WWW.TUTBY.NEWS - наш запасной адрес на случай, если TUT.BY не открывается


/ Фото: Дмитрий Брушко, Ольга Лойко,

Став доступной, столица Франции не растеряла своей привлекательности для белорусов. Особенно весной, когда разговоры про "мне снова хочется в Париж" возникают с новой силой. Для многих традиционные туристические достопримечательности города – давно прочитанная книга. Но в Париже немало более укромных и менее раскрученных мест. В том числе – связанных со знаменитыми выходцами из Беларуси. TUT.BY составил топ-10 самых значимых мест и явлений белорусского Парижа.

Роспись Шагала

У чопорно-прекрасного здания Оперы архитектора Шарля Гарнье в самом центре Парижа, в десяти минутах от площади Конкорд, есть все, чтобы стать номером один среди самых-самых белорусских мест французской столицы. Масштаб, талант и скандал - и во дворец, считающийся одним из самых ярких образцов французского стиля beaux-arts с его барочно-ренессансными красивостями, годами выстраивается длинная очередь туристов. За 10 евро (цена марта 2015 года) можно пройти по знаменитой мраморной парадной лестнице, сделать эффектное селфи в бесчисленных зеркалах большого фойе и увидеть фантастический купол, расписанный уроженцем Витебска Марком Шагалом.

Искушенного туриста мало чем удивишь, тем приятнее слышать восторженное аханье при входе в красно-золотой театральный зал, где яркий свет выхватывает росписи на плафоне. 220 квадратных метров в самом сердце Оперы доверили уже опытнейшему и всемирно признанному 77-летнему Шагалу в 1963 году, почти через век после строительства дворца, не без скандала. Консервативных французов смущало появление в здании, считающимся национальным достоянием, произведения современного, да еще и не совсем французского художника (со времен дела Дрейфуса тогда прошло уже шестьдесят лет, но антисемитизм среди французов оставался весьма распространенным).

Министр культуры Андре Мальро отстоял свой выбор художника и не просчитался. Парижский корреспондент "Нью-Йорк таймс" писал: "Сначала большая хрустальная люстра, висящая в центре потолка, была выключена... весь кордебалет вышел на сцену, после чего в честь Шагала оркестр исполнил "Симфонию Юпитера" Моцарта, любимого композитора Шагала. Во время двух последних тактов люстра зажглась, осветив работу художника во всей красе, под восторженные аплодисменты публики. После этого даже ярые противники среди комиссии замолчали...".    

Фото: Ольга Лойко, TUT.BY

На плафоне пять разноцветных секторов, в которых Шагал изобразил сцены из знаменитых балетов и опер и не менее знаменитые парижские достопримечательности, в частности, Эйфелеву башню и Триумфальную арку. От оплаты за проект, работа над которым длилась около года, Марк Шагал отказался, выразив так благодарность Франции за гражданство и возможность свободы творчества. 
Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

Фото: Ольга Лойко, TUT.BY

Фото: Ольга Лойко, TUT.BY

Фото: Ольга Лойко, TUT.BY

Фото: Ольга Лойко, TUT.BY

Фото: TUT.BY

Скульптуры Цадкина

Работы еще одного уроженца Витебска, Осипа Цадкина, невозможно не заметить, даже оказавшись в Париже галопом по Европам. Узнаваемые угловатые (влияние популярного в начале ХХ века кубизма) скульптуры Цадкина украшают  самые известные парижские места паломничества туристов со всего мира. Даже если вы не дойдете до музея Цадкина, его бронзовые изваяния можно увидеть на набережной Сены, в Люксембургском саду, на бульваре Сен-Жермен. 

В двадцать лет, в 1910 году, оказавшись в Париже, Цадкин обосновался на Монпарнасе, работал в знаменитом "гнезде" Парижской школы "Улье". Его скульптуры и холсты украшают коллекции лучших музеев современного искусства мира. В Беларуси работы мастера есть в коллекции Белгазпромбанка.  
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: TUT.BY

Фото: TUT.BY

Фото: TUT.BY


Звезда Сутина

Оказавшись в Париже, двадцатилетний уроженец бедной еврейской семьи из Смиловичей Хаим Сутин, лет до 14 говоривший только на идише, быстро расцвел и прослыл гением. Впрочем, в парижской художественной тусовке 1910-1920-х годов прошлого века гениев было с избытком. Только денег не хватало. Однако не прошло и десяти лет, как появилась "добрая фея" Сутина в лице американского промышленника и коллекционера Альфреда Барнса, ставшего первым серьезным покупателем художника.
     
По возвращении в Америку Барнс пишет в журнале "Искусство живописи" ("Art in Painting") "о мнимом хаосе и нагромождениях, где на самом деле есть величайшее равновесие линий и красочных масс, которые в их странном устремлении и сочетании рождают мощные, трепещущие ритмы, пронизывающие все полотно от одного края до другого". Борис Носик в книге "Еврейская лимита и парижская доброта" пишет: "Барнс писал также об очень любопытных искажениях натуры у Сутина, о том, какую роль играют руки и лицо его модели в достижении пластического единства. Барнс с изумлением писал о диспропорции черт лица на портретах Сутина (вроде гигантского уха, о котором забываешь в искусном сочетании красок). По мнению Барнса, диспропорции эти превосходят дерзания Матисса, но Сутин, в отличие от Матисса, не организует свою живопись, а целиком отдается своему порыву, словно не задумываясь, как он выйдет из положения. "Сутин достигает результатов за счет цвета, - замечает Барнс, - достигает богатым, насыщенным, смачным колоритом, который объединяет все части картины…"

До 2012 года в Беларуси не было ни одной картины уже давно всемирно признанного Сутина. "Большие луга в Шартре" на аукционе Christie’s в Лондоне 8 февраля 2012 года купил Белгазпромбанк, выложив 400 тысяч долларов. В 2013 году Белгазпромбанк приобрел на аукционе Sotheby’s за 1,8 млн долларов "Еву".
Фото: Ольга Лойко, TUT.BY

Фото: Ольга Лойко, TUT.BY

Фото: Ольга Лойко, TUT.BY

Фото: TUT.BY

Фото: TUT.BY


Читайте также: "Круги на воде" с Юлией Чернявской. Таки судьба: везунчик Шагал и "шлимазл" Сутин>>>

Загадка "Улья"

Южные окраины Парижа. Не захолустье, но вроде того. Здесь в 1900 году скульптор Альфред Буше прикупил небольшой участок земли для ротонды, купленного по дешевке павильона бордолезских вин с завершившейся Всемирной выставки.

Фото: Ольга Лойко, TUT.BY
Кафе, где состоялась знаменитая сделка папаши Буше, купившего у владельца кабака Либиона полгектара земли


Небольшое трехэтажное здание в переулке Данциг получило имя La ruche ("Улей"). Здесь Буше открыл 140 мастерских, которые за мизерную плату, а то и вовсе даром снимали будущие звезды Парижской школы, в то числе и уроженцы Беларуси Хаим Сутин, Пинхус Кремень, Михаил Кикоин, Марк Шагал, Осип Цадкин. 

"При этом полиция не сильно беспокоила беспаспортную здешнюю "лимиту", - пишет Носик. - Художник Сутин получил свое первое французское удостоверение личности лет через семь после водворения в "Улье". Да он к тому времени мог больше не бояться полиции. Попав как-то в "Улей" из любопытства и по служебной надобности, полицейский комиссар Заморон был так поражен этим странным занятием лепить краску на холст в надежде превзойти Творение Божие, что и сам увлекся собиранием живописи и стал снисходительно и даже ласково относиться к этим безвредным безумцам. "Лежит посреди бульвара? - кричал он в телефон. - Кто лежит? Художник? Везите его ко мне!"

Сегодня в здании также расположены студии художников. Это частная собственность, но побродить вокруг можно без особых проблем. Померзнув у запертой калитки минут десять под холодным мартовским дождем, корреспондент TUT.BY не преминул воспользоваться приглашением доброго самаритянина погулять по территории, где творили и творят. 

Фото: Ольга Лойко, TUT.BY

"Итак, народ все прибывал в "Улей", и Буше строил все новые и новые кельи. Был там теперь даже корпус повышенного качества - Дворец принцев. Открыто было ателье для совместной работы, куда в складчину приглашали натурщиков. Открыт был и театр "Улья", где актеры из "Одеона" ставили спектакли. Но главное - крыша над головой, самое разорительное, что может быть для бедняка в Париже, - она оставалась в "Улье" фантастически дешевой (тридцать семь франков, а то и меньше за три месяца, где это видано?). Более того, те, кто давно уже не мог платить за жилье, даже самые злостные из неплательщиков, жили, не прячась ни от консьержки, ни от судебного пристава, к помощи которого никогда не прибегал благодетель Буше".
Фото: Ольга Лойко, TUT.BY

Фото: TUT.BY

Фото: TUT.BY

Фото: TUT.BY

Фото: TUT.BY

Фото: Ольга Лойко, TUT.BY


Атмосфера больших кафе Монпарнаса

Прогуливаясь по бульвару Монпарнас, нельзя не обратить внимание на всемирно известные кафе. В "Ротонде", "Куполе", "Селекте" и "Доме" просижены не одни гениальные штаны. Среди завсегдатаев знаменитой "Ротонды", где и сегодня можно выпить кофе или отобедать по не самым пугающим в Париже ценам, можно было встретить многих известных личностей тех лет - от  Сутина с Модильяни до Ленина с Троцким.

"Позади была темная комната, прокуренная раз и навсегда, десять-двенадцать столиков. Вечером эта комната заполнялась; стоял крик: спорили о живописи, декламировали стихи, обсуждали, где достать пять франков, ссорились, мирились; кто-нибудь напивался, его вытаскивали. В два часа ночи "Ротонда" закрывалась на один час; иногда хозяин разрешал завсегдатаям, если они вели себя пристойно, просидеть часок в темном пустом помещении - это было нарушением полицейских правил; в три часа кафе открывалось, и можно было продолжать невеселые разговоры", - пишет Илья Эренбург в книге "Люди, годы, жизнь".

Фото: Ольга Лойко, TUT.BY

Кстати, заправлял тогда в "Ротонде" уже известный продавец земли под "Улей", папаша Либион. "Однажды, когда я сидел в "Ротонде", художница Мямлина попросила меня подержать ее грудного ребенка - ей нужно купить напротив сигареты, - вспоминает Эренбург. - Прошло полчаса, прошел час - Мямлиной не было. Младенец начал кричать. Подошел Либион, выслушал меня и явно не поверил: "Знаю я вас - изготовляете ребят, а потом от них открещиваетесь. Ладно, неси его ко мне - у меня там старая женщина, она тебе поможет. Хорош папаша!.." Либион жил рядом с "Ротондой"; квартира была мещанской: красные портьеры, на стене красивенький пейзаж. Никогда бы он не повесил у себя Модильяни или Сутина, боже упаси! Он привязался к своим клиентам, но не к их произведениям..."
Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

Высота Мицкевича

Адам Мицкевич, уроженец фольварка Заосье Новогрудского уезда, публицист, поэт и деятель национально-освободительного движения, прибыл в Париж в 1832 году по фальшивому паспорту. "Французские власти следили, чтобы в стране было как можно меньше участников восстания 1830-1831 годов в Речи Посполитой. Первое пристанище в Париже поэт обрел в сохранившейся до сих пор гостинице по улице Ришелье, 50. Последним приютом в Париже стала мансарда библиотеки Арсенала, где он, получив должность библиотекаря в 1852 году, поселился с супругой Целиной и шестью детьми", - пишет Владимир Счастный в самом известном путеводителе по белорусскому Парижу. 

В городе много мест, связанных с Мицкевичем, к примеру, есть мемориальная доска с его именем во дворе Коллеж-де-Франс, где он несколько лет читал лекции по славянским литературам. В 1929 году на набережной Сены, рядом с площадью Альма и печально известным тоннелем, в котором разбилась принцесса Диана, поставили памятник поэту работы французского скульптора Антуана Бурделя. 

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Улица Радзивиллов

Одним из самых разочаровывающих белорусских уголков Парижа может стать улица Радзивилла. Дворец известной всей Европе династии из белорусского Несвижа стоял здесь в ХVIII веке, а сейчас здесь, в самом центре столицы, рядом с Вандомской площадью, садом Тюильри и Банком Франции, остался только двадцатиметровый тупик с двумя узкими высокими зданиями. Но на две таблички с известной белорусской фамилией можно взглянуть.

Фото: Ольга Лойко, TUT.BY

Фото: Ольга Лойко, TUT.BY

Звуки Наполеона Орды

Заглянув на Вандомскую площадь, стоит обратить внимание на мемориальную доску неподалеку, на доме № 9 по улице Луи ле Гран. В нем в 1843-1847 годах работал композитор и художник Наполеон Орда. Уроженец деревни Вороцевичи Пинского уезда Минской губернии прибыл в Париж также после восстания, в 1833-м году. Орда брал уроки композиции и игры на фортепиано у Шопена и Листа, много путешествовал, рисовал пейзажи и городские виды. Именно благодаря его рисункам белорусы могут сегодня получить представление о том, как выглядели некоторые уже несуществующие белорусские поместья.

После объявления амнистии участникам восстания, в 1856 году, вернулся на родину, жил в Пинске.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Наполеон Орда - художник "остатков нашей былой славы и цивилизации">>>

Вдохновение Ваньковича

Прогуливаясь запутанными улочками Латинского квартала, нельзя пройти мимо церкви Сен-Северин ХIII века, одной из самых старых в Париже. Среди икон - известная работа нашего соотечественника Валентия Ваньковича, прожившего в городе меньше двух лет и похороненного на кладбище Сен-Дени. "Богоматерь Остробрамская" - последняя работа художника. Долгое время в Беларуси не было картин Ваньковича. В 2013 году Белгазпромбанк купил у частного российского коллекционера "Потрет поэта Томаша Зана".

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Валентий Ванькович: белорусский художник с утерянным наследием>>>

Жемчужина бульвара Сюше

Турист вряд ли случайно забредет в шестнадцатый округ Парижа, разве что по пути в Булонский лес. Но район этот прекрасен, особенно весной. Здание белорусского посольства на бульваре Сюше - классический парижский hôtel particulier, частный отдельно стоящий особняк с небольшим садиком. Ему больше сотни лет, и покупка этой жемчужины недвижимости за 6,5 млн долларов стало фактически первым приобретением независимой Республики Беларусь - его купили в 1994 году по решению правительства.
Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

Посольство изнутри. Париж, камин, китайская роспись и Василь Быков: во что обошлась жемчужина белорусской зарубежной недвижимости>>>

-12%
-10%
-30%
-50%
-40%
-25%
-20%
-20%
-15%