1. КГБ сообщил о задержании Костусева и Федуты «по подозрению в совершении преступления»
  2. «Пари Сен-Жермен» выбил «Баварию» из Лиги чемпионов
  3. Уролог объясняет, как не пропустить признаки одного из самых частых заболеваний почек
  4. Третья волна. В Беларуси растет количество заразившихся COVID-19 и пациентов с тяжелыми пневмониями
  5. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  6. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  7. Euronews прокомментировал прекращение вещания в Беларуси
  8. Умер «песняр» Леонид Борткевич
  9. «Когда умирают такие люди, говорят, что уходит эпоха». Друзья и коллеги — о «песняре» Леониде Борткевиче
  10. Это последние дни, за которыми что-то наступит. Чалый рассуждает о настроениях разных белорусов
  11. «На претензии отвечали: „Вам что, жалко?“». Как Gastrofest боролся с клонами фестиваля
  12. «Фокусируюсь на великой цели по примеру Маска». Как сын Израилевича попал в список «Форбс»
  13. Секондам запретили продавать новые вещи. Как рынок б/у одежды отреагировал на нововведение
  14. «Самая длинная 16 сантиметров». Дома у минчанки живут 34 улитки. Смотрите, какие они красивые
  15. Как река превращается в море. Большая вода на Полесье
  16. Минздрав временно запретил ввозить и продавать в Беларуси некоторую продукцию NIVEA. Что говорит торговля?
  17. Купаловский восстановит поставленный 20 лет назад спектакль. Названы фамилии новых актеров
  18. Польша опровергла сообщение Минобороны Беларуси о нарушении границы
  19. Украина ввела дополнительные ограничения на границе с Беларусью
  20. Цена биткоина впервые в истории превысила 62 тысячи долларов за монету
  21. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  22. «Мне говорили: «Лучше бы ты мужа нашла и варила ему борщи!». История молодой трактористки Наташи
  23. «Все больше откусывают парк». Как там стройка Национального стадиона и чем она тревожит местных
  24. Немецкая компания сообщила о приостановке сотрудничества с «Гродно Азотом»
  25. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии
  26. Известный ученый оказался в эмиграции, а Федута с Костусевым — в КГБ. Что происходило в стране 13 апреля
  27. Герасименя продала на аукционе золотую медаль чемпионата мира
  28. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  29. «Самое благоприятное время для продавцов». Что происходит на вторичном рынке квартир в Минске
  30. Биатлонистка Сола честно рассказала о позиции, народной любви и собственном гнездышке в Новой Боровой


Илья Свирин, фото: Алексей Наумчик,

Флагман отечественного экспериментального театра «ИнЖест» раз за разом поражает публику своими невероятно изобретательными и по-хорошему экстремальными постановками. Их видели тысячи зрителей из разных стран мира. Но о том, в каких условиях создаются эти масштабные фантасмагорические действа, не знает почти никто. Накануне открытия юбилейного 35-го сезона коллектива корреспондент TUT.BY побывал на его базе и убедился, что изнанка жизни «ИнЖест» поражает не меньше, чем его творчество.

Фото: Алексей Наумчик, TUT.BY

В вечерний час задворки улицы Казинца напоминают место действия телесериала о бандитах. Здесь пустынно и не очень уютно. Не без труда нахожу здание старенького детсада, затерянное среди таких же девятиэтажек. В нем располагается скромный дом культуры завода «Интеграл», а под его крышей дислоцируется «ИнЖест».

Когда у приземистого входа в ДК устанавливают сценический свет, ты еще не понимаешь, что попал в портал, ведущий в совершено иной мир. Но вскоре в лучах прожекторов вдруг появляются люди на ходулях. Бессменный руководитель «ИнЖест» Вячеслав Иноземцев по ходу вносит коррективы.

Театр полным ходом готовится к показу спектакля «Доступ к телу» в рамках главного театрального события осени — международного фестиваля «Теарт».

Работать на мокром асфальте не только неприятно, но даже немного опасно. Но иного выхода нет: в крохотном зале, где репетирует театр, с такими номерами не развернешься. Там выпекаются различные сложные детали. Сталкиваясь друг с другом во время сложных акробатических этюдов, актеры молниеносно заполняют собой все пространство.

Фото: Алексей Наумчик, TUT.BY

— Свои работы мы здесь по частям собираем, — расказывает Вячеслав Иноземцев. — Единственными полноценными репетициями, по сути, становятся сами показы. Такого «жира», как в гостеатрах, где можно по многу раз прогонять спектакли непосредственно на площадке, у нас, конечно же, нет.

Жители ближайших панелек уже привыкли к своей невольной роли первых зрителей. В их кругах артисты «ИнЖеста» заимели прочную репутацию «клоунов-сектантов», как выразилась одна из соседок. Но в милицию не обращаются.

Фото: Алексей Наумчик, TUT.BY

Послужной список «ИнЖеста» пестрит участиями в престижных международных форумах. Случались и крупные победы — например, Гран-при фестиваля «Соседи» в Люблине. Однако ни на быт, ни на на официальный статус театра эти успехи никак не повлияли. То есть артисты там зарплату не получают — даже такую символическую, как в гостеатрах.

Фото: Алексей Наумчик, TUT.BY

— Связан ли театр с моей профессиональной деятельностью? — переспрашивает участница «ИнЖеста» Виктория Лукша (вне сцены кандидат биологических наук). — Конечно же, нет. Для меня это не профессия, а жизненная потребность.

Впрочем, любой из зрителей согласится с тем, что любительщиной здесь и не пахнет. Увиденое во время репетиции это только подтверждает. Режиссер суров и требует перфекционизма от всех. Каждый эпизод тщательно выстраивается и продумывается. Причем порой из уст вечного экпериментатора Иноземцева звучит традиционное «Не верю!».

Сами «инжестовцы» такой подход лишь одобряют. К тому же, он вполне вмещает в себя возможность импровизации.

Фото: Алексей Наумчик, TUT.BY

 — Дается какая-то задача, но в пределах этих границ ты можешь импровизировать, — говорит Виктория Лукша. — Выстраивать каждый шаг было бы просто неинтересно.

Но оказавшись в их тесной раздевалке, ты понимаешь, что это самые обычные ребята, внешне не всегда отличимые от типичных представителей социума.

Фото: Алексей Наумчик, TUT.BY

Фото: Алексей Наумчик, TUT.BY

Фото: Алексей Наумчик, TUT.BY

Фото: Алексей Наумчик, TUT.BY

Фото: Алексей Наумчик, TUT.BY

Фото: Алексей Наумчик, TUT.BY

«Доступ к телу» не имеет общей сюжетной канвы и четкой структуры — он как будто соткан из кусочков других спектаклей и отдельных аттракционов. Причудливые образы наслаиваются один на другой, вступая между собою в странные взаимодействия. Смысл и содержание в этом во всем, разумеется, наличествуют, но… они постоянно меняются и ускользают от зрителя, будто ящерица, оставляющая в руках лишь хвост.

— Все наши спектакли — это фантазия, здоровый отрыв от реальности, — говорит актриса театра Светлана Мухина — Это красивая сказка, каждый эпизод которой обрастает причудливыми ассоциациями. И у любого человека они будут свои.

Со стороны театрального зала актеры театра «ИнЖест» кажутся киборгами, которые могут все, и ничего у них не болит. Они стремительно перевоплощаются из философов в акробатов, неожидано сваливаясь чуть ли не на головы зрителей. Падают с высоты, ударяясь всеми частями тела — и тут же как ни в чем бывало поднимаются и продолжают.

Фото: Алексей Наумчик, TUT.BY

В «Доступе к телу» актерам поставлена крайне непростая задача — перевоплощаться из образа в образ непосредственно во время спектакля. Нищенское рубище приходится менять на королевские наряды. Одна из комнат, где квартирует театр, полностью завешена костюмами. Их в спектакле «ИнЖест» задействовано несметное количество. Но визуальная эффектность только подчеркивает простую истину: костюмов может быть много, а вот тело — одно.

«Доступ к телу» — спектакль уже непремьерный. Вячеслав Иноземцев поставил его пять лет назад к собственому полувековому юбилею, сумбурно смешав в один коктейль свои жизненные и театральные воспоминания. Но внимательный зритель сразу найдет множество отличий от первых показов. К примеру, рослого юношу с огромным красным полотнищем (без сомнения, он перекочевал в спектакль из грандиозных агитационных шоу советского времени), заменила… бородатая девушка с явно выраженными вторичными половыми признаками.

Фото: Алексей Наумчик, TUT.BY

Исполнительница (а во многом и создатель) этой роли Вероника Оганисян не пришла на репетицию, а почти приползла: с доступом к своему телу у нее вдруг случились серьезные медицинские проблемы. Пришлось сходу знакомить с ролью другую актрису — Светлану Ерашову- на тот случай, если Вероника не поправится.

— Это испытание, — говорит Вероника. — Испытание, которое лишает тебя настоящего.

Несмотря ни на что, она полна решимости сыграть в предстоящем спектакле, который случится уже 5 октября.

Фото: Алексей Наумчик, TUT.BY

Если критики и эстеты выкапывают в спектаклях «ИнЖеста» неисчислимые культурологические аллюзии и смысловые коннотации, то зритель «с улицы» обращает внимание в первую очередь на экстремальные трюки. Немало их и в «Доступе к телу».

Актеры честно признаются: травмы — бывали. Но это, разумеется, лишь исключение из правил. Безудержному экстриму всегда предшествует крайне тщательная подготовительная работа.

— Преодоление внутренних пределов должно иметь и какое-то внешнее проявление, — объясняют «инжестовцы». — Поэтому опасные моменты — не спортивный эпатаж, а естественная закономерность. Это способ как бы проснуться.

Фото: Алексей Наумчик, TUT.BY

Репетиция закончилась. Осталось только решить оргвопросы. Во-первых, необходимо отработать пару мероприятий от дома культуры — в качестве платы за крышу. Артисты относятся к этому с пониманием и стараются подходить творчески. Во-вторых, есть приглашения на корпоративы и коммерческие вечеринки — благо, близится хлебный для театра Хэлоуин.

—  Только так мы можем хоть что-то заработать, — объясняет Иноземцев. — Спектакли нам приносят деньги только за границей. В Минске же, как правило, — влет на приличные суммы.

Билеты стоят традиционно недешево, но… вся выручка уходит на аренду зала, рекламу, оборудование, реквизит и прочие расходы, на которых «ИнЖест» никогда не экономит. При нынешней капиталистической схеме (ни дотаций с грантами, ни даже каких-то льгот и преференций) на спектаклях независимого театра зарабатывают все, кроме самого театра.

Фото: Алексей Наумчик, TUT.BY

В юбилейном сезоне «ИнЖест» планирует показать все четыре свои «сценические» (есть еще и уличные) спектакля и, вдобавок, интригует новой премьерой. Правда, покажут всего по одному разу, да и то — если получится. Ведь единственным спонсором театра во все годы его истории был непосредственно зритель. И если зритель не «поднимет» дорогие билеты…

Поэтому рекламный слоган юбилейной ретроспективы «Спешите смотреть, а то оборвется» может иметь самые разные значения — одно печальней другого.

Впрочем, артисты на жизнь не жалуются. Во-первых, они привыкли, а во-вторых — им безумно нравится то, что они делают.

— Это не сложно, нам в кайф, — говорит Светлана Мухина, — Мы балуемся, это наша игра. Но для того, чтобы все получилось, нужно как следует поработать.

Фото: Алексей Наумчик, TUT.BY

-99%
-20%
-20%
-28%
-10%
-25%
-35%
-50%
-7%
-50%
0070970