/ фото автора,

Мы продолжаем проект "Музеи Беларуси с БЕЛКАРТ", в рамках которого журналисты, блогеры и волонтеры узнают новые факты и спешат ими поделиться. Настоящая сокровищница таких фактов – гомельский "Музей криминалистики", созданный в 2010 году при областном музее военной славы.



Большая часть экспонатов, многие из которых проходили по реальным уголовным делам, переданы силовыми структурами – в основном, МВД и КГБ.

– Сложно выделить что-то, как вы говорите, наиболее интересное и достойное внимания – иных экспонатов здесь просто нет, – анонсирует экскурсию главный хранитель Игорь Хоришко. – У каждого предмета уникальная история, даже если мы ее не знаем.

Экспозицию открывает стенд, посвященный становлению на Гомельщине советской власти и формированию милиции (органов НКВД). Как примета времени – кандалы, использовавшиеся еще в царской России при этапировании каторжников. Оковы также могли служить "противоугонкой" для лошадей.

Жизнь региона освещала местная пресса – "Вечерка" и газета с философским названием "Жизнь и суд". Кстати, профессия журналиста была рисковой. Одно из громких преступлений того неспокойного времени – убийство сельского корреспондента Лебедева. В экспозиции даже имеется обрез немецкой винтовки, из которого, предположительно, застрелили селькора.




К 20-м годам прошлого века относится и курьезная история, персонаж которой мог стать прототипом Остапа Бендера. Это мошенник Хасанов, который разъезжал по разным городам, выдавая себя за председателя ЦК Узбекистана. Втираясь в доверие к местным чиновникам, он брал крупные суммы денег и скрывался.

Очередной такой фокус Хасанов пытался провернуть, приехав в Гомель в августе 1925 года. Однако здесь он был разоблачен благодаря бдительности начальника уголовного розыска губернской ЧК – Хавкина, позже репрессированного коллегами.



Вооружались тогдашние милиционеры винтовками Бердана 1870 года, которые перезаряжались вручную после каждого выстрела. Еще в первую мировую войну это оружие считалось устаревшим, к тому же к нему не хватало боеприпасов. Сей факт нашел отражение в известном фильме "Зеленый фургон", где в одной из сцен товарищи "скидываются" патронами.

Позже появились винчестеры модели 1873 года. Вопреки навязанным Голливудом стереотипам, это не только помповые ружья заокеанских копов. Фирма Winchester поставляла свои изделия еще Российской империи. В отличие от "берданки" винчестер перезаряжался очень быстро. Правда, даже при небольшом морозе происходили отказы.


Ассортимент музейного арсенала впечатляет. Помимо ружей здесь и "комиссарский" Маузер, модификации Наганов, любимое оружие Джеймса Бонда – Walther PPK, и единственный в Беларуси пулемет Гочкиса образца 1914 года. Есть даже пехотный огнемет, изъятый у членов одной из преступных группировок. К счастью, до его применения в бандитских разборках не дошло. По крайней мере, об этом неизвестно.

Некоторые экземпляры уникальны благодаря кустарной модификации. Например, автомат ППШ, доведенный до неузнаваемости путем замены дискового магазина на самодельный рожковый.





О военном периоде рассказывает отдельная мини-экспозиция. Акцент в ней сделан на деятельности разведывательно-диверсионных групп НКВД, бивших врага на оккупированной Гомельщине.

Одна из таких – спецотряд "Храбрецы" - пустила под откос немецкий эшелон с ипритом. Вместе с донесением в Москву были отправлены доказательства того, что Германия собирается начать химическую войну на Восточном фронте. По дипломатическим каналам немцам дали понять, что в таком случае союзники обрушат на них всю имеющуюся "химию". Вожди рейха отказались от замысла, а противогазы, входившие в экипировку обеих сторон, до конца войны так и остались без дела.



Не менее интересны малоизвестные факты послевоенных лет. Одно из главных направлений работы тогдашних силовиков – расследование преступлений, совершенных гитлеровскими оккупантами, а также выявление их уцелевших пособников.



Напоминали о себе и те, кто вел свою войну против "советов" даже после Победы. К примеру, в Житковичском районе хозяйничала банда Юхневича. Поджоги, письма с угрозами и наконец теракт. Для этого сообщники похитили взрывчатку, приготовленную для освобождения ледяных заторов на реке, угнали машину в колхозе и ночью приехали в райцентр, где совершили подрыв здания РОВД.

Ставка делалась на то, что после этого начнется пожар и уничтожит собранный милицией компромат. Но расчет не оправдался, а вконец обнаглевшими террористами занялся КГБ БССР. Вскоре банду ликвидировали.

Схожая история имела место в Октябрьском районе. Местечковые террористы: отец и сын по фамилии Стасенко избрали мишенями представителей власти и их семьи. Здесь также не обошлось без теракта.

Родственники совершили его с помощью противотанковой мины, которую взорвали, прикрепив снаружи к стене дома бывшего председателя колхоза. В том месте, где за ней стояла кровать хозяина. Сам он погиб, жена была ранена, дети контужены. Раскрыть преступление сразу не удалось. По ошибке задержали двух человек, но впоследствии оправдали – они оказались невиновны.

Только через годы появилась информация, на основании которой была разработана целая спецоперация. В деревню под видом геологов прибыли сотрудники КГБ, которые остановились на постой у Стасенко. Ключевой зацепкой стала случайно услышанная ими фраза. Жена старшего террориста, думая, что выясняет отношения с ним тет-а-тет, пригрозила рассказать про то, кто когда-то взорвал председателя.

Оба террориста предстали перед судом и получили по 15 лет тюрьмы.



Сценарием к шпионскому фильму могла бы стать и проведенная органами КГБ в 1983 году операция "Возмездие". Ее прологом стали события 1952 года, когда на территорию БССР была заброшена диверсионная группа из бывших советских военнопленных. Задание – расширять шпионскую сеть, сбор разведданных и т.д.

Но план провалился. Вся группа была обезврежена, один из ее членов погиб при задержании. Еще двоих, включая уроженца Гомельщины Тимофея Острикова (шпионский псевдоним Карл), осудили.

Отсидев почти 23 года, он освободился, стал жить обычной жизнью. А еще через 8 лет получил письмо. В нем говорилось, что друзья помнят Карла и ждут его в Москве. Уставший от игр со своей судьбой Тимофей отправился в КГБ и согласился сотрудничать. 

В условленном месте в Москве к нему подошел мужчина, уточнил "имя" и передал коробку конфет. Внутри лежали инструкции по сбору развединформации. А задержанным курьером оказался атташе посольства США Луис Томас, позже выдворенный из СССР.

Карла впоследствии еще долго охраняли, опасаясь его устранения в качестве мести со стороны ЦРУ. Однако он благополучно дожил до глубокой старости в Гомеле и умер в 2008 году.





***

Во втором зале музея показано оборудование экспертов-криминалистов разных лет, образцы поддельных документов и денежных банкнот, "орудие труда" квартирных воров - отмычки, предметы старины и ценности, изъятые у контрабандистов.









Транспорт советской милиции представлен тяжелым мотоциклом "Урал" с коляской. На таком в "Берегись автомобиля" инспектор ГАИ преследовал благородного автоугонщика Деточкина. Любопытно, что до конца 50-х годов гражданскому населению "Урал" не продавался, а его эксплуатация без коляски запрещалась.

Это требование ПДД в конце 80-х активно нарушали первые байкеры, называвшиеся тогда почему-то "рокерами". За что и преследовались уже не киношными, а настоящими гаишниками. На дорогах "Урал" зарекомендовал себя надежным спутником. Считается, что он никогда не "умирает" сразу и даже при отказе одного механизма способен на честном слове дотянуть до ближайшей мастерской.





Отдельный стенд посвящен милиционерам, погибшим при исполнении служебных обязанностей. В их числе Петр Иванович Пилипец – родной брат бывшего мэра Гомеля Виктора Пилипца, а также Константин Борисенко и Эдуард Серегин, убитые в перестрелке при задержании вооруженного киллера в 1993 году и другие.






В документальных материалах отражены лихие 90-е – представлена справочная информация о бандах "морозовцев" и "пожарников". Среди прочего – написанная на имя президента жалоба главаря Сергея Морозова.

Устаревшего вида компьютер служит иллюстрацией к рассказу о первом в Беларуси уголовном деле по ст. 351 УК РБ "Компьютерный саботаж". Оно было возбуждено в 2002 году, а обвиняемым стал инженер-программист крупного гомельского предприятия.






Нашлось место и для изделий, которые смастерили (естественно, нелегально) заключенные исправительных колоний. От электробритвы, превращенной в машинку для татуировок, до холодного оружия и приспособлений, которые планировалось использовать при совершении побега.






Однако самый интересный экспонат из этой категории – тумбочка для хранения личных вещей осужденных. Внешне самая обыкновенная. Если не знать, что стараниями одного сидельца-умельца в ней разместились несколько тайников, в которых нашлось место и для порножурнала, и для самодельного зарядного устройства к мобильнику, и даже для самогонного аппарата. Впрочем, эти секреты нас просили не фотографировать. Их вы сможете увидеть, посетив музей.



Гомельский музей криминалистики находится на ул. Пушкина, 1. Время работы с 11.00 до 19.00, выходные – понедельник, вторник. Телефон кассы 8 (0232) 71-23-79.

Стоимость входных билетов – 5000 руб. Для школьников – 3000 руб, для студентов – 3500 руб. Проводятся экскурсии, в том числе на английском и французском языках.


Справка о проекте: Организатором проекта "Музеи Беларуси с БЕЛКАРТ" выступает национальная платежная система БЕЛКАРТ при информационной поддержке TUT.BY и Министерства культуры Республики Беларусь. Проект является социальным и создан с целью популяризации музейного дела Республики Беларусь. Главная задача проекта - информирование общественности о национальном и культурном наследии страны.
-30%
-25%
-30%
-20%
-10%
-21%
-5%
-25%
-5%
0071695