/

Они переводили на русский язык хиты из мюзикла «Notre Dame de Paris», пробивались на сцену через бразильскую пиццерию и покоряли Париж. TUT.BY вспомнил истории десяти актеров, режиссеров и театральных художников, которые уехали из нашей страны и добились поразительных профессиональных успехов.

«Кажется, будто подходишь к черте безумия»

Фото: artwayspb.ru
Фото: artwayspb.ru

Санкт-петербургский театр балета Бориса Эйфмана — настоящая белорусская колония в северной столице России. В разные годы через этот коллектив прошли белорусы Алексей Турко и Николай Радюш, Денис Климук и Юрий Ковалев. Все они пользовались расположением хореографа, но в конце концов покинули труппу. Ведь последней — несмотря на мировой уровень, свойственный лучшим балетам Эйфмана, — присуща большая «текучка» кадров. Запредельные физические нагрузки и танец на разрыв аорты… Многие танцовщики, в том числе и белорусы, банально опасаются за свое здоровье и будущую карьеру.

Фото: eifmanballet.ru
Фото: eifmanballet.ru

В последние годы эстафету у белорусских танцовщиков перехватила наша соотечественница Любовь Андреева. Она начинала выступать в Национальном театре оперы и балета, но, отработав распределение, перебралась к Эйфману. Совсем недавно Андреева получила «Золотую маску» (самую престижную российскую театральную премию) в номинации «Лучшая женская роль в балете / современном танце». Как рассказывала балерина tut.by, «некоторые партии настолько физически и психологически тяжелы, что кажется, будто подходишь к черте безумия. И зритель охотнее верит тебе, потому что видит, насколько измучен твой герой». Поэтому Андреева заблаговременно готовит себе запасной аэродром. Она получила второе образование как хореограф (её педагог — Валентин Елизарьев) и уже успела поставить пластические сцены в спектакле «Двенадцатая ночь», который идет в нашем Русском театре.

Танцовщик, которого не любили уборщицы

Красивая стройная фигура и высокий рост — обязательные условия успешной карьеры. Долгое время только изящные красавцы могли исполнять партии «принцев» и «героев». Имея небольшой рост, Иван Васильев мог рассчитывать исключительно на характерные партии. Но выпускник Белорусского хореографического колледжа благодаря виртуозной технике «навязал» российскому балету собственные правила игры.

Фото: izvestia.ru
Фото: izvestia.ru

Сын военного, Васильев родился в Приморском крае, учился в Днепропетровске. Причем, в хореографическое училище его приняли сразу на третий год обучения. Васильев исполнял такие движения, которые его одногодки даже не начинали изучать. В 2002-м Васильев переехал в Беларусь, где в 2006-м и закончил наш колледж. Рассказывали, что поздно вечером его буквально выгоняли из зала уборщицы: молодой Иван в буквальном смысле слова жил танцем.

Фото: bolshoi.ru
Фото: bolshoi.ru

Васильеву ещё не было 16 лет, когда он сотворил сенсацию, взяв первую премию на Х Международном конкурсе артистов балета. Неудивительно, что приглашение в московский Большой театр перевесило приглашение от Валентина Елизарьева. В России сложился легендарный дуэт Ивана Васильева и Натальи Осиповой, творческий и некоторое время личный.

Они стали едва ли не первой парой, которая в расцвете карьеры ушла из Большого. Впрочем, Иван все-таки выступает там как приглашенный танцовщик. Но его основной коллектив — Михайловский театр (Санкт-Петербург).

Пиццерия как старт для карьеры

Посетители бразильской пиццерии, зашедшие туда перекусить в один из дней 1998 года, могли наблюдать необычную сцену. К местной балерине по имени Жизель, которая только что вернулась из России и делилась со своими подругами знанием русского, на этом же языке обратился незнакомый парень.

Фото из личного архива танцовщика
Фото из личного архива танцовщика

Это был белорус Вадим Германович. Закончив в Минске хореографический колледж, Вадим шесть лет проработал в Государственном ансамбле танца. Бразилия, в которой Германович в составе ансамбля выступал шесть раз, его заворожила. В 1998 году он купил билет до Сан-Паулу, написал заявление об уходе, собрал два чемодана, взял 500 долларов и отправился в аэропорт. Это теперь танцовщик признается, что его решение было чистейшей авантюрой: он не владел португальским и знал в стране только одного человека — бразильского импресарио, работавшего с ансамблем.

Фото из личного архива танцовщика
Фото из личного архива танцовщика

Новая знакомая, Жизель, помогла Вадиму попасть в танцевальную тусовку. Через год Германович свободно заговорил по-португальски. Сначала он работал преподавателем (при этом находясь в стране нелегально), а затем возобновил карьеру. В 2001 году прошел кастинг в одну из лучших хореографических компаний страны — Companhia de Dança Deborah Colker (на одно место туда претендовало 300 человек) и в течение семи лет выступал по всему миру.

Окончив танцевальную карьеру, Германович некоторое время преподавал в Бразилии, в том числе обучая детей белорусским танцам «Лявониха» и «Крыжачок». А теперь наслаждается жизнью в родном Белоозерске.

В Минск — «на встречу с первой любовью»

Рассказывая о белорусских музыкантах, достигших успехов за границей, TUT.BY писал  о певицах Ирине Гордей и Надежде Кучер, которые оказались невостребованными в Минске. Когда-то подобная история случилась с Марией Гулегиной. Молодая солистка Белорусского театра оперы и балета, она сумела быстро начать международную карьеру и вскоре дебютировала в миланском «Ла Скала», где её партнером в опере «Бал-маскарад» был Лучано Паваротти.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Но её минским коллегам такая творческая активность пришлась не по душе. Точку в конфликте поставило открытое письма ведущих солистов театра. Последние заявили, что отказываются выходить с Гулегиной на одну сцену. Причина была банальная: Мария считала, что оперы надо исполнять на языке оригинала — так, как это делают во всем мире.

Фото из архива Национального театра оперы и балета
Фото из архива Национального театра оперы и балета

Шел 1990 год, границы уже открылись, и Гулегина уехала из СССР. Она стала мегазвездой и до сих пор выступает на сценах ведущих театров мира. Кстати, буквально через несколько лет после её отъезда оперы в Беларуси также стали звучать так, как они написаны.

С того времени Гулегина приезжала в Минск всего дважды. В 1992-м (для участия в благотворительном концерте) и в 2010-м. во время последнего визита певица призналась TUT.BY, что ехала в Беларусь «как на встречу с первой любовью… Мне хотелось увидеть театр и все те места, где в своем прошлом я ходила голодная и где была такая нищенская зарплата».

«Как только четыре провала подряд — и до свидания…»

Представители белорусского театра часто уезжают в соседнюю Россию. Многие достигают успеха, но лишь единицы становятся звездами. В середине 1990-х на восток отправились два известных театральных деятеля: Николай Пинигин — один из лучших на тот момент отечественных режиссеров, а также его единомышленник и соавтор, сценограф Зиновий Марголин. Но если Пинигин в конце концов вернулся в Минск, то Марголин занял свое место в российской театральной элите. На его счету постановки в лучших российских театрах (от Мариинского до МХТ) и три «Золотые маски», самые престижные театральные награды соседней страны.

Фото: ptj.spb.ru
Фото: ptj.spb.ru

«Моя жизнь в Москве — при всех ее преимуществах — достаточно сложная, — рассказывал Марголин в интервью журналу «Мастацтва». — Я постоянно должен находиться в определенной форме. Иначе выкинут из седла мгновенно. Моими услугами пользуются не потому, что я такой хороший, и не потому, что ко мне относятся по-дружески. А по той причине, что сегодня я могу обеспечить некий профессиональный уровень, удовлетворяющий театр. Ничего личного. Как только четыре провала подряд — и до свидания… Если увидишь меня в Минске в поисках работы, поймешь, что [я] «облажался».

Сценография к спектаклю «Нос», который был поставлен в Мариинском театре. Фото: filshtinsky.ru
Сценография к спектаклю «Нос», который был поставлен в Мариинском театре. Фото: filshtinsky.ru

В Беларуси Марголин бывает только наездами. Последняя его работа в Минске — сценография спектакля «Пан Тадеуш», поставленный в Купаловском режиссером Николаем Пинигиным.

В Лондон — за балетным «Оскаром»

Психологи часто говорят, что свои нереализованные мечты педагоги стремятся воплотить в учениках. В 1980-е — первой половине 1990-х Инесса Душкевич была ведущей солисткой Белорусского театра оперы и балета. Критики зарубежных стран, в том числе и Англии, оставляли восторженные отзывы о её творчестве.

Фото: vk.com
Фото: vk.com

Когда Душкевич занялась педагогикой, среди её учениц оказалась Ксения Овсяник. В отличие от некоторых одноклассниц, у неё изначально не было суперданных, зато присутствовало необычайное трудолюбие. Именно Душкевич сформировала ту технику танца, которая позволила Ксении в 2005 году попасть на международный конкурс Prix de Lausanne в Швейцарии. Девочка отсеялась после первого тура. Но после открытого урока, куда пригласили всех «неудачниц», ей предложили продолжить учебу в России, Нидерландах или Англии. Ксения выбрала Лондон.

Солисты Английского национального балета Ксения Овсяник и Жунор Соза. Фото: supercoolpics.com
Солисты Английского национального балета Ксения Овсяник и Жунор Соза. Фото: supercoolpics.com

После трех лет обучения в школе Английского национального балета Овсяник пополнила состав этой престижной труппы. С того времени она исполнила множество ролей — от эпизодических в кордебалете до ведущих. Интересно, что американский хореограф Джордж Уильямсон поставил балет «Жар-птица» специально на Ксению, где та исполнила Заглавную роль (именно так она называлась в программке). За её исполнение Овсяник в 2013 году номинировалась на премию «Бенуа де ля Данс» — своеобразный балетный «Оскар» (который, кстати, когда-то покорился хореографу Валентину Елизарьеву).

Из Минска — в Париж

В середине «нулевых» режиссер Екатерина Огородникова удивляла минчан своим «мужским театром»: в её постановке «Двенадцатая ночь» по Шекспиру все роли (даже женские) играли мужчины. Большой популярностью пользовался её спектакль «Пить, петь, плакать». На счету режиссера была и постановка в Купаловском.

Фото: nv-online.info
Фото: nv-online.info

Пять лет назад Огородникова уехала из Беларуси в неизвестном направлении. Как оказалось, ещё в Минске она вышла замуж за француза, сотрудника посольства Франции в Беларуси. После Минска ему предложили работу в Афганистане. Он отказался. Тем временем Екатерину пригласили в Бельгию — преподавать в местной театральной школе, и муж последовал за ней. Из-за болезни дочери супруги не задержались в этой стране и перебрались в Париж.

Сцена из спектакля Екатерины Огородниковой «Пить, петь, плакать». Фото: TUT.BY
Сцена из спектакля Екатерины Огородниковой «Пить, петь, плакать». Фото: TUT.BY

В столице Франции Огородникова руководит собственным коллективом «Compagnie de théâtre», который начал функционировать в 2012 году. Основу труппы составляют студенты-французы, которых Екатерина учила ещё в Минске. Коллектив Огородниковой часто выступает в разных французских регионах. Но один из спектаклей Екатерины, который называется «Красный паспорт», целый сезон игрался в Париже. А в прошлом году был показан на престижном фестивале в Авиньоне.

«Классический танцовщик — это приговор»

Великие футболисты редко добиваются больших успехов как тренеры. Как ни странно, подобная логика действует и в балете. Хореограф Раду Поклитару когда-то сказал, что «классический танцовщик — это приговор». Он имел в виду, что исполнители классических партий, освоив определенную танцевальную лексику, позднее начинают пользоваться именно ею, когда ставят сами.

Фото: dance.densot.com
Фото: dance.densot.com

Поклитару успешно избежал этой ловушки. Ведь в Национальном театре оперы и балета он исполнял небольшие, но яркие характерные партии. Раду, кстати, родившийся в семье солистов балета Молдавского театра оперы и балета, быстро понял, что не достигнет больших вершин как исполнитель. Через три года после начала карьеры поступил в Белорусскую академию музыки на отделение хореографии.

Сцена из спектакля Раду Поклитару «Кармен TV». Фото: ru.molbuk.ua
Сцена из спектакля Раду Поклитару «Кармен TV». Фото: ru.molbuk.ua

Известность и признание у публики Раду принесли миниатюры, в которых он остроумно пародировал штампы классического балета. Но в Беларуси Поклитару оказалось тесно. Он стал свободным художником. А в 2006 году украинский меценат Владимир Филиппов дал Раду возможность создать авторский театр «Киев модерн-балет». С того времени хореограф чаще работает в Киеве, но охотно откликается на приглашения из других стран (например, в прошлом году он ставил «Гамлета» на сцене московского Большого театра). Впрочем, пока в этом списке пока нет Беларуси. Как говорят в театральной тусовке, сумма гонорара Поклитару, когда-то не очень востребованного нашим Театром оперы и балета, оказалась для коллектива неподъемной.

«В раба мужчину превращает красота»

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Скорее всего, о Сусанне Цирюк слышали даже люди, весьма поверхностно знакомые с театром. Во-первых, она семь лет являлась гражданской женой актера Алексея Нилова, известного по сериалу «Улицы разбитых фонарей». Во-вторых, участвовала в адаптации на русский язык мюзикла «Notre Dame de Paris». У знаменитого поэта Юлия Кима не складывался перевод нескольких композиций. В том числе «Belle». Так что строки «Не покидай меня безумная мечта, // В раба мужчину превращает красота» принадлежат именно Сусанне. За три текста Цирюк получила полторы тысячи долларов. В состоянии эйфории она не глядя подписала контракт, в котором был пункт о передаче всех прав на тексты. Так что за продажу огромного количества синглов «Belle» Сусанна не получила ни копейки.

Сцена из спектакля Сусанны Цирюк «Сильва». Фото musicaltheatre.by
Сцена из спектакля Сусанны Цирюк «Сильва». Фото musicaltheatre.by

Цирюк начинала свою карьеру режиссера в Национальном театре оперы и балета Беларуси, но сделала себе имя в Мариинском театре, где была ассистентом Андрона Кончаловского и Максимилиана Шелла. Кстати, чтобы работать в Питере, она продала свою минскую квартиру и за вырученные деньги купила две комнаты в коммуналке. В начале «десятых» Сусанна ненадолго вернулась на родину, став главным режиссером Музыкального театра. Теперь она — свободный художник, который ставит спектакли в музыкальных театрах России и стран СНГ.

«Выйти из зоны комфорта»

Признанным режиссерам, которые имеют успех у рафинированной взрослой аудитории, как правило, редко удаются детские спектакли. Александр Янушкевич представляет одно из немногочисленных исключений. Он одинаково успешно ставил как серьезные спектакли для взрослых («История одного города», «Венчание», «Дзяды»), так и стильные, остроумные, лишенные дидактизма и морализаторства постановки для детей («Малыш и Карлсон, который живет на крыше», «Приключения Касперля и Сеппеля»).

Фото: zvzda.ru
Фото: zvzda.ru

По первому образованию Янушкевич — актер, он работал в Белорусском государственном театре кукол. Через некоторое время получил второе образование как режиссер и вернулся в коллектив в новой ипостаси. Янушкевича быстро заметили и начали приглашать на постановки в Россию.

Сцена из спектакля Александра Янушкевича «Толстая тетрадь». Фото: kommersant.ru
Сцена из спектакля Александра Янушкевича «Толстая тетрадь». Фото: kommersant.ru

В это время Пермский театр кукол объявил конкурс на замещение должности художественного руководителя. По словам Янушкевича, он «решил выйти, как говорят, из зоны комфорта — театра кукол в Минске, в котором работал очередным режиссёром-постановщиком и в котором нащупывался определённый тупик». В результате Александр победил (голоса за него отдали восемь из десяти членов специальной комиссии) и с 1 января 2015 года был утвержден в новой должности.

Первые шаги оказались более, чем успешными. Постановка «Толстая тетрадь», режиссером которой выступил Янушкевич, победила на «Золотой маске» как «Лучший спектакль в театре кукол».

-40%
-18%
-10%
-20%
-10%
-20%
-10%
0066856