1. Каллаур рассказал про личную инвестиционную стратегию и озвучил ее доходность. Вышло прилично
  2. «Друзья шутят, что я теперь «яжбать». Молодой папа в декрете — о разводе, дочери и трудностях
  3. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  4. «Алкоголь — основная причина». Врач рассказывает, почему появляется панкреатит и как его лечить
  5. «Дети писали: вы крутая!» Татьяна ушла из бизнеса в школу и перевезла семью из Минска в Ляховичи
  6. «Ты как будто забываешь, кто ты. Невероятно тупеешь, чудовищно». Честно о том, что происходит в декрете
  7. Как наши спецслужбы могут задерживать белорусов в России? Спросили у эксперта
  8. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  9. Сегодня завершается сбор средств на проект TUT.BY
  10. Олексин рассказал, почему торговал сигаретами через арабскую компанию
  11. «С остринкой и иронией». Как белорусский бренд одежды стал конкурировать с известными марками
  12. Минчанку судят за оскорбление Ермошиной. Глава ЦИК в суд не явилась
  13. «Белнефтехим» рассказал, насколько подорожает топливо до конца года
  14. Под звуки «Калыханкi». В Минске прощаются с Леонидом Борткевичем
  15. Лукашенко пообещал рассказать «много интересного» об Алиеве и Карабахе, когда перестанет быть президентом
  16. Три белоруски попали в популярный «Женский стендап» на ТНТ. Вот кто они
  17. В Барановичах убили женщину, части тела выбросили в мусорные контейнеры
  18. Конституционная комиссия предлагает дать право голоса белорусам от 20 до 70 лет
  19. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  20. Бежали за границу через реки, леса и поля. Как белорусы скрываются от преследования силовиков
  21. «Затронута тема нагорно-карабахского урегулирования». Лукашенко и Путин поговорили по телефону
  22. Бабарико говорит, что обвиняемые невиновны. А как считают они сами?
  23. «Это что вообще такое?» Владелец удивился страховой выплате за легкое повреждение Mercedes S500
  24. «Нацбанк показал, что рычаги у него остаются». Что означает повышение ставки рефинансирования
  25. Суды и протесты, созвон Лукашенко и Путина, похороны Борткевича. Что происходит в Беларуси 15 апреля
  26. Мошенники оформили на женщину онлайн-кредит на 10 000 рублей, пришлось его выплатить. Что говорят в банке
  27. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  28. Умер автор белорусского букваря Анатолий Клышко
  29. «Гродно Азот»: мы давно не работаем с Helm. Скоро средняя зарплата вырастет до 2 тысяч рублей
  30. «Сказали снять». Убирают ли с полок в магазинах запрещенную NIVEA и что об этом думают покупатели


Александр Прищепов,

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (56.24 МБ)

Сады Тюильри сегодня обычно служат местом отдыха для людей, вышедших из Лувра, где можно спрятаться в тени деревьев или даже перекусить на скамеечке. Ещё в начале 20-го столетия сиденья необходимо было брать напрокат, за дополнительную плату на входе, сейчас эта услуга бесплатна. Кроме того, существуют и привычные нам стационарные скамейки.

Но вы можете и (абсолютно безнаказанно) разместиться на травке, посередине лужайки, никто одетый в казённую форму не прибежит к вам с наручниками и дубинкой, дабы сопроводить вас в ближайший участок.

Сады Тюильри и сами напоминают музей под открытым небом благодаря коллекции скульптур, расположенных в тени аллей. Не многие из отдыхающих знают, что в садах расположены два музея, являющиеся, правда, дополнением не к Лувру.

В северо-западной части находится Национальная галерея Жё-де-Пом, расположенная в бывшем зале для игры в мяч, её можно назвать добавкой к Центру Помпиду, но речь сейчас не о ней.

А в северо-восточной части находится музей Оранжери, о котором у нас сегодня и пойдет речь. У музея двойная предыстория. Как это ясно из названия, здание изначально строилось не как музей, а как оранжерея. С 1852 года около двадцати лет здание успешно выполняло свои функции, а именно - укрывало от зимних непогод апельсиновые деревья из садов Тюильри.

Всё начало меняться в 1871 году. Сначала оранжерея превратилась в казармы, затем - в складские помещения, а когда звуки марсельезы поутихли, оранжерею начали использовать как спортивный зал.

Иногда в здании проводились выставки, хотя чаще всего - сельскохозяйственные, садоводческие, иногда - кинологические, и уж совсем редко - выставки живописи. Неизвестно, сколько так продолжалось бы, если бы не вторая предыстория: в 1914 году Франция неожиданно для большинства французов становится участницей Первой мировой войны. А в это же время "певец воды" Клод Моне по настоянию Жоржа Клемансо начинает работу над серией декоративных панно "Кувшинки".

Клод Моне во время работы над "Кувшинками"
Клод Моне во время работы над "Кувшинками"


В 1918 году, по окончании войны, патриарх импрессионизма в порыве патриотических чувств завещает цикл этих работ французскому народу, правда, с условием, что при жизни художника они будут находиться при нём. Всё тот же Клемансо (вторично ставший к этому времени премьер-министром Франции) начинает активные поиски помещения, в котором бы этот дар наиболее выигрышно смотрелся.

Жорж Бенжамен Клемансо
Жорж Бенжамен Клемансо

Серия "Кувшинки" состоит из восьми панорамных панно, Моне писал их в мастерской с естественным верхним освещением (там были стеклянные потолки). Вполне оправданным желанием было разместить их в помещении с подобным же освещением. Бывшая оранжерея подходила для этого как нельзя лучше. В 1922 году начались работы по переустройству здания, в обсуждении проектов активное участие принимал и сам Моне. Для "Кувшинок" предполагалось отвести два центральных зала овальной формы. В 1923 году здание было переоборудовано, но музей открылся только 17 мая 1927 года, после смерти художника.

Во время Второй мировой войны, в 1944 году, здание пострадало во время бомбёжки. К счастью, "Кувшинки" остались невредимы.

В конце пятидесятых – начале шестидесятых годов музей пополнился рядом работ импрессионистов и постимпрессионистов за счёт коллекций Жана Вальтера и Поля Гийома (портрет последнего, кисти Модильяни, можно увидеть в музее). Юридически музей Оранжери был подразделением Лувра, но с образованием музея д’Орсэ стало понятно, что Оранжери является продолжением коллекции именно д’Орсэ. Собственно, историю музея можно было бы на этом и закончить, если бы не обстоятельства приобретения двух последних коллекций.

Эта история развивалась вполне в духе криминальных романов Александра Дюма: "Cherchez la femme" любит повторять один из его персонажей, работающий на Парижскую полицию (это уже потом фразу подхватил весь мир). Имена двух коллекционеров (собрания которых достались музею) были связаны с одной женщиной - Джульетт Ляказ. Поскольку она уничтожила почти все следы своей жизни до своего первого замужества (документы, фотографии…), то нам остаётся лишь строить догадки, основываясь на слухах и предположениях о её предшествующей жизни (либо продавщица перчаток, либо танцовщица в ночном клубе).

А первым мужем роковой обольстительницы в 1920 году стал Поль Гийом. Один из самых успешных арт-дилеров Франции начала 20 века, меценат, страстный собиратель предметов африканского искусства и картин художников-модернистов, друг Аполинера и Пикассо, Матиса и Дерена… Он дружил с молодыми тогда живописцами Модильяни и Сутиным, поддерживал их  (благодаря именно этому обстоятельству музей на данный момент владеет самой большой коллекцией нашего земляка).

Поль Гийом
Поль Гийом

Став женой Гийома, Жюлетт попала в среду богемы и финансовых магнатов, превратившись в скором времени в светскую львицу и Femme Fatale парижского общества того времени. Женщины её ненавидели, мужчины обожали. Гийом более чем спокойно относился к образу жизни своей жены, вплоть до того, что, когда у неё в 1932 году появился очередной любовник (также коллекционер произведений искусства, архитектор Жак Вальтер), благосклонный муж не только закрыл глаза на подобные чудачества, но и не возражал против совместного проживания с новым фаворитом своей супруги.

В 1934 году у Гийома случился приступ аппендицита, в больницу его привезли слишком поздно (злые языки впоследствии утверждали, что намеренно "поздно"), начался перитонит, приведший Гийома к смерти, а Доменик (так прозвал жену Поль Гийом) - к получению наследства.

Доменик Гийом-Вальтер
Доменик Гийом-Вальтер

Правда, существовала одна сложность - по завещанию она могла получить наследство только в случае, если у неё с Гийомом будут дети. Пришлось притворяться беременной, сначала носить одежду для беременных, ну а затем прибегать и к помощи подушки, а когда пришёл срок… просто купить ребёнка.

Коллекция стала её собственностью, и Доменик начала её подгонять под свой вкус - часть работ Пикассо периода кубизма была продана, зато были приобретены работы импрессионистов и постимпрессионистов - "Аржантейе" Клода Моне, "Натюрморт с яблоками и печеньем" Поля Сезана. Шло время, свои отношения с Жаком Вальтером Доменик узаконила, автоматически став наследницей ещё одной крупной коллекции живописи.

Жан Вальтер
Жан Вальтер

А через некоторое время образовался и ещё один богатый воздыхатель. На этот раз - врач-гомеопат Морис Лякур, сделавший состояние на том, что изобрёл глазные капли. В 1957 году семейная пара и друг неугомонной жены отправились на променад, на выходе из ресторана Жака Вальтера сбила машина. Собравшейся толпе Доменик запретила вызывать скорую помощь, объяснив, что они с другом сами доставят потерпевшего в больницу.

В больницу, как и следовало ожидать, они привезли уже труп. Для достижения спокойствия оставалось лишь одно препятствие - это ребёнок, Жан-Пьер, которого она когда-то купила и выдала за своего. Ребёнок-то уже вырос и со временем мог претендовать на наследство. Первый инцидент произошёл с юношей в 1958 году. Однажды к нему подошёл человек, представился и заявил, что его наняли убить Жан-Пьера, убедив, что тот иностранный шпион. "Кто нанял?" - "Доктор Лякур!" 

Только убивать не хочется, но и денежки большие упускать тоже не хочется. Вот если бы Вы спрятались где-нибудь на время, я бы гонорар получил и тоже исчез бы, ну а там и Вы появиться можете". Так и поступили, и дело даже до суда дошло, но после восьмимесячного слушания доктора всё же оправдали. Ведь преступление не было совершено. А годом позже - снова суд! И на этот раз обвиняется уже Жан-Пьер. В сутенёрстве (по французским законам сутенёр лишается прав на наследство). А на суде - сенсационное признание девушки, которая и выдвинула обвинение.

Оказывается, познакомиться с Жан-Пьером, представиться ему парикмахершей (на самом деле девушка была проституткой), а потом обвинить его в сутенёрстве - был заказ, проплаченный всё тем же Морисом Лякуром.

Дело и на этот раз замяли бы (ходили слухи о связи Доменик с министром иностранных дел), но в прессе поднялась буря (не забыт был и предыдущий скандал), поэтому сошлись на компромиссе - Лякур отбудет некоторый срок в тюрьме (через 6 месяцев его освободили по состоянию здоровья), Доменик-Жюльетт не тронут, но с условием, что коллекция Гийома-Вальтера, которая стала причиной стольких несчастий, перейдёт государству, правда не бесплатно (президент Франции Шарль де Голь вёл отчаянную борьбу с коррупцией, и видимость честности было необходимо соблюсти). Двойной вдове в два приёма была выплачена сумма в 300 млн франков.

В два приёма музей Оранжери получил новые экспонаты, среди которых - и известный портрет самой аферистки работы Андре Дерена "Портрет мадам Гийом в широкополой шляпе". 
-30%
-30%
-5%
-30%
-20%
-30%
-15%
-25%
-10%
-28%
-10%
0061173