Евгений Карпов,

8 ноября Национальный художественный музей Беларуси отмечает 75-летие. Корреспондент TUT.BY поговорил с заместителем гендиректора по научной работе Надеждой Усовой и узнал малоизвестные факты о главной галерее страны.

1. Музей построен не там, где планировалось.




По проекту музей стоял на горке, где сейчас Министерство иностранных дел. От здания музея вниз должна была спускаться терраса с площадями и фонтанами. Это мог бы быть своего рода музей-храм, смотрящий на Свислочь. Если бы проект осуществился, получилось бы другое композиционное решение города. Он бы взял на себя презентабельную часть этой улицы (улицы Кирова. –  TUT.BY).



Но в то время не позволили такое пространство отдать музею, в том месте построили "серьезные" дома. Музею отдали этот маленький кусочек улицы Ленина. В общем-то, музей расположен в не совсем парадном месте, он ушел в тень.

2. В книге отзывов для почетных гостей музея есть автограф стоимостью в несколько тысяч долларов.



Художник Михаил Шемякин, живущий сейчас в Нью-Йорке, сделал рисунок в нашей книге отзывов. Как сказал специалист аукционного дома Christie’s, его можно продать за 5-7 тысяч долларов.

В музее побывали директора Лувра и Эрмитажа, Пьер Карден, Валентина Терешкова, Алексей Леонов, Петр Климук, шейхи и представители дипломатических миссий.

Валентина Терешкова и Алексей Леонов

Анри Луаретт, экс-директор Лувра. 2012 год

Все представительские делегации, начиная с 1950-х годов, вели в музей, потому что долгое время в столице не было ничего более презентабельного. Затем стали водить в оперный театр, национальную библиотеку, сейчас открыли музей Великой Отечественной войны.

Но только в нашем музее можно почерпнуть сведения о культуре страны, о менталитете народа, посмотреть, на что способны белорусские художники. Благодаря стараниям нашего директора (Владимир Прокопцов. - TUT.BY) наш музей производит впечатление европейского и всегда вызывает самые восторженные отзывы.

Владимир Прокопцов (слева) и Пьер Карден (справа)

3. Самому молодому художнику, выставленному в музее, 20 лет.

Аполлинарий Горавский. Пейзаж с рекой и дорогой. 1853 год

Самый молодой художник, чья картина выставлена в нашем музее, 20-летний Аполлинарий Горавский. Эта картина 1853 года. Работа, которую не каждый профессионал напишет. Сейчас молодому художнику попасть в одну из экспозиций музея в принципе практически невозможно.

В основном выставляются художники, имеющие звания "народный" или "заслуженный". Но можно на общих выставках представить свои картины. У нас есть "Арткафе", куда мы приглашаем молодых художников, которые нам нравятся, чьи картины мы хотим купить, но не имеем возможности. Там они выставляют свои работы.

"Арткафе" – это и музей, и площадка для общения. За чашкой кофе посетители обычно проводят 20-25 минут и невольно рассматривают картины. За это время картины молодых художников запоминаются больше, чем шедевры.

"Арткафе" – свободная площадка . В этом году здесь была выставка картин бездомного художника из Гомеля Валерия Ляшкевича и презентация документального фильма о нем под названием "Перекресток", который сняла Анастасия Мирошниченко. Сейчас этот трогательный фильм взял призы на трех фестивалях в России и Польше. Валерий подарил музею четыре свои работы. От продаж репродукций за несколько лет собралась сумма, на которую он может купить себе дом под Гомелем на старости лет.

4. Средняя посещаемость музея составляет 200 тысяч человек в год.

Сейчас посещаемость нашего музея вместе с филиалами (Музей Бялыніцкага-Бярулі в Могилеве, Дом Ваньковичей и Музей белорусского народного искусства в Раубичах) составляет 200 тысяч человек в год.



До 1990 года в музее было только пять залов. У нас было одно здание, а первый этаж был занят запасниками, так как катастрофически не хватало хранилищ. Каждый год коллекция пополняется двумястами произведениями искусства, но хранилища не безразмерные.



В те годы посещаемость была примерно 70 тысяч человек в год. Если посчитать, то за 75 лет, наш музей посетило более 8 миллионов человек.

5. Пик посещаемости музея приходится на Ночь музеев.



Вот уже 10 лет, как мы присоединились к международной акции "Ночь музеев", основной целью которой является привлечение молодежи в музеи. В этом году наша программа стала самой громкой и насыщенной в столице (посетить музей можно было до 5 утра), и, нам кажется, по сравнению с европейскими музейными комплексами, мы показали довольно высокий уровень организации.

6. Три самых дорогих экспоната музея.

Скульптура "Юнона" из Летнего сада в Санкт-Петербурге, которая чудом к нам попала. Ее стоимость оценивается в 400-600 тысяч долларов.



Картина Ильи Машкова, которую Шагал когда-то привез в Витебск в Музей нового западного искусства. Во время войны она была вывезена, а затем возвращена. Стоимость оценивается примерно в 4 миллиона долларов.

Фото: Александр Васюкович
Фото: Александр Васюкович

Самые ранние портреты из Несвижа семнадцатого века. На рынке радзивиловские картины не выставлялись, но для нашей культуры они бесценны.

Фото: Александр Васюкович
Фото: Александр Васюкович

Ну и, наконец, в Минске появился Шагал – две подписные литографии. Его нам подарил Белгазпромбанк. Это знаковое событие для музея и столицы.

7. Средний возраст работников музея составляет 48 лет.

К 75-летию мы решили сделать справочник всех, кто работал в музее. Оказалось, что сделать это невозможно. Многие приходили работать на один год, между поступлениями в вуз. Но мы выяснили, что за это время в нашем музее проработало полторы тысячи человек. А начиналось все с 17 человек.

Средний возраст сотрудника музея 48 лет. Мы не старые, но и не молодые. У нас много пожилых людей – смотрительниц. Сейчас  в нашем музее работают 250 сотрудников.

8. В музее самая дорогая лестница Минска.



Одна из достопримечательностей музея – наша лестница. Лестница и балюстрады сделаны из белоснежного натурального мрамора. Это единственное место в городе с лестницами из такого дорогого материала.

9. В музее около 30 тысяч экспонатов.

Наша коллекция одна из самых представительных на пространстве бывшего СССР. У нас находится уникальная "русская коллекция". Во время войны музей был полностью разграблен. Директор Елена Васильевна Аладова во время послевоенной разрухи, благодаря тому что ее муж был именитым композитором и получал хорошие гонорары за произведения, выкупала шедевры у коллекционеров. Николай Аладов шутил, что "работает на Ленин-музей". Она могла сразу отдавать деньги, и из частных коллекций поступали очень хорошие работы.

Фото: Александр Васюкович
Фото: Александр Васюкович

В те времена категорию музею присваивали по ценности "русских коллекций". Собрание национальных коллекций тогда было в зачаточном состоянии. В 1930-е атеистические годы белорусские иконы почти не собирали, а то, что было собрано в 1920-е годы, было украдено во время войны или вывезено.

Фото: Александр Васюкович
Фото: Александр Васюкович

Во время Революции и гражданской войны 1917-1918 года, когда Минск переходил то к немцам, то к полякам, началась массовая эмиграция польского дворянства. Это связано с тем, что дворцы и усадьбы жгли и разоряли. Так вывозились коллекции за границу. К примеру, Варшавский музей полон шедевров: картины Рущица, портреты Дамеля, Хруцкого и Ваньковича… У нас сохранилась одна единственная работа Фердинанда Рущица, а ведь он родился и умер в Беларуси. А все усадьбы, находившиеся на территории Беларуси, по сути, и были музеями. Каждый образованный хозяин-шляхтич считал делом чести заказать портреты своей жены, своих детей известным или местным художникам. И так из поколения в поколение. Художники путешествовали по усадьбам и выполняли заказы. Это были довольно хорошие художники с прекрасным образованием. Сами владельцы усадеб, магнаты, ездили в Париж, в Варшаву, покупали там мебель для приданого дочерям, картины и хранили их у себя в имениях. Были очень хорошие коллекции: "Рембрандты", "Рубенсы", которые они покупали за границей. Все было вывезено. Из трех тысяч экспонатов удалось вернуть лишь 500. Это часть нашей коллекции – одна из самых ценных.

Фото: Александр Васюкович
Фото: Александр Васюкович

10. В скором времени появится "музейный квартал".






Половина наших произведений – произведения белорусского искусства. И их количество будет расширяться. Новые здания, которые нам выделили и строятся, будут предназначены для белорусских коллекций, которые сейчас лежат невостребованные. Например, национальные костюмы, которые находятся в Раубичах, в Музее народного искусства. Школьников трудновато туда возить, надо заказывать автобус, а это дороговато для родителей. А если бы эти замечательные коллекции можно было увидеть в центре города, было бы намного проще. Нужно детям показывать национальный костюм, ребенок должен гордиться своими национальными костюмами и культурой.



В скором времени у нас откроются новые экспозиции с произведениями белорусского искусства, магазины картин и сувениров, где будут продаваться произведения современных мастеров и копии работ классиков, художественные альбомы. В музейном квартале появятся внутренний дворик под стеклянной крышей, парк скульптур, кафе.



Говорят, музей – кладбище. Ничего подобного. Музей – живой организм, который пытается улавливать струнки развития общества.

-40%
-25%
-10%
-30%
-30%
-40%
-10%
-5%
-20%