Коронавирус
Выборы-2020
Отдых в Беларуси


Российский режиссер Валерия Гай Германика, председатель жюри фестиваля мобильного кино, который в этом году в третий раз проводит компания velcom, специально для портала Smartfilm ответила на несколько вопросов.
 
– Валерия, вы будете оценивать Smartfilm в этом году. На что вы будете обращать внимание, что искать в работах?

– Для меня важно, чтобы была идея.
 
– Как вы считаете, можно ли с помощью смартфона снять короткометражный фильм? Что для этого нужно?

– Нужен сценарий. Но вот те работы, которые я сейчас видела (на пресс-конференции. – Прим. автора) – это скорее этюд или зарисовка. Это не фильм. Фильм – это, например, "Титаник".
 
– Могут ли эксперименты с мобильной камерой приблизить человека к заветной цели стать режиссером?

– Если человек хочет быть режиссером, ему нужно учиться. Поступать в институт и учиться.
 
– Вы начинали свой путь в кино с камерой в руках. Что вы можете посоветовать участникам фестиваля?

– Я не люблю советовать. А вообще, мне по душе: "Бери топор, руби хардкор!"
 
– Как вы относитесь к новым технологиям в кино, например к 3D?

– Я очень хорошо отношусь к технологиям, но только не к 3D! Я считаю, что это совершенно не нужно кинематографу. С помощью этой технологии кинокомпании только увеличивают сборы.
 
– Согласны ли вы с мнением, что российскому кино не хватает хороших сценариев?

– А чье это мнение? У меня хороший сценарист. Каждый режиссер работает с тем материалом, с которым считает нужным работать. Поэтому подтвердить или опровергнуть такое мнение я не могу.
 
Хотя, конечно, сейчас снимается много коммерческого кино, сериалов, где сценария как такового и не нужно.
 
– Какие фильмы вы смотрели в детстве?

– Те же, что и все поколение нынешних 30-летних. Хотя мне еще нет 30-ти, но я причисляю себя к этому поколению.
 
– Что, на ваш взгляд, самое сложное в процессе создания "подросткового кино"?

– Сложно найти деньги на фильм. А сложностей с тем, чтобы снимать, у меня никогда не было.
 
– Станислава Говорухина так обидел смех зрительного зала во время показа его картины Weekend на открытии "Кинотавра", что он решил вообще прекратить снимать кино. Способны ли вы пойти на такое в случае неоднозначной оценки ваших работ зрителем?

– Я не вправе оценивать его действия, почему он так поступил. Что касается моей реакции на критику, то сейчас я отношусь к ней спокойно. Это раньше я реагировала слишком чувствительно, были нервные срывы. Может, старею…
 
– Вам импонирует ваш имидж скандального режиссера?

– На самом деле мне все равно.
 
– И все же, когда вы снимали "Все умрут, а я останусь" или "Школу", вы думали о том, чтобы вызвать у зрителя потрясение или шок?

– Нет, я думала о том, что мое кино будет смотреть весь мир и восхищаться.
 
– Как вы представляете себе вашего зрителя?

– Я себе его не представляю. У меня вообще плохое воображение.
 
– Чьим мнением вы дорожите?

– Я дорожу мнением Русской православной церкви.
 
– А если серьезно?

– Я серьезно.
 
– А как тогда вы восприняли критику представителей РПЦ, с которой они обрушились на "Школу"? Об этом много говорили даже в Беларуси, хотя сам сериал у нас не транслировался.

– Весь этот шум создали СМИ. На самом деле, ничего этого нет.
 
– Если бы вы не занимались кино, то кем бы хотели быть?

– Зооинженером. Или ветеринаром… Я могла бы быть рок-певицей… А, вообще, я хотела бы быть мужчиной!
 
– А почему? Вы завидуете мужчинам?

– Я никому не завидую. У меня нет такой особенности.
 
– Что для вас вечные ценности?

– Любовь…
 
– А кино?

– Кино – это способ заработать деньги для одних и развлечение для других.
 
– Но про ваше кино не скажешь, что это развлечение.

– Почему? Для некоторых так и есть.
-15%
-50%
-10%
-20%
-50%
-11%