175 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  2. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  3. «Дочка успокаивает: папа вернется». Минчанину, которого задержали на репетиции барабанщиков, дали 6 лет колонии
  4. Какие симптомы указывают на пограничное расстройство личности. Объясняет психотерапевт
  5. Трехкратный восходитель на Эверест — о рисках, очередях к вершине и коронавирусе на такой высоте
  6. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  7. Белорусские хоккеисты проиграли Казахстану, не забросив ни одной шайбы
  8. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  9. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете
  10. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  11. 14 мая будут судить студентов, которые уже полгода находятся в СИЗО. Рассказываем про обвиняемых
  12. В Будславе начали работу альпинисты. На восстановление костела белорусы уже собрали 170 тысяч рублей
  13. «Многое будет зависеть от элиты белорусского общества». Лукашенко встретился с членами Конституционной комиссии
  14. Мозырский НПЗ уходит в июне на ремонт. А что будет делать «Нафтан»?
  15. Проездные в Минске теперь можно записывать на карту самому. Посмотрели, как это работает
  16. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки
  17. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  18. Налоговая в суде выясняет с Тихановским, должен ли он заплатить налог с тех самых найденных за диваном 900 тысяч долларов
  19. Ozon зарегистрировал в Беларуси юрлицо. Что обещает белорусам российский маркетплейс
  20. С 13 мая снова дорожает автомобильное топливо
  21. Авиакомпании отменяют рейсы в Тель-Авив из-за боевых действий. «Белавиа» планирует завтра лететь
  22. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  23. На МТЗ реконструкция, в основном — за кредитные займы
  24. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  25. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  26. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  27. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  28. Что, если перед прививкой от COVID выпить жаропонижающее «для профилактики»? Ответы на вопросы о вакцинации
  29. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркі — пра паўгода ў эміграцыі
  30. Лукашенко принял верительные грамоты послов шести стран


/ фото: Игорь Матвеев,

В Витебске накануне открылась музейная экспозиция, посвященная блокадному Ленинграду. Таким образом жители белорусского города присоединились к акциям памяти, которые прошли в Санкт-Петербурге 27 января, в день 71-летия полного снятия блокады.

Центральное место в экспозиции отвели самому ценному для блокадников - хлебу. Так почтили память всех жертв 872 дней блокады. По разным данным, их насчитывается от 600 тыс. до 1,5 млн человек.

Пока экспозиция небольшая и находится в офисе Витебской городской организации воинов-интернационалистов "Братство" на улице Коммунистической, 27. Позже ее планируют переместить в музей воинов-интернационалистов.

Но инициатор создания выставки - Татьяна Храмцова, дочь блокадницы Веры Терешкиной - надеется, что со временем удастся собрать больше экспонатов и открыть отдельный музей.

Татьяна Храмцова

О Татьяне Храмцовой мы писали в прошлом году в материале о секретах сватовства.


Женщина очень трепетно относится к вещам из прошлого. В своем доме она создала музей этнографии. Когда отбирала экспонаты для него, отдельно отложила документы и вещи, связанные со скорбными ленинградскими страницами. В городе на Неве жило два поколения ее семьи.

Однажды ей пришла идея: а почему бы не собрать вместе людей, кому близка эта тема - блокадников, их детей, внуков, других родственников. В начале января Татьяна Александровна объявила о поиске экспонатов, и откликнулись более 15 человек. Люди принесли фотографии, документы, награды, письма, другие семейные реликвии.

- В этом году в Беларуси проходит Год молодежи. Но мы должны осознавать, что без наших предков не было бы молодых, - говорит Татьяна Храмцова. - 872 дня блокады люди жили, боролись с голодом и холодом. И выстояли!

Мы обязаны это помнить. Ведь время уходит безвозвратно, теряются документы, другие свидетельства. Поэтому я обращаюсь к жителям Витебска и области: приносите на эту выставку то, что дорого вашему сердцу - в память о тех, кто еще есть и кого уже нет. И пусть в Витебске появится уголок, посвященный блокадникам.  


Сейчас в Витебской области живут 106 участников блокады Ленинграда. В самом Витебске - 46 человек. Из них уже мало кто может прийти на такие памятные встречи. Но все же некоторые свидетели тех страшных дней пришли.

Полковнику Алексею Иванову в феврале исполнится 90 лет. Когда началась война, ему было 16. Фронтовик поделился своими воспоминаниями.

Алексей Иванов

- Когда началась война, я учился в ремесленном училище в Ленинграде, в нем было много ребят из Минской области. Участвовал в параде 1 мая 1941 года, в составе трудовых резервов. И в первые дни войны про нас вспомнили: были такие ребята, которые на параде прошли не хуже, чем военные и моряки-балтийцы. И нам предложили записаться в ополчение. Мы все громко согласились: "Ура!". Так я попал в ополченскую дивизию.

Вместо винтовок нам дали лопаты. Ведь винтовки Мосина тогда одну на двоих выдавали. Первый бой был возле Луги в 150 км от Ленинграда. За ночь мы выкопали противотанковый ров и траншеи. Рано утром появился немецкий отряд. Впереди танк, а на нем сверху их командир сидит. Немцы в начале войны нахально действовали. Наши открыли огонь, он сразу спрятался. Скоро танк попал в ров. Водитель хотел вылезть, но наши бойцы закрыли люк. Танк подожгли... Таким я запомнил свой первый бой.


Войну Алексей Иванов окончил в звании старшего сержанта. На его счету было много подбитых танков. А после войны стал летчиком, окончив военное училище.

Жительница Витебска Лорина Марошек принесла на выставку фотографии своих родных, которые жили в блокадном городе и участвовали в его освобождении:

- Среди них была Мария Карандашева, концертмейстер у Дмитрия Шостаковича. Представьте себе: "Шестая симфония" из блокадного города транслируется по всему Советскому Союзу. А за фортепиано - моя родственница.

Мой дядя Иосиф, инженер, занимался маскировкой ленинградских улиц, спасал памятники архитектуры. Второй дядя - Сеня, совсем молоденьким мальчиком погиб под Лугой в 1944 году. Он приносил Марии (ее в семье еще называли Мурочкой) свои пайки...

Я считаю, что все они - и Мария, и Иосиф, и Сеня - внесли свой вклад в Победу. Спасибо им большое. Они для меня - как атланты, как колоссы, эти изумительные люди. 
 

Лорина Константиновна принесла на выставку дорогую в ее семье вещь - старую изогнутую ложку.

- На ней написано: "Последняя ложка Сенечки", - объяснила женщина, почему семья так ее бережет.

Лорина Марошек

Ольга Клемят рассказала историю своей матери, блокадницы Елены Бештаненко:

- Ей было 18 лет, когда началась блокада. Мама выучилась на шофера и возила все, что приказывали: и военных, и провизию, и трупы. Я никогда не забуду этот эпизод из рассказов мамы. Однажды она везла на кладбище умерших, и все люди оборачивались на ее машину. Она остановилась - посмотреть, что с техникой. И увидела: из-под брезента свесилась голова женщины, а ее длиннейшие косы волочились по земле...

Сама мама в молодости была исключительно красивой. Знакомые ее звали Ляля Черная, как артистку. А сейчас она белая-белая, ей уже 93 года. Прийти на этот вечер она, конечно же, уже не смогла. 


Каждый экспонат на этой выставке красноречиво говорит о подвиге жителей Ленинграда. Это и пропуск по блокадному городу, и медали, и знаки блокадников, и письма с фронта, и портреты людей, которые поражают внутренней красотой и волей.

Ужасы блокадного Ленинграда перенес и отец автора этих строк - Виктор Чеботарев. Он учился тогда в железнодорожном училище. Когда город сковало кольцо смертельной блокады, ему было 16. До самой старости он сохранил привычку – после каждой еды отламывать крошечный, на пол-укуса, кусочек хлеба и оставлять его про запас. А потом съедал этот кусочек. Так, наверное, ему было теплее, спокойнее и надежнее...

Поэтому хлеб в нашей семье - не просто святое понятие, а ценимое на генном уровне: им не разбрасывались даже отцовы внуки, будучи совсем малышами.

Папы уже много лет нет, но я помню его рассказы. Как он и другие подростки, рискуя жизнью, сбрасывали с крыш "зажигалки". Как они с другом пошли к взорванным Бадаевским складам - в надежде наскрести земли с жженым сахаром. Но НКВД прогоняло оттуда голодных горожан: пусть лучше остатки провизии съедят крысы, чем люди. "Нас схватили и хотели за поиски сахара в земле бросить в топку паровоза, мы чудом удрали", - вспоминал отец.

Всю жизнь у него не проходила боль за того парня, с которым они мирно беседовали вечером, засыпая, а наутро друг уже был мертв. Второй приятель умер, объевшись салом, которое где-то достал и не стал ни с кем делиться. Не все его товарищи пережили переправу по "Дороге жизни": машины, в которых их везли, бомбили, на глазах папы они уходили под лед.

...До конца своих дней он любил повторять: "В этой жизни выживают сильные духом". Портрет моего отца, в рамке под цвет золота, стоит рядом с фото и свидетельством о смерти, которое выдали другому ленинградцу - умершему в 1942 году от дистрофии. А ведь у этого человека тоже могли бы быть дети и внуки... Этого права его лишила война.    

Священник Сергий Захаров говорил на открытии выставки о возможном создании в Витебске еще одного мемориального музея:

- На месте концлагеря "5 Полк" хотят построить храм-памятник, где бы молились о всех погибших и где бы на первом этаже находился музей. Там были бы отделы, посвященные узникам лагерей, блокадникам, воинам-афганцам. Они все живы, Господь каждого помнит, но хорошо бы, чтобы и мы с вами возносили о них молитвы. И если мы все вместе будем ходить по инстанциям, то власти города быстрее пойдут нам навстречу, чем если этим будут заниматься только узники гетто и прихожане прихода в честь Божьей Матери "Взыскание погибших".
-20%
-50%
-10%
-15%
-10%
-30%
-25%
-10%