/

В юбилейном, пятом для Международного форума театрального искусства «ТЕАРТ» году организаторы пригласили на белорусскую программу уважаемых зарубежных критиков, к чьему мнению прислушивается театральное сообщество в Европе. С их помощью составители программ международных театральных фестивалей узнают о белорусских постановках и, возможно, включат их в программу. Таким образом, надеются организаторы, белорусский театр заявит о себе на международной арене.

Журналист TUT.BY пообщался с критиками и узнал, что они думают о белорусском театре, какие спектакли их очаровали, а какие откровенно не понравились.

Все, с кем удалось побеседовать, отметили высокий уровень Театра кукол, в особенности спектаклей главного режиссера Алексея Лелявского. Особенно выделили пьесу «Мабыць» — о современных проблемах белорусского общества и игру молодых актеров, задействованных в независимых проектах. Критики сошлись во мнении, что спектакли новой белорусской драмы будут интересны в Европе именно своей локальной проблематикой. Зато репертуарные спектакли регионов показались им слабыми и скучными. Больше всего критиковали постановку «Женитьба» Могилевского областного драматического театра. Оценив исполнение некоторых спектаклей, критики обратили внимание на плохое оборудование театров и неудобство театральных помещений.

«Пожалуйста, пожалуйста, не помещайте пьесы о Беларуси в гетто»

Фото с сайта boskakomedia.biurofestiwalowe.pl
Фото с сайта boskakomedia.biurofestiwalowe.pl

Американец Алан Локвуд (Alan Lockwood) сейчас живет в Польше и является одним из самых влиятельных фриланс-критиков, пишущий для популярной прессы и академических изданий в США, Великобритании и Польше. От просмотра белорусских спектаклей критик получил, по его словам, одновременно удовольствие и разочарование. На вопрос, какие спектакли ему понравились, а какие нет, Алан сразу же эмоционально уточнил, вежливо ли в Беларуси начинать с плохого. По его словам, «Женитьба» по Гоголю в постановке Могилевского областного драматического театра не удивила от начала до конца: «Слишком большая сцена, и ничего больше».

А вот «Тартюф» Белорусского государственного театра кукол, считает Алан Локвуд, может быть интересен зрителям любой сцены англоязычного мира.

— У критиков и академической среды мнения могут быть разными, но публика его полюбит — это точно. Может, я не должен этого говорить как критик, но в минском Театре кукол очень сильная команда. Постановка «Тартюфа» была одновременно смешная, остроумная и эротичная на протяжении всего спектакля. Я в предвкушении второй постановки Алексея Лелявского (это имя критик себе записал на бумажку и четко артикулировал. — TUT.BY).

«Тартюф» настолько понравился критикам, что они внепланово решили сходить на другой спектакль Белорусского государственного театра кукол — «Самозванец».

Фото с сайта teart.by
Спектакль «Тартюф». Фото с сайта teart.by

Локвуд отметил важность постановки «Участковых» Центра белоруской драматургии (ЦБД) при Республиканском театре белорусской драматургии (РТБД) как пример работы молодых авторов с современным контекстом. А Гоголя, Шекспира и Мольера будут показывать и дальше по всему миру, считает Алан.

— Пожалуйста, пожалуйста, не помещайте пьесы о Беларуси в гетто, потому что они якобы никому не нужны, кроме вас, и продолжайте работать в этом направлении. Иностранцам это интересно, это провоцирует дискуссию. Если вы выйдете на международную арену, диалог будет вестись с двух сторон.

До этого момента единственным известным в Европе и англоязычном мире был Свободный театр, который не может выступать в Беларуси, рассказал Алан. И он признался, что сам еще две недели назад думал, что это единственный интересный театр в Беларуси.

— Теперь я знаю, что это не так, и для меня большая честь иметь возможность представить то, что я увидел на Belarus Open, англоязычному миру и показать, что есть еще много интересных театров, кроме Свободного театра, в этой «ужасной, ужасной Беларуси».

По его словам, у международных критиков есть представление только о Свободном театре, которому нельзя выступать в Беларуси, а остальной театр, якобы, прогосударственный и ставит «прекрасные пьесы в стиле соцреализма».

— Я бы не стал сравнивать то, что я видел со Свободным театром. Дело ведь не в том, можно ли их поставить на один уровень, дело в разнообразии, которое обязано быть. Сейчас единственный театр из Беларуси, о котором знают, — это Свободный театр. И самое время рассказать о том, что в Беларуси есть и другие театры, которые делают гениальные вещи, — заключил Алан.

«Пьесы, которые волнуют белорусов»

Фото с сайта tartu.postimees.ee
Фото с сайта tartu.postimees.ee

Театральный критик и отборщик фестивалей из Эстонии Свен Карья (Sven Karja) отметил новую белорусскую драму — спектакли «Участковые» и «Мабыць» (ТБД). Последний спектакль, по его мнению, самый сильный и интересный:

— За два часа я узнал, о чем думают в Беларуси. Как эстонцу мне близки проблемы языка, которые там отражены.

Критик отметил одаренность молодых актеров и деликатность, с которой они отнеслись к материалу.

— В подобных жанрах часто грешат тем, что заранее знают, что хотят доказать, и это в какой-то степени пропаганда. Здесь такого не было, — отмечает Свен Карья. Он подчеркнул, что спектакль интересен именно своей локальностью: Надо ставить спектакли о том, что волнует самих белорусов, и не думать, как это воспримут в Европе. Тем это и будет интереснее в Европе.

Разочарованием для Свена стали спектакли большой сцены. Он увидел классику — «Женитьбу» Гоголя и «На дне» Горького в исполнении Брестского академического театра драмы. В «Женитьбе», по его мнению, актеры играли без настроения, «словно им не хотелось играть».

Фото с сайта teart.by
Спектакль «На дне». Фото с сайта teart.by

— Очень смущала золотая рамка вокруг сцены Дворца профсоюзов, на которой шел спектакль «На дне». Действие происходит в ночлежке, а обрамлено все золотом. Сначала мне это даже понравилось, первые минуты были интересны. Но потом режиссер почему-то решил, что все актеры должны делать что-то одновременно, я потерял фокус. До конца спектакля много сцен было поставлено именно в центре, что говорит о небольшой фантазии режиссера, — считает критик.

Свен также обратил внимание на неудобные, по его мнению, театральные здания. Например, спектакль «Oratorium» могилевской Laboratory Figures Oskar Schlemmer «убило» пространство, убежден критик и предполагает, что впечатление было бы более сильным, если бы спектакль был на другой площадке.

«Актер и история без засилья декораций»

Фото с сайта staatstheater-hannover.de
Фото с сайта staatstheater-hannover.de

По словам немецкого драматурга Йоханнеса Кирстена (Johannes Kirsten), ему ближе художественное пространство, где зритель рядом с актером, видит детали и чувствует игру.

— Для меня театр таким и должен быть: лишь актер и история, без засилья декораций, реквизита, — говорит Йоханнес. Именно поэтому ему так понравился спектакль «Мабыць» Республиканского театра белорусской драматургии, где «12 хороших актеров на пустой сцене рассказывают много чужих историй». Йоханнес отметил уровень игры актеров в этом спектакле и режиссерскую идею, когда актер играет, а потом прямо на сцене выходит из образа. Критику понравилось, что спектакль является совместным творчеством режиссера и актеров, которые самостоятельно собирали материал и общались с людьми, которых потом воплощали на сцене.

При этом он отметил, что пьесы о современности, такие как «Иллюзии» Ивана Вырыпаева, «Мабыць» и «Участковые», написанные современным языком, проще воспринимаются иностранцами. Йоханнес говорит по-русски, но признался, что испытывал трудности в восприятии русского литературного языка и традиционной эстетики XIX века в спектакле «Женитьба». При этом критик отметил, что это хорошая постановка, но мысль не легла в современный контекст.

Фото с сайта teart.by
Спектакль «Участковые». Фото с сайта teart.by

Йоханнес отметил важность существования «кузницы белорусского театра» — Центра белорусской драматургии при РТБД. Критик убежден, что надо давать дорогу молодым драматургам, пишущим на современные темы.

— Чем больше ты знаешь об искусстве, тем больше ты знаешь и о том, кто что делал. Поэтому неправильно думать о том, как сделать что-то новое и не повторяться. Если ты что-то придумал, надо идти и делать, независимо от предшественников, — убежден критик.

«Неприлично, чтобы у театра была такая техника»

Фото с сайта nowosci.com.pl
Фото с сайта nowosci.com.pl

Художественный руководитель польского театра имени Вильяма Хожицы (Wilama Horzycy) в Торуне Бартош Яцек Зачикевич (Bartosz Jacek Zaczykiewicz) сказал, что увидел репертуарные спектакли региональных театров, среди которых лучшим стал «Тартюф» Алексея Лелявского. Понравилась ему и не совсем кукольная постановка Евгения Корняга «Интервью с ведьмами» в Театре кукол. По поводу последнего спектакля мнения критиков кардинально разошлись: «Интервью с ведьмами» либо понравилось, либо совершенно не зашло, третьего не дано. Бартошу понравилась интерпретация, подача истории братьев Гримм, совмещение мизансцен. «Но видно, что спектакль еще не дозрел, были мелкие ошибки, но было интересно посмотреть», — отметил он.

Фото с сайта teart.by
Спектакль «Интервью с ведьмами». Фото с сайта teart.by

В целом манера игры актеров из остальных театров его не впечатлила. А вот выступления проектного театра — спектакль «Аттракцион с ограниченной ответственностью» театра танца Karakuli в постановке Ольги Лабовкиной, «Мабыць» и «Участковые» критику понравились.

— Работа Лабовкиной хороша еще и тем, что интернациональна, и хорошо было бы, чтобы у нее была возможность показывать свои спектакли за рубежом, — считает Бартош. По его мнению, ее пластический танец на одном уровне с хорошими польскими театрами.

Фото с сайта teart.by
Спектакль «Мабыць». Фото с сайта teart.by

Спектакль «Мабыць» очень хорошо сыгран, считает Бартош, и актеры играли как ансамбль:

— Могу, как Станиславский, сказать «Верю!». Во время монологов было здорово наблюдать, как себя ведут остальные. Это очень хорошая режиссерская работа.

Бартош считает, что спектакли о локальных проблемах Беларуси будут интересны в Европе. Но он также обратил внимание на трудность перевода из-за его двуязычия:

— Зритель не будет знать, что один герой говорит по-русски, другой по-белорусски, от чего сильно потеряет спектакль. Если кто-то не понимает ментальность и белорусскую культуру, это может усложнить восприятие.

Сам польский критик, по его признанию хорошо знаком с фильмами и постановками Восточной Европы, что облегчило ему восприятие.

Бартошу не понравился спектакль «Oratorium». По его мнению, идея не продумана:

— Если действие должно происходить медленно, то не годится использовать стекающий сок, он не потечет тягуче. При этом критик отметил, что, чтобы что-то получалось, что-то должно и не получаться.

Фото с сайта teart.by
Спектакль «Женитьба». Фото с сайта teart.by

Не задел и спектакль «Женитьба»:

— Постановка большая, но зрелище не втягивало. Мизансцены ничего не давали, а наоборот, отвлекали. Были и актеры, исполнение которых мне не понравилось.

Бартош отметил, что сильно подкачало оборудование театра:

— Это неприлично, чтобы такая техника была у театра, это сильно мешает зрителю. Мы смотрели три спектакля в кукольном театре, и каждый раз со звуком было не очень. Жалко, что такие технические проблемы портят работу артистов, — посетовал критик.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-20%
-15%
-25%
-10%
-50%
-70%
-50%