Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Кругозор


Второклассник Олег Костюк после занятия на мандолине заглянул в концертный зал. Школьник не мог пройти мимо звуков, доносившихся оттуда: во второй минской музыкальной школе разбирают орган, который украшал зал около полувека.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— Вы разбираете орган?

— Мы делаем, чтобы он работал, играл!

— Я ни разу не слышал, как он играл, зачем его тогда поставили?

— Для красоты.

— Обманка? Так плакат можно было повесить!

Подув в несколько трубок, второклассник рассказал, что знает о музыкальном инструменте.

— Он очень большой и громкий: слышно его, может, метров за пятьдесят!

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Как старый орган попал в школу на Ангарской

Об органе, который не используется по назначению и выполняет во второй музыкальной школе Минска функцию украшения концертного зала, увлекающийся с детства музыкой Юрий Зиссер узнал случайно.

— А еще я знал о том, что в органном зале концертного зала в Верхнем городе нет инструмента. Поэтому решил, что стоит попробовать его реставрировать.

Никому не нужный орган полвека назад привезли военные в минскую музыкальную школу номер два, которая тогда располагалась в районе автозавода. Если верить некоторым воспоминаниям, тогда орган плохо, но играл. Позже музыкальная школа переехала на Ангарскую, орган забрали с собой.

— Поставили проспект, трубы расположили хаотично: никто не задавался целью сохранить его функциональное назначение, в концертном зале музыкальной школы он служил декорацией. В этом зале обычно на народных инструментах играют дети. Школа известная, в ней училось много интересных ребят, в том числе талантливый скрипач Артем Шишков.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Юрий Анатольевич Зиссер приобрел учебный церковный электрический орган и музицирует у себя дома для собственного удовольствия. Сдав государственный экзамен по специальности «интерпретация старинной музыки» по классу органа, в 2015 году он окончил Белорусскую государственную академию музыки. Он также помогает энтузиастам в реставрации белорусских органов.

Покупку необходимых для реставрации деталей за границей из личных сбережений собирается оплатить бизнесмен. Городские власти, планируется, возьмут на себя растаможку.

— В проекте концертного зала на площади Свободы был заложен орган. В смету инструмент тоже попал, однако в ходе строительства на него не хватило денег: те, что были выделены на музыкальный инструмент, «съела» девальвация 2011 года.

С предложением перевезти инструмент из второй музыкальной школы в Верхний город Юрий Зиссер вместе с белорусским искусствоведом Татьяной Бембель, которая помогает ему в плане сотрудничества с городскими властями, отправился к главному идеологу Минска Игорю Карпенко.

— Идея ему понравилась, он хотел, чтобы каждые выходные для туристов давали бесплатные органные концерты. Но бывший директор музыкальной школы не планировал отдавать инструмент, руководствуясь позицией: лучше пусть будет, чем не будет. В дело вмешался председатель Мингорисполкома Андрей Шорец: он принял окончательное решение передать инструмент на баланс концертного зала в Верхнем городе.

На реставрацию органа уйдет больше года

Для того чтобы грамотно разобрать, а потом собрать музыкальный инструмент, в Минск пригласили московского мастера Дмитрия Лотова, который восстановил уже не один белорусский орган. Реставратор служит пастором, в пяти приходах играет службы на органе, дает концерты. Ремонтирует десятки органов на территории всего бывшего СССР. 

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Пастор и реставратор Дмитрий Лотов. Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Когда мастер начал разбирать инструмент, выяснилось, что он собран из двух органов. Оба — производства фирмы Waclaw Biernacki. Внутри органа было много пыли и мусора, что неудивительно, ведь на инструменте не играли как минимум полвека. К тому же часть деревянных труб ссохлась, им понадобится несколько месяцев, чтобы набрать влагу.

— Здесь есть современные, рыхлые доски, но в основном дерево хорошее. Использовано много сортов древесины: трубы, к примеру, еловые, некоторые части органа, которым нужна особая прочность, — дубовые. Есть груша и клен.

По словам специалиста, те люди, которые собрали этот орган из двух, сделали это чрезвычайно непрофессионально. Например, вместо шурупов использовали гвозди, поэтому некоторые детали приходится отбивать «живьем».

— Но все-таки смысл, чтобы привести орган в порядок, есть. Он может стать хорошим инструментом. Виндлады сделаны тщательно, и те голоса, что сохранились, тоже: фирма Waclaw Biernacki отлично выполняла свою работу.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Для реставрации органа потребуется больше года. Часть деталей придется заказывать в Польше, часть — в Германии. Сам орган будет ремонтировать в Минске московский мастер: в Беларуси нет ни одного специалиста такого уровня.

— Орган нужно настраивать перед каждым концертом, поэтому настройщики в Беларуси есть. Есть специалисты по мелкому ремонту, но по таким масштабным работам — и в Москве дефицит! Если говорить о реставрации, то такие работы всегда длятся долго: представьте, здесь тысячи труб и каждую нужно отремонтировать, каждый клапан разобрать, поставить на его место новый, — рассказывает Юрий Зиссер.

Переносить орган помогали френды из фейсбука

Чтобы перенести некоторые тяжелые детали инструмента, бизнесмен обратился за помощью: в фейсбуке тут же откликнулись крепкие мужчины.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— Сейчас мы разбираем самое сердце органа. Виндлады — это устройства подачи воздуха в каждую трубу. Одна из них весит примерно 200 килограммов, другая — около 300.

Мастер Дмитрий Лотов дает наставления помощникам и подробно объясняет, как лучше перемещать виндлады, где можно стоять и как держать части инструмента при транспортировке.

— Эта вещь — часть механизма, поэтому хватать и задевать клапаны категорически запрещено!

Когда несколько мужчин пытаются поднять тяжелейшие виндлады, пастору не остается ничего, кроме как молиться, и затаив дыхание надеяться, что части инструмента не будут повреждены.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— Такие вещи лучше не видеть! Если они ее уронят… Она же чудовищно тяжелая. Боюсь и говорить о том, что мех, на котором они сейчас стоят, весит в полтора раза больше самой тяжелой виндлады, а его придется вытягивать из ямы глубиной в метр семьдесят. Ее сделали потому, что орган просто не помещался на сцене. К сожалению, тогда погибла значительная часть оригинальных стенок органа — как передних, так и боковых.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Одна виндлада весит около 200 килограммов. Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

В Беларуси появится единственный концертный зал органной музыки

О принадлежности органа к фабрике Вацлава Бернацкого говорит соответствующая маркировка на разных частях инструмента. Точную дату его создания определить невозможно: инструмент мог быть изготовлен в любое время между 1908 и 1939 годом. В эти годы фабрика создала сотни органов, каждый четвертый орган в Беларуси — именно ее производства.

На днях разобранный инструмент покинул здание музыкальной школы. Его перевезли в концертный зал «Верхний город»: трубы, воздуховоды и другие детали расположились в подсобных помещениях, коридоре, а также в подвале, между оригинальным фундаментом здания.

Для транспортировки органа оказалось недостаточно одного рейса грузовой машины, которую специально для этого выделил город. Тяжелейшие деревянные детали под руководством реставратора перевозили девять солдат.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BYФото: Александр Васюкович, TUT.BYФото: Александр Васюкович, TUT.BYФото: Александр Васюкович, TUT.BYФото: Александр Васюкович, TUT.BYФото: Александр Васюкович, TUT.BYФото: Александр Васюкович, TUT.BYФото: Александр Васюкович, TUT.BY


Следующим этапом восстановления инструмента будет покупка мотора: с его помощью мастер «продует» трубы и узнает, что именно в них нужно ремонтировать. Мотор будут заказывать новый: в концертном зале он будет стоять рядом с органом — шум от него должен быть минимальным.

Сейчас на балконе внутри зала стоят стулья и микшерный пульт. Именно на этом месте и будет располагаться орган, который, по замерам специалистов, с трудом поместится здесь по ширине.

О том, что в Беларуси органные концерты часто проводятся в не слишком приспособленных помещениях, Юрий Зиссер упоминал в своей статье об органной фабрике Waclaw Biernacki и ее роли в истории музыкальной культуры Беларуси. У каждого музыкального инструмента есть резонатор, благодаря которому тот приобретает звучание. У гитары, к примеру, это деревянный корпус, а вот резонатором органа выступает здание, в котором он находится. Идеальный органный зал имеет форму костела: звук многократно отражается от стен, пола и потолка, прежде чем достичь уха слушателя. Эхо от звуков органа или хора в соборе с хорошей акустикой длится до 5−7 секунд.

Таким идеальным залом и является концертный зал «Верхний город», в котором, если все работы пройдут успешно, через некоторое время зазвучит орган.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY