Коронавирус
Выборы-2020
Отдых в Беларуси


Ольга Свиридович,

Брестский художник Павел Кульша создает иллюстрации для книг и рисует животных с человеческими эмоциями. В феврале у него состоялась персональная выставка в Днепропетровске. Ранее его работы выставлялись в Лондоне, а в мае этого года их увидит Бостон. Павел Кульша входит в число лучших иллюстраторов СНГ по версии издательского дома «ТриМаг».

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Почему и когда он начал рисовать, художник сегодня уже и не вспомнит. Выпускник БрГУ имени А.С. Пушкина работал преподавателем и завучем в Брестской детской художественной школе. Ему повезло быть учеником одного из лучших художников-акварелистов Беларуси Александра Алонцева. В настоящее время его творчество вдохновляет людей по всему миру. Интернет буквально «взорвал» их совместный с женой Русланой проект «Коты».

— Почему именно коты?

— В первую очередь я — художник-иллюстратор. А «Коты» — это совместный с женой проект. Наша творческая группа называется «P.A.R.K.Family». Руслана — ремесленник. В рамках такого семейного предприятия мы и творим в свое удовольствие.

Дело в том, что моя жена — заядлая кошатница. Если бы средства и жилплощадь позволяли, я даже представить не могу, сколько котов могло бы у нас жить. А так лишь — плюшевый британец Аватар и лысый сфинкс Белянчик. Я же больше собачник. У нас у каждого в семье есть свой представитель фауны. Британец Тарик — у жены, Белянчик — у дочки, а собака родезийский риджбек Рамзан — мой любимец.

Вы наверняка спросите, почему солидный бородатый дядька рисует котиков? Просто всякого рода тяжелых философских рассуждений я «наелся» еще в студенческие годы. Это слишком сложно и занудно. Так устал от этого всего, что хочется делать что-то простое и позитивное, в то же время нужное. Мне нравится самому себе поднимать настроение, а заодно и другим. Работаю не с логикой, а с эмоциями.

На мой взгляд, живее и интереснее эмоций, чем у кота, нет ни у кого. Собака сама по себе — служака, сдержанная во многих проявлениях. А кот — это озорник, проказник. Котов я рисовал еще даже до того, как у нас в семье они появились. К примеру, давнишним хитом в интернете стала работа «8 Марта». Открытки с этой иллюстрацией печатали и в Москве, и в Нью-Йорке. Правда, много воруют. Страшное дело!

Фото: из личного архива

— Часто без спроса используют ваши работы?

— Ко мне часто обращаются различные издательства по поводу использования моих работ. Главное условие, чтобы указывалось авторство, деньги не главное. Зачастую я даже отказываюсь от гонорара, потому что это заработок очень небольшой, а вот отчитаться за полученный доход придется по полной, это неоправданно отнимет много сил и времени. К примеру, с польскими издательствами или в Санкт-Петербурге проблем не возникало, а вот в Москве наглым образом крадут.

Фото: из личного архива

— Насколько востребованы ваши картины в Беларуси и за рубежом?

— Сказать, что они востребованы — это ничего не сказать. Мы часто бываем на выставках в Минске, Бресте, за границей. Обычно разбирают всё. Если с женой приезжаем с двумя ящиками, то обратно едем налегке. Для себя оставляем только то, что жалко продавать. Какие-то работы, после которых пошла серия, например. Руслана вообще и вяжет, и шьет, и делает декоративные панно, а также украшения. Я — художник и, скорее, автор всяческих идей.

Фото: из личного архива

— В шутку ваше творчество называют «котописью». Но ведь в этом же стиле вы рисуете и других представителей фауны?

— Да, собак, ворон, сов, лягушек, грызунов… много кто есть еще. Но на котов приходится 90 процентов. На творчество сильно повлияла работа в «художке». Неизвестно еще, кто кого учил. Очень благодарен детям за то, что многое удалось у них почерпнуть. Не в том плане, как рисовать, а именно в отношении к искусству. Был случай, когда на одном из пленэров в Польше директор музейного комплекса, в котором все и происходило, решил приобрести несколько работ. Он привел свою четырехлетнюю внучку и спросил, что ей нравится. Девочка указала на несколько работ. Мне запомнилось, что тогда этот руководитель сказал: «Ребенка не обманешь!» И вот эта фраза звучит всегда, когда я что-то делаю. Если детям нравится, значит, я делаю хорошо. Это во многом объясняет, почему коты получаются именно такими, какие они есть.

Фото: из личного архива

— Вы не пробовали делать иллюстрации к детским книгам?

— Эта ниша по большей части занята, к сожалению. В позапрошлом году в Лондоне прошла презентация книги эмигранта из Риги Дмитрия Гинзбурга. Я являюсь иллюстратором к веселенькой басне о лягушке. Одна из последних выложенных в сети работ — это обложка книги «Басня без морали», где лягушка гадает на ромашке. Хотя эта басня, скорее, для взрослых людей. Признаться, были предложения из-за границы, но пока еще для этого не пришло время.

Фото: из личного архива

— В каких книгах можно увидеть ваши иллюстрации?

— В Днепропетровске была презентация книги рассказов Елены Лебедевой. Она давно эмигрировала в США и за время жизни за океаном в качестве хобби писала рассказы. Со мной она связалась в интернете и предложила проиллюстрировать ее творчество. Нашли взаимный интерес: мне нравится, как она пишет, ей — как я рисую.

Фото: из личного архива

— Часто выставляете свои работы?

— Я — дитя нового времени, хотя по возрасту надо бы о пенсии задуматься (смеется). Не вижу особого смысла выставляться в Бресте. Отзывы могут быть разные, в том числе и негативные. Я уже вышел из того возраста, когда критика меня чему-то научит. У нас часто ругают, причем не потому, что плохо, а потому, что надо что-то сказать. В нашем городе, к примеру, проходят ярмарки хенд-мэйд. Но для многих посетителей отдать 50 тысяч за поделку — это уже дорого. Никто же не считает, сколько сил и средств вложено в нее. В Минске дела обстоят уже по-другому, а если выходить на международный уровень, то даже сравнивать неуместно. Было интересно, когда участвовали с женой в регги-фестивале «Sun day». Участники с дредами, в определенных образах и с понятным настроением подходили, интересовались и многие удивлялись, почему так дешево. На выставках работами интересуются люди разных профессий, возрастов и социального статуса. Коты нравятся как молодым семьям с детьми, так и серьезным депутатам.

Мое портфолио есть в интернете. Часто приглашают поучаствовать онлайн в международном жюри.

Фото: из личного архива

— Где проходит творческий процесс, есть какая-то мастерская?

— Мастерская, где создаются работы, находится рядом с домом. Это, наверное, мечта многих: на работу могу ходить в халате. Под это дело я переделал половину старого сарая. Внутренние работы делали сами, получилось душевно.

— Как относитесь к мнению, что художник должен быть голодным?

— Не согласен абсолютно. Художник не должен быть «зажравшимся». Бывает, что это никак не связано с количеством денег, которые зарабатывает человек, а скорее с излишним вниманием. Есть голые и гордые художники, а есть очень обеспеченные и скромные. Нельзя сказать, что одни хуже других.

— Как вы относитесь к творчеству под заказ?

— А как же без этого? Считаю, что если художник не работает под заказ, то он не развивается. Во-первых, выполняя заказы, он изучает конъюнктуру рынка. Какой смысл в том, чтобы рисовать то, на что потом не захотят смотреть? Это немного «оборзевший» Запад, где больше занимаются перфомансом и инсталляцией. Я категорически не занимаюсь ни тем, ни другим. Рисую то, что хочу.

Во-вторых, без денег сегодня не проживешь. В-третьих, тот, кто работает под заказ, со временем может сам диктовать заказчику свои условия, а не наоборот. Раньше я брался практически за любые предложения работы. Сейчас, когда поступает заказ: «Хотим, как у Шишкина», — это не ко мне, я делаю, как Павел Кульша. Нужно, как у Шишкина, — ищите кого-то другого.

Но отмечу, что нельзя приходить в творчество только ради денег. Это должно быть любимое хобби, которое, может быть, в будущем будет приносить доход.

— Можно ли определить жанр, который чаще заказывают?

— Однозначно портрет. Чаще всего заказывают портреты людей в подарок на юбилеи, свадьбы и различные торжества. Я сразу предупреждаю, что работаю так, как я хочу, учитывая пожелания в плане эмоциональной наполненности картины. Обычно ко мне обращаются знакомые люди.

— Над чем работаете сейчас?

— Над иллюстрациями к еще одной книге Елены Лебедевой. Мне очень нравится этот проект.

— Какие самые необычные заказы были у вас?

— Периодически поступают странные заказы, типа разработать персонажей для игр на айпаде. Просят придумать каких-нибудь монстриков, страшных существ.

— Много ли времени уходит на создание одной картины?

— По-разному. Бывает 15 — 20 минут, бывает час, день, неделя, месяц… Бывает, что творчество так увлекает, будто впадаешь в медитацию. Многое также зависит и от материала. Работаю и акварелью, и маслом. Акрил очень быстро сохнет, к тому же он износостойкий. Но все же не очень его люблю, однако он востребован на рынке, ведь не всегда есть возможность неделями ждать, пока будет готова картина.

— Есть мечта или конкретный проект, который ну очень хочется воплотить в жизнь?

— Знаете, у меня есть толстенный скетчбук, который я ежедневно дополняю. Мечта в его исполнении, хотя бы частичном.

-10%
-10%
-20%
-40%
-45%
-10%
-10%
-10%
-40%
-10%