/

Что делать минчанам, чтобы как-то повлиять на ситуацию с Литературным музеем Максима Богдановича? Что ему грозит? И как белорусам не потерять почтение к одному из самых значимых поэтов Беларуси, автору "Пагоні"? На эти вопросы пытались ответить представители интеллигенции, собравшиеся 11 декабря на пресс-конференцию. Прозвучала идея организовать сбор пожертвований на музей, чтобы выкупить его или хотя бы оплачивать расходы.

Сейчас постановление о создании из музея филиала Музея истории белорусской литературы находится на согласовании Совета министров. 1 января должна решиться судьба музея. Писатель Владимир Орлов подчеркнул: "Это значит, что от росчерка пера одного из ответственных людей зависит, будет иметь музей Богдановича статус или нет".

По мнению Владимира Орлова, решение лишить музей самостоятельного статуса – это либо результат бездумности или безответственности Министерства культуры, либо попытка захватить престижное здание в перспективном и дорогом районе центра Минска. Но он считает, что это в любом случае сильный удар по белорусской культуре. Владимир Некляев, который также был на пресс-конференции в защиту музея, задался вопросом, что потом остановит государство перенести здание из Троицкого предместья в более скромное место и вообще, мол, зачем целое здание в центре Минска филиалу, и ограничатся залом Богдановича в музее литературы.

Аргументы о том, что музей плохо работал, Владимир Орлов также опроверг и выразил подозрение, что как раз популяризация белорусской культуры и стала причиной такого отношения к музею. По оценкам Министерства культуры, музей Богдановича был одним из лучших, уверяет он. У него есть договоренности с музеями других стран, а выставка "Максим Богданович" объехала 8 стран, завершив свое путешествие в Бельгии. Он оставил открытым вопрос, кто выиграет от такой оптимизации. "Ответ на вопрос, кто проиграет, очевиден - белорусская культура", - заключил Владимир Орлов.

Владимир Орлов отметил, что оптимизацию легко провести, не понижая статус музея. Вспомнил также то, что в музее сейчас работает примерно 30 человек, а в музеях Несвижского и Мирского замка – более 300 штатных единиц. По мнению некоторых собравшихся, самый простой способ сохранить музей – наделить его статусом национального. Все согласились, что проблема финансирования существует, но заметили, что для того и сидят чиновники в Министерстве культуры, чтобы находить деньги. "Мы понимаем, что сфера культуры не та отрасль, на которой можно много сэкономить. Мы знаем, какие мизерные средства выделяются государством на культуру в целом, поддержку музеев и библиотек. Если бы государство хотело найти средства, это можно было бы сделать за счет БРСМ или спорта. Это означает, что все делается не ради экономии и не из-за тяжелого экономического положения государства. За этим видится нечто даже более постыдное, чем можно подумать: идет русификация белорусской общественности", - заключил один из выступающих. Геннадий Буравкин убежден, что министр культуры должен был заступиться за классика белорусской литературы. "А им кажется, что они поддерживают культуру на "Славянском базаре", - посетовал Владимир Некляев.

Прозвучали также тезисы, что государство и культура словно враги друг другу и вынуждены сражаться. Что ущемление Богдановича – это ущемление всех белорусов. Владимир Некляев сказал, что "деньги в стране есть. Не такая уж бедная Беларусь. Осталось только найти совесть и белорусское национальное самосознание". Вспомнив про Куропаты, Геннадий Буравкин сказал: "Речь идет не о том, сколько самоуважения нам надо – 50 метров или 100, а о том, что нам нужно наше национальное белорусское самоуважение".

Довольно пессимистично, понимая маловероятность того, что их услышат, собравшиеся предложили провести чтение стихов Богдановича, чтобы привлечь внимание к проблеме. Резолюции или письма договорились не писать, не особо надеясь на их эффективность. Решено было организовать сбор пожертвований на музей, чтобы выкупить его или хотя бы оплачивать расходы. 
-30%
-20%
-10%
-25%
-10%
-20%
-50%
-50%
0070159