/

Когда начались съемки национального кинопроекта "Авель", кандидатура режиссера вызвала много вопросов у общественности. Постановщик трюков из Америки Уильям Девиталь уехал в США из Одессы более 20 лет назад. Сейчас он впервые снимает фильм как режиссер-постановщик.

Накануне отъезда режиссера для съемки американской части сюжета "Авеля" TUT.BY пообщался с Уильямом Девиталем о том, как заработать деньги на фильм, который будет белорусам по душе, что значит национальный кинопроект, почему трюки в фильме будут рекордные для мирового кинематографа и почему события в фильме не имеют ничего общего с реальностью. 

Фото с сайта naviny.by

- Вы впервые в Беларуси?


- Я был здесь ребенком, мы ездили со школой в Хатынь, Брестскую крепость. Один раз я был в Мозыре на соревнованиях, будучи спортсменом.

- Вы давно живете в США, сейчас приходится много говорить по-русски. Это для вас непривычно?

- Именно в кино, где приходится пользоваться определенными терминами, командами, мне тяжело было переходить на русский. Постоянно проскакивают английские слова. Но в целом я часто и в Америке нахожусь в русскоязычной среде, поэтому не ощутил резкого перехода.

- Зимние съемки начались со сцен Площади. Изучали ли вы какую-то информацию, общались ли с кем-то из белорусов о тех событиях, чтобы сформировать какое-то видение?

- Никакого видения и концепции по поводу белорусской Площади у меня нет. Мне предлагали посмотреть кадры, как это было, но я сознательно отказался. Когда что-то видишь, поневоле можешь переносить на экран. Это фильм не про Площадь, мы помещаем наших героев в события, которые могут происходить в любой стране мира. У нас художественное кино, а не документальное отображение событий. Я не снимаю фильм о белорусах, просто так совпало, что я снимаю на улицах Минска. У нас в кадре хоккейный зубр, это значит, что события происходят в 2014 году.

- Изначально планировалось, что фильм будет снимать другой режиссер. Произошли ли существенные изменения в сценарии в связи с тем, что режиссером стали вы?

- Сценарий очень изменился. Основная цель была уйти от реальных событий, я сознательно описывал события так, чтобы не угадывались события на Площади. Когда ко мне во время съемок подходили и говорили: "Так у нас же не так было", - для меня это была оценка пять с плюсом. Некоторые события я убрал, некоторые добавил. Изменил немного концепцию того, что происходит. На первый план я вывел идею того, что у каждого человека есть выбор. Мне хочется донести до зрителя, каким должен быть этот выбор. Отношения между двумя братьями переносятся на все отношения. Говорят же, все люди - братья. В каждом человеке есть божественное начало и дьявольское. От того, какое победит, зависит, каким станет человек. Каждому нужно сделать выбор. Мы пытаемся сделать такое кино, которое покажет, что доброта и любовь должны победить.

- Проект позиционируется как национальный. Относитесь ли вы к нему как национальному? Что для вас это значит? Акцент будет сделан на экшене, учитывая ваш многолетний опыт в постановке первоклассных трюков, или на философском смысле, о котором вы сейчас рассказали?

- Тяжело делать акцент на трюках, потому что денег очень мало. Я не буду делать упор на экшене. Есть бездушные боевики, но этот фильм таким не будет. Даже когда я работал постановщиком трюков, режиссеры удивлялись. Я мог отменить первоклассный трюк, потому что он не ложился на сценарий. Часто у режиссеров в сценарии прописано "и грянул бой". Сам бой расписывал я. Бывало, режиссер придумывал что-то интересное, а я приходил и доказывал ему, что этот трюк не подходит, так как не соответствует характеру героя. Я всегда думал в первую очередь о сценарии, хотя в моих интересах делать трюки. У постановщиков трюков есть золотое правило: каждый трюк должен четко вписываться в канву сценария и характеризовать героя, только тогда его заметят. Много трюков – это шоу, а мы делаем кино.

Меня удивляет реакция тех, кто высказывается отрицательно, ругает (фильм "Авель".TUT.BY). Мне кажется, люди воспринимают слово "национальный проект" как фильм про Беларусь, нечто историческое. Когда они узнают, что режиссер из Америки, актеры из России, американская звезда, возмущаются: что они знают про Беларусь и как могут снимать национальный проект? Это справедливо, я действительно много чего не знаю про Беларусь. Знаю только "Песняров", знаю, что у вас на высоте хоккей, что улицы чистые, люди добрые. Во всяком случае, те, с кем я сталкивался в жизни, а не на печатных страницах. Поэтому я не могу снимать кино про белорусов.

Национальный проект означает, что Беларусь решила поднять кино на какую-то высоту и вырваться за пределы Беларуси. На кастинг приходили актеры, которых я знаю по российским фильмам. Для меня удивительно, что имея столько талантов, здесь снимают кино только для Беларуси и зритель вне Беларуси его не видит. Своей работой я хочу помочь национальному проекту, чтобы он вырвался за пределы Беларуси, заработал деньги, которые пойдут на следующий проект. Заработанные деньги можно разделить пополам, снять еще один коммерческий проект, а на оставшиеся средства снять белорусский фильм о чем-то сокровенном для белорусов, что порадует узкий круг зрителей. Но это можно сделать, когда есть деньги, а их нужно заработать. Это нормальное явление в развитых странах.

- Перед началом съемок говорили, что в Беларусь специально приедут лучшие каскадеры, будут поставлены рекордные трюки. Можете подробнее рассказать о сути этих трюков? Чем будет впечатлен белорусский и не только белорусский зритель?

- Сейчас все фильмы используют CGI, компьютерную графику, видеоэффекты. Для массовых съемок привлекают 200 человек, а с помощью спецэффектов на экране получается 4 тысячи. У нас на площадке было 4 тысячи живых людей, и это видно. То, что сейчас делается с помощью спецэффектов, я хочу сделать по-настоящему, с помощью реальных трюков. Моя основная идея - возрождение настоящего трюкового искусства. Когда номинанты выставляют свою работу в Taurus World Stunt Awards ("Оскар" для постановщиков трюков.TUT.BY), с гордостью прописывают "без CGI". Я буду стоять у истоков возрождения настоящего трюка.

- На официальном сайте "Авеля" написано, что за год вы успеваете поработать в 4 проектах. Над чем еще сейчас работаете?

- "Авель" отодвинул все проекты. Если бы я был просто постановщиком трюков, как изначально планировалось, планировалось мое участие в других интересных проектах. Один в Таиланде и пару в Америке. Но когда я стал режиссером фильма, отказался от других работ. Невозможно все успеть, это такая ответственность. Я работаю 24 часа в сутки, и мне их не хватает.

- Это ваш режиссерский дебют, до этого вы работали как режиссер сцен второго плана. В чем для вас основная сложность?

- У меня была попытка снять фильм в Израиле, но не получилось по не зависящим от меня обстоятельствам. В Америке я снял фильм практически как режиссер, хотя таковым не числюсь. В этом фильме режиссером был главный актер. Так получилось, что мы начали снимать с боевых сцен, и я был постановщиком трюков. Когда главный актер увидел, как у меня все складно получается, он сам попросил меня о помощи. Из-за того, что он был по ту сторону камеры, я снял практически весь фильм.

Я не боялся взяться за эту работу (над "Авелем".TUT.BY), я уверен в своих силах. В какой-то момент ты понимаешь, что готов. Сложно было снимать в мороз, вести за собой столько людей. Я больше всех проводил время на морозе, подавал личный пример, не прятался в тепле. Из всего фильма по организации это были самые сложные сцены (с участием огромной массовки.TUT.BY). Сейчас мы отсняли все натурные съемки зимнего периода, много интерьерных сцен и поедем в Америку.

Всех почему-то возмущает, что бывший трюкач вдруг стал режиссером. Но дело в том, что каскадер на площадке зависит от всех. Он зависит от гримера, потому что если ему плохо наденут парик и он слетит, ему придется биться костями о землю еще раз. Поневоле начинаешь учиться этому ремеслу, так, как ты сам для себя сделаешь, никто не сделает. Нам всегда подгоняли одежду, под которую не засунешь щитки. Начинаешь сам интересоваться этими вопросами.

В мою бытность среди операторов трюки могли снимать единицы. Каскадеры методом проб и ошибок разбираются в этом. Большинство из нас могут подсказать, какой поставить объектив, куда поставить камеру, чтобы трюк смотрелся классно. Про режиссерскую работу я говорил уже выше: часто бывает, что постановщик трюков сам расписывает в сценарии трюки, придумывает ситуации, подражая руке режиссера, чтобы трюк не выбивался из общего сценария. В итоге каждый из нас занимался режиссурой, да и на площадке постоянно учишься.

Есть много примеров в Америке, когда постановщики трюков становились режиссерами. Например, постановщик трюков в фильме "Братья блюз" Рик Эвери сам снял фильм Deadly dozen ("Мертвая дюжина") (правда, найти этот фильм в Сети не удалось. - TUT.BY). И ни у кого не возникло вопросов, что это режиссерский дебют. Киношники знают, что подразумевает под собой работа постановщика трюков.

- Работа каскадера связана с риском. Много ли у вас было переломов, травм?

- Наверное, немного, вот самая серьезная (показывает разбитое плечо.TUT.BY). Повреждено акромиально-ключичное сочленение. Плечо полностью разлетелось. Пятка разлетелась на три части. Были ожоги, ступня ломалась. В принципе все они были на заре карьеры, когда я еще был неопытен. Я не люблю об этом говорить, потому что для меня любая травма – это свидетельство непрофессионализма. Хотя большинство моих травм связано с непрофессионализмом тех, кто организовывал трюки. Например, пиротехник плохо сделал факел, древко осталось у меня в руках, я повернулся назад посмотреть, не попал ли я в кого, а раскрутиться не успел и, падая с лошади, уткнулся плечом в камень. Но то, что у меня мало травм, говорит о том, что я все-таки не последний в этой профессии. 
-10%
-50%
-50%
-50%
-20%
-20%
-20%
-20%
-12%
0072263