102 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  2. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  3. МВД добилось своего: свидетели по административным делам могут настаивать на закрытых судах
  4. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  5. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  6. Суды над журналистами, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  7. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  8. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  9. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  10. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  11. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  12. «Желающих помочь белорусам в их „хлопотном дельце“ много». Чем заняты «Народные посольства» за границей
  13. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  14. В Новогрудке кто-то расстрелял из пневматики собаку. Пес умер, волонтеры обратились в милицию
  15. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  16. «Личная инфляция»: лекарства и отдельные продукты в феврале подешевели, но в целом цены растут
  17. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  18. Весна наступила, но зима не сдается. К выходным вновь похолодает
  19. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходит в Беларуси 1 марта
  20. Экс-президента Франции Саркози признали виновным в коррупции и приговорили к тюремному заключению
  21. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  22. Тихановский о приговорах журналистам и активистам: Ложь и несправедливость порождают озлобленность
  23. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  24. Витеблянину с онкозаболеванием за насилие над милиционерами дали 3,5 года колонии
  25. Один из главных претендентов на «Оскар» и еще пять премьер марта. Что идет в кино в этом месяце?
  26. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги
  27. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  28. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  29. Читаете канал «Советская Белоруссия»? Говорим с его автором (нет, это не то же самое, что газета)
  30. Виктор Лукашенко стал генерал-майором запаса


/

1 октября в книгарне "ЛогвінаЎ" состоится презентация романа "Бывший сын" белоруса Александра Филипенко, около десяти лет назад переехавшего в Санкт-Петербург. Филипенко в прошлом сценарист юмористической программы "Прожекторперисхилтон" и ведущий шоу "Вечерний Герасимец с Романом Романовичем" на телеканале "Дождь". TUT.BY пообщался с писателем о его новом романе, о том, как информационная война между Россией и Украиной повлияла на его работу, и узнал, что заставит его вернуться в Минск.

Фото со страны саши Филипенко Вконтакте
Александр Филипенко с романом "Бывший сын". Фото со страницы Александра "ВКонтакте"

Роман "Бывший сын" - о белорусах, покинувших родину, основан на реальных событиях современной белорусской истории. Он начинается с трагической сцены давки на Немиге, рассказывает о первых в стране выборах и заканчивается событиями на Площади в 2010 году. Главный герой Франциск попадает в толпу в 1999 году и впадает в кому. За долгое время болезни никто, кроме его бабушки, не верит, что Франциск поправится. К нему в палату приходят друзья, делятся новостями, впечатлениями, и белорусская реальность протекает параллельно с метафорическим сном героя. Затем Франциск выходит из комы и видит абсурдный мир вокруг. 

Вы уже не работаете на "Дожде", ушли, чтобы писать книгу и воспитывать сына?

Отчасти, впрочем, вчера я был на "Дожде", и мы обсуждали возможность трансляции нового шоу, в котором я сейчас снимаюсь. Так что есть вероятность, что через несколько недель вы вновь увидите меня на "Дожде" или на другом канале. Это вечернее юмористическое шоу, на этот раз о науке и информационных технологиях.
 
Почему вам важно было написать книгу?

Я несколько лет работал над романом "Замыслы", который выходит через несколько месяцев, в декабре. Но я всегда держал в уме книгу о Беларуси. Я собирал материал и знал, с чего она начинается, но никак не мог решить, чем она закончится. Мне нужен был финал. После событий 2010 года, свидетелем которых я стал, вопрос был решен. Я отложил "Замыслы" и начал работу над "Бывшим сыном". Просто в один день я понял, что не могу не написать эту книгу.
 
Рецензенты называют "Бывшего сына" книгой о белорусах, покинувших родину. Писатель Алекс Дубас обозначил его как "маленькую персональную смерть, или, если хотите, агонию". Вы сказали, что давно хотели написать роман о Беларуси. С каким посылом? Что вам важно было донести?

Мне было важно разобраться, почему я уехал из Беларуси, почему стал бывшим сыном своей страны. Огромное количество наших соотечественников живет за пределами Беларуси. Мне было важно понять, что ими движет. Я уехал из Беларуси после закрытия ЕГУ. Я понял, что больше не хочу оставаться здесь.
 
Через несколько лет, вот увидите, эта книга войдет в курс истории или литературы Беларуси. Это такая фотография наших дней. Я получаю большое количество отзывов, в которых люди подтверждают, что этот 200-страничный снимок очень совпадает с их воспоминаниями.
 
Вы называли книгу "энциклопедией поводов уехать из страны". Какой корень этих поводов?

Одни люди уезжают, потому что не могут писать книги в этой стране. Другие – потому что им запрещают давать здесь концерты. У каждого своя причина. Может, кто-то любит путешествовать или мечтает жить в Новой Гвинее.
Отрывок из романа "Бывший сын"

В городе посредственных архитекторов шел дождь. Намокали крыши и купола церквей. Изменялись политические, экологические и кормовые условия. Улетали птицы. Без виз и штампов в паспортах. Вместе. По предварительному сговору. Они пролетали над разбитыми трамвайными путями, площадью Победы и навечно застывшим колесом обозрения. Над серым Домом офицеров, нулевым километром и роддомом, в котором когда-то родился Циск. Над зданием госбезопасности, Главпочтамтом и Красным костелом, где совсем еще юная, заплаканная переводчица шептала единственную известную ей молитву:

"Магутны Божа! Уладар сусьветаў, вялiкiх сонцаў i сэрц малых, над нашай краiнай, цiхай i ветлай, рассып праменьне свае хвалы… дай спор у працы, будзённай, шэрай… на хлеб штодзённы… на родны край, павагу, сiлу i велiч веры ў нашу праўду, у прышласьць – дай! Дай урадлiвасьць жытнёвым нiвам, учынкам нашым пашлi ўмалот… зрабi магутнай, зрабi шчасьлiвай краiну нашу i наш народ!" Она шептала, и улетали птицы. Как птицы, улетали дни. Один за другим, стаей, чтобы никогда не вернуться.
 
Достойная ли в России оплата гонораров за книги? Можно ли на него прожить?

Я ничего не знаю про гонорары в Беларуси – это вам нужно спрашивать у белорусских авторов, и, тем более, ничего не могу ответить про Россию. Очевидно, что у меня и, например, госпожи Донцовой очень разные гонорары. Впрочем, нас и следует сравнивать – она не занимается литературой. Можно ли прожить? Все люди разные: кому-то нужна роскошь, а кому-то достаточно четырех стен и раскладушки. Я не жалуюсь.
 
О чем ваш новый роман?

Это книга о сценаристах на телевидении, собственно, отчасти вновь моя история. Я рассказываю о судьбе грустных клоунов, о ребятах, которые целыми днями сочиняют шутки для программы "Прожекторперисхилтон", но при этом остаются фатально печальными людьми. Это вновь история поколений, история одной печальной любви, история взаимоотношений отцов и детей.
 
Можно ли сказать, что "Бывший сын" написан для российской публики, ведь для белорусов многие описанные факты известны и понятны? Как воспримут белорусы книгу, как вам кажется?

Во-первых, белорусы ее давно приняли. Книга не новость для Минска и других городов. Я не думаю, что нам нужно делить читателей на русских и белорусов. Конечно, белорусы узнают больше событий, но и в России книгу приняли очень тепло, потому что это ведь не исторический роман, это история одной семьи. Для того чтобы читать книгу, не важно, какой у тебя паспорт. Нет четкого критерия, кому будет интересен роман: литовцам, латышам, белорусам, россиянам или кому-то еще. Для меня показательно, что роман "Бывший сын" в Беларусь попал через Россию. Когда я предлагал его белорусским изданиям, его не хотели печатать, а редактор одного крупного журнала сказал, что "роман не актуален". Я думаю, эта фраза - единственное, чем он прославится.
 
Какая реакция на книгу в Беларуси была бы для вас лестной? Если бы ее резко не приняли или, наоборот, признали верность каждого слова?

Любая реакция хороша. То, что люди читают, - уже прекрасно. Никакой особенной реакции я не жду. Это всего лишь роман. Он или тронет вас до глубины души, или не тронет вовсе. Книга не может нравиться всем.
 
Фото со страницы Александра Филипенко в "Фейсбуке"
Фото со страницы Александра Филипенко в "Фейсбуке"
 
Какие новости о Беларуси доходят до Москвы и какой образ складывается в связи с украинскими событиями? В программе LIVEнь на "Дожде" Михаил Козырев признал, что, прочитав книгу, понял, что в России никто по-настоящему не знает о Беларуси. Как вам кажется, книга помогает в создании образа страны?

В Москве про Беларусь знают, что тут чисто и вроде СССР и что все очень любят гостей. А в связи с событиями в Украине Беларусь вообще никого не волнует. Россию волнует только Россия. Вопрос об отношении к Минску и его статусу - не ко мне. Из книги, я надеюсь, россияне узнают, что Беларусь не российская область (как некоторые полагают), а страна с собственной историей, о которой они даже не подозревали.
 
Изменилось ли для вас что-то в Москве в связи с санкциями? Некоторые интеллектуалы, не афишируя особо и не отрицая напрямую, уезжают из Москвы, предчувствуя цензуру или невозможные условия для творчества и работы. Для вас этот вопрос стоит сейчас? Чувствуете ли вы для себя какие-то запретные темы?

Цензура не сегодня свалилась. Кое-кто уезжает, другие думают, что сейчас, наоборот, самое интересное время для жизни в России. У цензуры есть много способов воздействия. Это не обязательно прямой запрет. "Дождь" лишили источников финансирования, после этого на мою программу не осталось денег. В GQ (пока) я могу писать все, что захочу.
 
Это влияет на ваши мысли о месте проживания в дальнейшем?

Думаю ли о возможности покинуть Россию? Да. Я люблю путешествовать.
 
Упростились ли мысли о новом путешествии в последнее время? Последней каплей для вас станет невозможность писать то, что вы думаете?

Ничего не изменилось. Наоборот – прекрасные времена: вы легко можете понять, кто г*но, а кто нет. Люди очень хорошо проявляют себя в подобных обстоятельствах. Я не гражданин России, поэтому мне сложно ответить на этот вопрос. Наверное, если на территории России начнется война, я уеду. Пока Россия воюет на территории Украины, и все, что я могу, – постоянно призывать немедленно остановить эту ужасную, братоубийственную войну.
 
Сократилось ли в связи с этим число тех, кому вы можете доверять? Больше настоящих людей рядом оказалось?

Число не сократилось и не увеличилось. Я общаюсь с узким кругом друзей, и у нас довольно схожие взгляды на происходящее. К счастью, мои друзья не разочаровали меня. Они оказались людьми честными, порядочными, сочувствующими и благоразумными.
 
Фото со страницы Александра Филипенко в "Фейсбуке"
На открытии фестиваля SLOVO 2014. Фото со страницы Александра Филипенко в "Фейсбуке"
 
Вы рады, что книга будет доступна в Беларуси? Особенно в связи с тем, что ее не хотели здесь печатать из-за "неактуальности".

С чего вы взяли, что теперь она вдруг будет доступна? Вы не можете купить ее в каждом книжном магазине. На книжных развалах ее продают из-под прилавка, что странно, – ничего нового в этой книге нет. Все описанное всем давно известно. Насколько я понимаю, в Минске она продается только в Галерее "Ў" и в интернете на oz.by. Хотя мне говорили, что ее видели еще и в "Академкниге", но "Академкнига" давно славится своей подрывной деятельностью. Я буду рад, если книга будет продаваться везде – на мой взгляд, литература, как минимум, не менее важна, чем хоккей. К тому же у белорусской литературы и белорусского театра гораздо больше успехов за рубежом, чем у наших хоккеистов.
 
Вы рассматриваете возможность вернуться в Минск?

Конечно! Я постоянно и с удовольствием приезжаю домой и однажды, быть может, вернусь навсегда.
 
Для вас критерием станут улучшения или ностальгия?

Сложно ответить. В Минск вернулась Светлана Алексиевич. У нас один издатель – Борис Пастернак, так почему бы и мне не вернуться? Все может быть. Но, вероятно, это произойдет не сейчас. Я вернусь в Минск, если пойму, что нужен этому городу, что я не бывший сын этой страны. Когда в этой стране можно будет заниматься журналистикой и, кроме хоккея, в жизни страны появятся новые ориентиры, то...
 
Как вас изменила Москва? Какие черты характера появились? Чему научила с точки зрения ведения дел, работы, может быть, продвижения своего творчества?

Кажется, в один момент я стал больше напоминать главного героя романа второго – "Замыслов", а между тем, всегда был больше похож на главного героя "Бывшего сына" – Франциска. 
 
-5%
-10%
-20%
-20%
-12%
-20%
-30%
-20%
-40%
-15%