будет всем помогать, то это круто. Но очень часто бывает так, что человек портится на высоком посту. Лукашенко не портится.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Ведущий считает, что за два года в нашей стране не произошло глобальных изменений. Разве что появились новые деньги, в которых он теперь с трудом разбирается.

— Не могу сказать, что Беларусь изменилась. Мне кажется, что два года назад было больше застоя, а сейчас появилась какая-то движуха. Правда, в новых деньгах я ничего не понял! У меня в кармане есть 90 вот этих, и какие-то вот эти. Я так понимаю, что это — 1 копейка, да, а это — 5 копеек. А это 500 рублей? (показывает 50 деноминированных рублей).

— Нет, это 500 старых тысяч, ­- помогаю Джону разобраться в купюрах.

— Хорошо. Полмиллиона. Пол-ляма белорусских — это столько на российские?

— Примерно полторы тысячи рублей.

— Ого, так у меня много денег. Я в понедельник поменял 100 долларов, и вот сколько денег у меня осталось. Я купил себе батончиков, колбасы…

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Колбасу Джон купил на Комаровском рынке. К нему у ведущего особая любовь.

— Ваша Комаровка — супер. Мы уже были на ней два года назад, когда снимали выпуск в Минске. Я считаю, что Комаровка — это один из крутейших рынков. Очень вкусная еда. Обычно ничего не покупаю, а там купил два батона и колбасу. А еще там мы устроили небольшой флешмоб: спрятали троих певцов в разных местах. Один продавец, другой покупатель, а третья девушка пила кофе. И как только начала играть музыка, они начали петь. Все обалдели, начали снимать на телефоны. Мы даже сделали два дубля — настолько это было круто!

Фото: vk.com/poedempoedim_ntv
Фото: vk.com/poedempoedim_ntv

Помимо Минска, Джон побывал в Могилеве, Турове и в солигорской больнице спелеолечения.

— Мы были в шахтах, в подземной больнице. Очень интересно, потому что эта больница не выдает ни таблеток, ни уколов, ни клизм — ничего. Просто дыши! Делай что хочешь, только под землей. Было ощущение, что мы спустились в бункер во время войны. Там, наверху, что-то происходит, а мы спасены. Я не уверен, что мог бы провести там много времени, но меня впечатлило. Часто бывал в соляных комнатах, но целого комплекса не видел.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Джон Уоррен рассказывает, что у него в квартире целая коллекция камней из разных уголков мира. Очередное дополнение своего собрания он везет из Солигорска.

—  Съемочная группа шутит надо мной: «Джон, у тебя вся квартира в камнях!». Когда держу в руках такой камень, думаю: «Господи, что происходило с этим камнем на протяжении миллионов, а то и миллиардов лет!». У меня мурашки по коже от таких мыслей. Где бы мы ни были — например, на пляже в Крыму — у меня в мыслях: «О, камушек!».

В Турове съемочная группа посетила растущие кресты. Джон признается, что слабо верит в легенду о том, что они против течения приплыли из Киева, хотя верит и любит волшебство и сказки.

—  Это красивая легенда. Может быть, есть какая-то очевидная причина, как они оказались там, но я не знаю. Мне нравится, что они растут. Вау, растущие камни!

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В каждом выпуске шоу «Поедем, поедим» Джон готовит блюдо по необычному рецепту. В этот раз он увезет с собой секрет приготовления жура, с которым познакомился в одной из деревень Могилевской области.

— В Могилеве я ездил на комбайне, двигал тюки сена. Мы были в этнографической деревне 19 века. Там и танцы, пляски, дегустации… Мне понравился очень вкусный суп, который делается на овсянке. Называется жур. Этот рецепт я увезу с собой из Беларуси в этот раз. Я очень люблю белорусскую кухню. Она простая, но очень сытная и вкусная… Я у вас точно поправился, точно!

Фото: vk.com/poedempoedim_ntv
Фото: vk.com/poedempoedim_ntv

На третий день съемок на странице проекта «Поедем, поедим» во «ВКонтакте» появилась фотография Джона в казино с подписью: «Джон проиграл все… В лучшем казино Минска».

— Игорный бизнес — это то, что отличает Беларусь от России. Нам нужно было снять этот кадр аккуратно, потому что нашу передачу смотрят и дети. Мы поступили так: Джон переборщил и проиграл все! Рядом со мной сидела девушка, и когда я начал выигрывать, дал ей фишку. В итоге она поставила эту фишку, я все проиграл, а девушка выиграла.

Когда Уоррен переехал в Россию, первое время занимался бизнесом. Торговал зерном в крупной компании и производил мясные продукты. Он с улыбкой делится своими мыслями о бизнесе в Беларуси, но сразу уточняет, что открывать тут ничего не планирует.

— Я думаю, что если бы открывал бизнес в Беларуси, то он был бы связан с сельским хозяйством. Во-первых, это хорошо развивается в вашей стране, а во-вторых, это знакомая мне вещь. Я 10 лет занимался сельским хозяйством: торговал зерном, семечками. Поэтому мой бизнес был бы связан с овощами, едой. В диапазоне от фермы до вилки, в общем.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Джон очень много путешествует и говорит, что имидж Беларуси на Западе оставляет желать лучшего, и именно это мешает развитию туризма.

— Мне кажется, Беларусь больше всего привлекает поляков, немцев, потому что история вашей страны — это история и их стран тоже. Но англичане, например, поехали бы для начала в Россию. В принципе, я вижу в Беларуси определенную туристическую стратегию. Да, ваш туризм специфичен, потому что туризм а-ля «солнце, море, пляж» тут не прокатит. Только некоторые высокопоставленные американцы думают, что у вас есть море (Джен Псаки — экс-пресс-секретарь Госдепартамента. - TUT.BY). Имидж Беларуси на Западе — это бедная страна, какой-то чокнутый диктатор, и на этом все заканчивается. Мне кажется, чтобы изменить ситуацию с туризмом, нужно изменить имидж страны. На Западе по-прежнему считают, что Беларусь — последняя диктатура Европы.

Британец с грустью говорит о том, что скоро его шоу, скорее всего, закончится, и придется думать о чем-то другом. Но планы на будущее у него уже есть.

— «Поедем, поедим» закончится рано или поздно. Уже с трудом находятся места в России, где мы не были. Все-таки пятый сезон! Поэтому я надеюсь, что, если наша программа закончится, мне удастся уболтать кого-нибудь и сделать все наоборот. Снять то же самое, поехать туда, где мы снимали сюжеты, еще раз, но показать это на Западе европейцам. Это даст мне мандат на то, чтобы показать настоящую Беларусь. Но это пока только в облаках.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

До отлета Джона остается полчаса. Он честно признается, что за пять дней невозможно узнать страну. Но Беларусь ему очень нравится, и он обязательно вернется сюда снова.

— Я заберу с собой из Беларуси спокойствие и тишину. Может быть, вы считаете, что это скучно, но я — нет. Я не уверен, что такой темп жизни пригодится мне сейчас, но в старости, когда я «приземлюсь», мог бы провести в Беларуси какое-то время, потому что мне тут очень нравится. Мне нравятся коровы, которых я видел на дорогах в сельской местности. Я какой-то не городской, но и не сельский. Я, скорее, средний.

-20%
-30%
-25%
-75%
-50%
-12%
-10%
-10%