Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


/

Сейчас практически в каждой семье имеется цифровой фотоаппарат, почти у каждого есть мобильный телефон, у многих - планшет со встроенной фото- и видеокамерой. Процесс получения изображения максимально автоматизирован и почти не требует участия человека. Не стоит вопрос и о количестве кадров, их может быть до нескольких сотен в день - хватило бы заряда батареи и памяти флешки. По желанию можно сохранять изображения в электронном виде или оперативно распечатывать на принтере.

А сравнительно недавно получить фотографию можно было только используя фотопленку (негатив) и фотобумагу (позитив). В обоих случаях процесс включал в себя проявление изображения, его промывку, закрепление, снова промывку и сушку (глянцевание). Этой технологии уже почти 180 лет. Причем, в большинстве случаев фотограф-любитель был ограничен в количестве кадров - стандартная фотопленка была рассчитана на 36. Еще больше трудностей с получением фотографии было на заре ее открытия.

Исследователь прошлого и настоящего Минска Владимир Воложинский знакомит нас с историей появления фотографии в городе.  

Скульптура "Фотограф", 2001 г., автор - Владимир Жбанов (1954-2012)


С чего все начиналось?  

Читать об истории фотографии в мире

К середине XIX века фотография получила широкое распространение как в Европе, так и в Америке. На территорию Российской империи фотография проникла сразу после ее изобретения. Минск "был в русле" общемировых тенденций в этой области.
 

Светописные кабинеты Минска

Начало фотографии в Минске и на территории современной Беларуси связано с семьей Прушинских. Исследователи установили, что в 1850 году Антон Прушинский открыл в Минске дагеротипную мастерскую, которая располагалась на ул. Францисканской (позже - Губернаторская, ныне - ул. Ленина). Самая ранняя белорусская фотография, о которой сегодня известно, датируется 1858 годом. На ней изображена мать А. Прушинского - Роза. Фотография хранится в Национальной библиотеке Польши в Варшаве. 

Со слов сестры, Антон имел природную склонность к творчеству, изучал фотодело за границей и, "выписав необычайно дорогие фотографические аппараты, оборудовал в городе Минске первоклассную фотографическую мастерскую". Самая известная его работа, дошедшая до наших дней - это портрет поэта Винцента Дунина-Марцинкевича, сделанный в 1861-62 гг. в мастерской автора.
 
На фотографии Дунин-Марцинкевич одет в "чамарку" - военную форму повстанцев - сюртук из серого сукна с полосами на груди. На обороте надпись на польском языке "ZAKLAD FOTOGRAFICZNY A. PROSZYNSKIEGO w MinskuLitewskim" ("Фотоателье А. Прушинского в Минск-Литовском")
 
Некоторые авторы утверждают, что фотография в Минске появилась значительно раньше. Так, в книге польского исследователя Владислава Евсевицкого "Казимир Прушинский" говорится: "Интерес к фотографии существовал в семье Прушинских издавна. Дед Казимира - Станислав Антон, имел в Минске фотомастерскую, основанную уже в 1839 г., это значит, почти сразу после того, как во Франции стало известно изобретение фотографии Луи Дагером". Однако, Антон Прушинский открыть фотографию в 1839 г. не мог - на тот период ему было всего 13 лет. Это или легенда, или у Антона были предшественники.

С этой мастерской связана интересная деталь из жизни фотографа-патриота. Антон Прушинский был участником восстания Кастуся Калиновского, за что был арестован. "Во время следствия было установлено, что Прушинский в своей дагеротипной мастерской пользовался во время съемки креслом с высокой спинкой, вверху которой находились изображения "орла" и "погони"… Во время судебного процесса это кресло стало вещественным доказательством обвинения". В результате А.Прушинский был
Фотограф Антон Прушинский (1826-1895). Томск. Конец 1860 годов
репрессирован и сослан в Томск. Там он продолжил заниматься любимым делом – основал фотостудию, которая давала дополнительные доходы.
 
12 июня 1863 г. царскими властями был издан документ, который обязывал провести ревизию всех фотографических заведений в Северо-Западном крае. И немедленно опечатывать аппараты и закрывать те мастерские, хозяева которых не имеют законных свидетельств или будут замечены в неблагонадежности. В свидетельстве, которое должно было висеть на самом видном месте, обязательно указывалось место (город, улица, дом) нахождения студии. Этим документом владелец мастерской обязывался "в точности исполнять правила, указанные в Уставе Цензуры и печати..."
 
В том же 1863 г. в Минске в типографии губернского правления издавался журнал П. Архангельского "Фотографическая иллюстрация". Был выпущен всего один сдвоенный номер №8-9 (предыдущие семь номеров были выпущены в Твери), на этом издание прекратилось. Для нас журнал интересен тем, что в нем публиковались одни из первых фотоснимков Минска и было дано описание города. "От площади идут улицы Францисканская, Зыбицкая, Сборовая и Доминиканская (ныне - Ленина, Торговая, Интернациональная и Энгельса), которые выделяются своими чудесными строениями и множеством магазинов. На первой размещены прекрасное строение гимназии и две единственные в городе фотографии. Первая - Прушинского, очень неопытного фотографа, который поддерживается польским населением и теперь арестован за участие в мятеже, вторая - Якова Александровича Брафмана, замечательного фотографа, который по своему мастерству заслуживает занять самое главное место в кругу наших русских фотографов".

Понятно, что сравнение фотомастеров было дано по политическим мотивам.
 
Одна из первых фотографий Минска. А. Прушинский. Была опубликована в журнале "Фотографическая иллюстрация", №8-9, август-сентябрь, 1863 г.

Фотография была делом дорогим. К примеру, заказчику дагеротипный портрет обходился в 25 царских рублей, а это не всегда было по карману представителям мелкой, а то и средней буржуазии. Поэтому позволить себе любительское увлечение фотографией, а уж тем более иметь свое дело в этой отрасли могли лишь обеспеченные люди. К таким относилась дворянка, жена коллежского секретаря Жозефина Адамович. Она открыла светописный кабинет в 1858 г. в своем доме на улице Широкой (сегодня - район улицы Куйбышева). Мастерская пользовалась успехом как у минчан, так и у жителей других городов. Закрылась в 1894 г.
 
Боретти Викентий Осипович, дворянин, житель Варшавы, Губернаторская, 35. Первое упоминание о фотомастерской относится к 1881 г. В его студии в качестве ученика копировщика в 1884 г. начинал свой творческий путь известный портретист Моисей Наппельбаум. "В городе было несколько фотографий. Фотография Боретти отличалась строгим вкусом, культурой. Боретти был сыном польского архитектора, интеллигентным и довольно образованным человеком. До сих пор я благодарен моему первому учителю за то, что мне не пришлось в его мастерской столкнуться с пошлостью, мещанством и делячеством, господствовавшими тогда в других минских фотографиях. В доме Боретти я слушал Шопена, я видел портреты композитора Венявского, поэта Адама Мицкевича", - вспоминал о своем первом учителе М.Наппельбаум. Приблизительно в 1894-1895 гг. хозяином мастерской становится брат Викентия Осип. Мастерская была закрыта в 1898 г. после пожара. Студия находилась по адресам: ул. Губернатарская, 35, дом Стеэфановича; ул. Захарьевская, 73, дом Стабровского.
 
Бернштейн Иосель Менделев, мещанин. Имел фотоателье с 1900 г., которое размещалось по адресам: Соборная площадь, дом Габриловича; ул. Преображенская, 47, дом Берлянда; ул. Захарьевская, 71, дом Зальцмана.

Братья Элья и Янкель Берманы (Захарьевская, 58, дом Страшунера), мещане. В Минске с 1903 г. Фотография братьев известна еще тем, что у них в 1908 г. фотографировался Якуб Колас.
 
Братья Элья и Янкель Берманы

Реклама "Артистической фотографии братьев Берманов", размещенная в "Памятной книжке Минской губернии на 1904 год"

Гатовский Евель, (угол Захарьевской и Петропавловской, дом Поляка), мещанин. В Минске с 1900 г. Работал по адресам: ул. Петропавловская, дом Гецева; ул. Захарьевская, дом Смуса.

Левинман Абрам (Петропавловская, дом Лесника, против каланчи), мещанин. Начинал работать в Минске с 1896 г. совместно с Г.Миранским в фотомастерской по адресу: ул. Губернаторская, дом Дерохова. Отдельно стал работать с 1898 г. по адресу: ул. Петропавловская, 6, дом Лесника. Также имел фотомастерские в Слуцке и Гомеле.

Фотография Миранского и Левинмана. На фото Василий Здрайковский. Из архива автора

Метор Израиль (Губернаторская, дом Шнитмана), мещанин. Жил на ул. Торговой в доме отца. Фотомастерскую открыл в мае 1901 г. по месту жительства. Потом переезжал: ул. Губернаторская, 12, дом Шнитмана, позже - Губернаторская, 15, дом Кугеля.
 
Фотография Метора. Из архива автора

Миранский Григорий Абрамович, мещанин Витебской губернии. Начинал свою деятельность фотографа совместно с Абрамом Левинманом в 1896 г.
 
Центральная фотография Миранского на Губернаторской улице

Самостоятельно стал работать с декабря 1898 г. Фотомастерская находилась в доме Курлянда на Губернаторской улице. С 1894 г. служил в составе Вольно-Пожарного Общества. Одно время (1901 г.) имел фотомастерскую в Слуцке.
 
Фотографии Миранского

Миранский был талантливым фотографом. Например, в 1904 г. на художественной и промышленной выставке в Лионе (Франция) его работы были отмечены большой серебряной медалью, о чем свидетельствуют надписи, размещенные на фирменных бланках и паспарту. Кроме того, отмечен в 1908 г. медалью Николая II "За старательность". В 1913 г. получил звание "Почетный потомственный гражданин Минска". Известно, что ряд фотографий Миранского на пожарную тему был представлен на III Международном пожарном конгрессе и выставке пожарного оборудования, которые проходили 20-23 мая 1912 г. в Санкт-Петербурге.

Наппельбаум Мойсей Зельманович, минский мещанин (1869-1958).
 


В 1884-1887 гг. учился работе фотографа в фотоателье В. Боретти. В феврале 1896 г. открыл собственную фотомастерскую по адресу: ул. Захарьевская, дом Рогова, а с сентября 1900 г. - в доме Френкеля. В 1910 г. уехал из Минска в Санкт-Петербург (а позже в Москву), где смог реализовать свои творческие принципы. В 1919 г. Наппельбаум при поддержке Я. Свердлова организует при ВЦИКе первую государственную фотографию. Здесь им были созданы известные портреты В.И. Ленина и ряда видных деятелей культуры, в том числе А. Блока, С. Есенина, А. Ахматовой, А. Толстого, Б. Пастернака, В. Мейерхольда и др.
 
Фотография Наппельбаума

Ценными являются его воспоминания о минском периоде жизни, когда он постигал основы профессии фотографа в мастерской Боретти.
 
Нейфах Нисом, мещанин. Получил разрешение содержать фотомастерскую в 1872 г. Работал по адресам: ул. Захарьевская, дом Понса; ул. Юрьевская; ул. Петропавловская, дом Лесника. В мастерской Нейфаха делали первые шаги в фотографии братья Лейба и Янкель Берманы. Имел фотостудию в Борисове (с 1892 г.).

Околов, Наполеон Амросиев, дворянин Виленской губернии. Открыл фотомастерскую в 1869 г. на ул. Губернаторской в доме Ицке Бермана. В мастерской кроме хозяина работали еще два работника. Имелось два фотостанка. Студия размещалась по адресам: ул. Губернаторская, дом Бермана; ул. Захарьевская, дом Смуса; там же, дом Крушика №15; дом Фотовой; ул. Подгорная, дом графа Чапского. В 1897 г. Околов покинул Минск, продав фотомастерскую Оскару Гаусману.
 
Фотография Околова

Онефатер Моисей Мордуханович, мещанин. Работал в Минске с 1873 г. по адресу: угол улиц Полицейской и Широкой, собственный дом. Одно время имел фотомастерскую в Слуцке. С 1912 г. как помощник руководителя отряда лазальщиков входил в состав Минского Вольно-Пожарного Общества.

Розовский Самуил Лейзович, мещанин. В Минске с 1895 г. Работал по адресам: ул. Губернаторская, дом Дворжеца; там же, дом Стефановича. Имел также фотомастерскую в Борисове.
 
Розовский Самуил Лейзович

Страшунер Моисей Вульфович (Захарьевская, 60, собственный дом), мещанин из Ковно. Первое свидетельство получил в Минске в 1882 г. Работал до 1902 г., потом продал дело братьям Берманам.
 
Фотография Страшунера

Шур Мендель Вульфович, мещанин. Был членом Русского фотографического общества в Москве. Купил фотомастерскую у Оскара Гаусмана в 1899 г. Фотоателье размещалось на ул. Подгорной в доме Чапского.

Эпштейн Лев (Губернаторская, собственный дом), мещанин, член Витебского фотографического кружка. Работал с 1901 г.
 
Фотография Эпштейна

Петербургская фотография "Эскандер", Московская, 9, дом Дунера. Здание находилось слева от железнодорожного путепровода близ современного Западного моста, напротив Добромысленского переулка.
 
Реклама: "Новая фотография" товарищества "А.Аснина и Б.Бенцмана", размещенная в "Памятной книжке Минской губернии на 1904 год"

На 1 октября 1880 г. в Минске было четыре фотографических кабинета, а через десять лет уже от семи до девяти. Наибольшее количество фотомастерских в городе - 11 - было отмечено в октябре 1898 г. И это было немало для почти 91-тысячного города.
 

"Копфгалтеры", цианистый калий и темная комната…

"Первое, что мне бросилось в глаза в павильоне, - это железные подставки, напоминающие орудия средневековых пыток. Впрочем, это были всего только безобидные "копфгалтеры" - головодержатели", - вспоминает Наппельбаум. Время экспозиции занимало несколько минут, и фотографирующийся всё это время должен был оставаться неподвижным. Чтобы обеспечить максимальную неподвижность клиента, фотографы использовали вспомогательные средства: удобные кресла с подлокотниками и "держатель головы".
 
Устройство представляло собой длинную тяжелую подставку в человеческий рост, наверху которой были специальные крепления-фиксаторы для головы (как у парикмахерского кресла)
 
"Нужно было вплотную пододвигать подставки к голове снимающегося и устанавливать так, чтобы они не были заметны на снимке".

Светочувствительность фотоэмульсии была низкой, поэтому съемка требовала сильного освещения и долгой выдержки. Для дополнительного освещения фотографы снимали студии со стеклянными потолками или использовали вспышки. Первые вспышки представляли собой металлический поддон на длинной ручке, куда насыпали магниевый порошок и поджигали, что было довольно опасно и непрактично из-за дыма и запаха. Сами же фотоаппараты были громоздкими устройствами и устанавливались на полу.
 
"Еще один предмет обратил на себя мое внимание - стоящий в стороне огромного размера фотоаппарат - так называемая камера. Камера была так велика, что внутри нее мог улечься человек. А возле нее на полу стоял большой объектив, вполне соответствовавший своими размерами камере", - рассказывает Наппельбаум.
 
Слева сверху павильонная камера, остальные - переносные

"В павильоне стояли фоны - полотна с нарисованными салонами, летними и зимними пейзажами. Негативы, снятые на "зимнем" фоне, опрыскивались тушью‚ которая должна была изображать снег. Ретушер‚ проделывавший эту манипуляцию, считал себя художником. <...> Кроме фонов к обстановке павильона относилась мебель. Стояло обитое плюшем кресло, изогнутое в форме вопросительного знака. Такое кресло имелось почти во всех фотографиях. На нем снимались дамы, стоя на коленях, опершись локтями на cпинку, в позе, подчеркивающей линии талии и турнюра, который тогда еще носили. Затем стояли столики с резьбой, деревянная скамейка, раскрашенная под мрамор. В каждой "приличной" фотографии обязательно стояла балюстрада из папье-маше, прислонившись к которой снимался заказчик. Часто встречались камни, деревья из папье-маше… Эта декоративная мебель считалась обязательной принадлежностью всех фотографий…"
 
Гравюра из "Пособия по практической фотографии" Адольфа Мите, 1902
 
"Кроме павильона существовало еще одно помещение - темная комната, лаборатория, где происходили все "таинства" - изготовление и проявление пластинок".
 
Темная комната - лаборатория
Ванна для проявления
Фонарь для темной комнаты
 
"Тогда еще фотографам приходилось делать самим пластинки (1880-е годы). На особом станке стекло будущей пластинки тщательнейшим образом очищалось от малейшего пятнышка или пылинки. Затем стекло обливалось тонким слоем коллодия и погружалось в так называемую серебряную ванну (в раствор, содержащий серебро), после чего нужно было спешить сделать съемку, пока пластинка не высохла. Негатив проявляли и закрепляли в соответствующих растворах с цианистым калием или гипосульфитом".
 
"Из лаборатории был ход в копировальную, в комнату для печати. Что меня удивило в ней - это всевозможные штампы и приспособления для обрезывания и монтирования фотоснимков… Копировальный процесс был несложен, но требовал, как и все фотопроцессы, особенной чистоты и аккуратности". "Печатали мы тогда на альбуминной бумаге. Ее покрывали тонким слоем белка, очувствляли в "серебряной" ванне, сушили, затем накладывали на негатив и в особой копировальной рамке выставляли на дневной свет (обычно выносили рамки во двор), затем вирировали в так называемой золотой или платиновой ванне (т.е. в растворе, содержащем хлорное золото или хлорную платину), высушивали, обрезывали и наклеивали. Тонкий слой белка (альбумина) давал исключительно нежные тона".
 
Копировальная рамка
Станок для сушки пластинок

"Иерархическая лестница фотоученичества того времени была следующая: первая ступень - копировщик, тот, кто печатал карточки, затем ретушер и, наконец, главное лицо - фотограф".


"Ты сними, сними меня, фотограф!"

"По аналогии с традиционным живописным портретом студийная фотография часто презентовала социальный статус. Человек стремился подчеркнуть свою серьезность, достоинство, респектабельность или наоборот свою артистичность, романтичность. Существовали некие клише портретной фотографии - модели, по которым строилось изображение. Например, портрет в профиль означал созерцательный, спокойный характер, фронтальное изображение подразумевало достоинство и твердость. Поворот в три четверти - подвижность, грациозность и изящество. Портрет в полный рост, особенно в начале 1860-х, обычно подразумевал аналогию с живописным парадным портретом аристократии".
 
Метора. Из архива автора

Для студийных фотографий того периода характерно мягкое рассеянное освещение и фон с декорациями. Как правило, на заднем плане было изображение пейзажей или архитектурных сооружений в классическом стиле. Интерьер на старых дореволюционных фотографиях довольно однообразен, обычно это резная мебель: столы, стулья с высокими спинками и подлокотниками; перила, вазы, портьеры.

Каждое ателье имело свои секреты, тщательно охраняемые от конкурентов. В витринах своих ателье фотографы выставляли лучшие работы, отражающие их достижения.
 
Фотоателье Розовского Самуила Лейзовича
 
Фотографы не ограничивались обычным изображением человека, смотрящего в объектив камеры. Они старались создать образ, позволяющий отобразить род занятий клиента. Например, священник держал в руках Библию, гимназист - книгу. Настоящие фотохудожники экспериментировали над тем, чтобы показать характер, внутренний мир человека, его сущность. Преуспел в этом направлении мастер светописи Моисей Наппельбаум.
 
Фотоателье Наппельбаума. М. Дашковская
Фотоателье братьев Берманов
Фотоателье Околов и Берникович. В этих ателье работали в жанре психологического портрета. В фотоателье братьев Берманов и Наппельбаума практиковали нанесение на негатив теневых пятен разной формы и величины, чтобы придать изображению динамизм и заполнить лишнее пространство
 
Фотографическая карточка ХIХ столетия представляла собой настоящее произведение искусства. Она имела определенные стандартные размеры: миньон, визитка, кабинет-портрет, "макарт", будуар-портрет и др. Позитив наклеивался на картонный бланк, изготовленный и художественно оформленный в специальной литографической мастерской. Этот фирменный бланк являлся визитной карточкой владельца ателье: на нем можно было увидеть название и адрес фирмы, имя владельца, его почетные звания и награды.
 
Фотоателье Эпштейна Л. Его работы отмечены золотыми медалями на губернской выставке 1901 г. в Рязани, а также на выставке, организованной Витебским фотографическим кружком в 1903 г.

Самыми распространенными были визитная карточка (примерно 5,5х9 см) и кабинетный портрет (10х14 см, 11х15 см), ставший общепринятым в портретной фотографии с 1870 года.
 
Визитки. Фотоателье Г.Миранского. На фото Виктор Лищино-Мартыненко и Виктория Бытынская. Из архива автора

"Фотографические портреты из предмета любопытства, забавы, роскоши стали необходимой принадлежностью, потребностью каждой семьи, каждого кружка друзей, товарищей, знакомых, сослуживцев, лучшим воспоминанием семейных, дружеских и общественных событий и отношений", - писал журнал "Фотограф".
 
Фотоателье Страшунера М.

Старинные фотографии отличаются хорошей детализацией, что объясняется техникой фотопечати: размер снимка соответствовал размеру негатива.
 
Поскольку фотосъемка была дорогим удовольствием и значительным событием в жизни, на нее приходили целыми семьями, одевались в лучшие наряды, а к наиболее известным фотографам записывались заранее.
 
Фотоателье Г. Миранского. На фото Ксения, Валентин и Катерина Здрайковские. Из архива автора
 
Фотоателье Г. Миранского. В центре - Бытынский - начальник станции "Кочановка" Либаво-Роменской железной дороги, справа - его жена с дочкой Катериной, которая в будущем стала актрисой, игравшей вместе со С. Станютой в театре Владислава Голубка. Из архива автора

В фотомастерских того времени выполнялись разные виды работ: групповые и портретные съемки при дневном и электрическом освещении, увеличение портретов вплоть до натуральных размеров человека, ретуширование, разукрашивание, печать изображения на шелке, фарфоре и на других предметах.
 
Популярны были миниатюры, увеличенные изображения вплоть до натуральной величины. Художественная фотография Я.М. Лифшица, г. Мстиславль Могилевской губернии
Для придания нарядности многие мастера применяли раскрашивание изображений цветными анилиновыми красителями

Фотографическая карточка стала неотъемлемой частью бытовой культуры общества. В каждом доме портреты висели на стенах, стояли в рамках на столиках, каждая семья имела фотографический альбом, который сопровождал человека от детских лет до глубокой старости, фиксируя, сохраняя, оставляя на память все значительные события, складываясь в конечном счете в своеобразный дневник, фотолетопись человеческой жизни.
 
Семейный фотоальбом. Фото из фондов национального исторического музея Беларуси
 

Сейчас вылетит птичка!

В прежние времена, чтобы фотографируемые не отвлекались, а смотрели в объектив фотокамеры, фотографы привлекали их внимание словами: "Внимание! Сейчас вылетит птичка!" Эта уловка имела под собой вполне реальную основу: птичка действительно была, хотя и бутафорская. В своей работе фотографы использовали металлическую птичку из латуни, которая благодаря качествам материала блестела и тем самым привлекала внимание всех участников фотографии. В то время, чтобы сделать хороший снимок, фотограф должен быть держать людей в одной позе несколько секунд. Поэтому, когда наступал момент, ассистент фотографа поднимал птичку со словами, которые сегодня, пожалуй, уже стали крылатыми: "Внимание! Сейчас вылетит птичка!"
 

Видовые фотографии Минска

Особую нишу занимали фотооткрытки с изображениями видов городов. Благодаря им, мы сегодня имеем наглядное представление, как выглядел Минск на рубеже XIX-XX вв.
 
Фотограф, как сказали бы теперь, "на фотосессии". Чтобы получить качественный снимок, обычно пользовались переносным штативом
Кафедральный собор на Соборной площади

Высокий рынок (Соборная площадь, ныне - пл. Свободы. Фото 1850-60 гг.
Дом минского дворянства в Минске. Григорий Миранский, Абрам Левинман. 1896-1898 гг.

Минская городская дума, М.Наппельбаум
Мост через Свислочь в районе Нижнего рынка

С конца XIX века в Минске стали изготавливаться видовые фотооткрытки, рассчитанные на приезжих. На них делались надписи на французском, немецком, польском и русском языках. Существовала целая туристическая серия фотооткрыток "Souvenir de Minsk". Был выпущен большой набор открыток с видами наиболее красивых минских улиц и зданий.

В середине XIX в. было изобретено устройство, позволяющее делать стереопары. Стереофотография быстро стала модным развлечением, неотъемлемой частью салонной культуры второй половины XIX века. Для просмотра использовались стереоскопы разной конструкции - от функционального ящичка или переносного кофра до миниатюрного комода.
 
Стереоскопы разной конструкции

Популярность стереофотографии способствовала ее коммерциализации. Уже в 1850-е годы было налажено производство стереоскопических видов с изображением различных уголков мира, куда фирмы-распространители специально командировали своих фотографов.

Не отставал от мировой тенденции и Минск. Так, в 1906 г. похвального отзыва международного конкурса Петербургского фотографического общества удостоена минчанка Е. Белявская за стереоскопические позитивные снимки "Западная Двина" и "Иней".
 
Один из стереоскопических фотоснимков Минска. Лавский мост. Начало ХХ в.
 

При создании статьи использованы материалы:
bdam.by/aktualnye_publikatsii/yuriy_vasilev_iz_istorii_fotografii_v_belarusi_traditsii_i_tendentsii_razvitiya.php
fotomuseum.rcttu.info/prushinski.htm
ru.distory.com/photo/1219#.Udl9kaxVJtQ
photorepair.ru/fotografiya-19-veka
ru-victorian.livejournal.com/73110.html
histmuseum.by/ru/new_page_5_6_16002/
canonofobb.ru/
fotopitera.ru/2012/04/
photoscope.iatp.by/miranski2.html
news.tut.by/society/346721.html
Ястраб Ф.А. Вінцэнт Дунін-Марцінкевіч: Фотаальбом. Мн., 2008.
"Гісторыя беларускай кнігі" и др.,
а также фотографии из архива Дмитрия Осипова и автора. 
-20%
-50%
-20%
-58%
-50%
-30%
-20%
-5%
-21%
-35%
-30%
-12%