Ирина СВИРКО,

Фото: Роман ЛЕБЕДЕВ
Фото: Роман ЛЕБЕДЕВ
Национальная киностудия "Беларусьфильм" готовится представить на суд зрителей две первые серии картины "Ой, мамочки". Всего в новом белорусско-российском проекте, постановщиком которого выступает отечественный режиссер Иван Павлов, — 12 серий. И через все проходит образ главной героини фильма — врача акушера-гинеколога Веры Михайловны, роль которой играет актриса Вера Полякова. С вопроса о новой работе началась наша беседа с известной белорусской артисткой театра и кино.

— Вера, о чем же фильм? Судя по названию, что-то лирическое?

— На самом деле, название можно интерпретировать по-разному, в зависимости от того, с какой интонацией его произнести. Но вообще, фильм о беременных. Моя героиня работает в отделении патологии беременности, где помогают женщинам выносить и родить ребенка. Кстати, у нее есть реальный прототип — это одна из замечательных специалистов РНПЦ "Мать и дитя", в фильме даже сохранены ее имя и отчество — Вера Михайловна. В РНПЦ проходила и часть съемок. Бывало, киношных беременных из массовки путали с настоящими. А эпизод с одной настоящей мамочкой даже в фильм вошел. Так получилось удачно, что авторы сценария нашли для съемок беременную профессиональную исполнительницу танца живота. Каждая серия — это отдельная история одной из мамочек. Они абсолютно разные: трагические, смешные, грустные, казусные, даже с милицейской погоней и пожарными.

— В сериале у вас заглавная роль, первая такого масштаба в вашей кинобиографии. Ощущаете значимость момента?

— Такую большую роль я очень долго ждала. Знаете, у меня слезы навернулись, когда в титрах увидела первой свою фамилию. Для нас, актеров, — это как олимпийская медаль для спортсменов. Ведь чаще в первой строке на экране мы видим фамилии кого-то из заезжих московских звезд, которые, к сожалению, как правило, просто зарабатывают здесь деньги и не показывают уровень мастерства, как, например, в картинах Михалкова или Шахназарова.

— Легко ли вы находили общий язык с режиссером картины Иваном Павловым, все же у него мужской взгляд на все эти женские темы?

— Мне кажется, что после фильма "Ой, мамочки" Иван даже сможет принимать роды. Он очень серьезно готовился к съемкам: все узнал, все посмотрел, изучал разные медицинские термины, собирал женские истории, консультировался со специалистами и с женой, он ведь сам папа двоих сыновей. Актрис на пробах выбирал очень тщательно, прежде всего спрашивал — ты рожала, есть дети?..

— У вас двое замечательных сыновей. А какая вы мамочка?

— Хотите честно? Вот я на днях получила свой график съемочных дней на январь — все утро проплакала. Не потому, что будут проблемы какие-то в театре или что-то еще. Плакала от того, что не смогу уделить достаточно времени своим детям. Для меня дети, семья — это основа, и они всегда на первом месте, даже притом, что я занимаюсь любимой профессией, считаю себя в ней не случайным человеком и сегодня востребована как артистка. Но все равно для меня важнее всего — мои дети, мой муж, моя семья, и я всегда готова от чего-то отказаться ради того, чтобы больше побыть с ними.

— А никогда не было желания бросить все и посвятить себя семье?

— О, муж был бы просто счастлив! Думаю, он об этом мечтает. Но я точно знаю, что это будет потерей для тех людей, с которыми я работаю, для зрителей, которые приходят на мои спектакли, а после находят меня за кулисами и благодарят. И потом, я только сейчас вошла во вкус профессии, в состояние, когда ею владею, когда накопила достаточный жизненный опыт, который могу и хочу воплотить в своих ролях, передать зрителям.

У меня часто спрашивают: зачем вам столько — театр, кино, концерты, телевидение, песни. Но, понимаете, вот кто-то — хороший театральный артист, и ему достаточно этого. А мне — мало. Мне нравится кино, потому что оно совсем другое, чем театр. Нравится телевидение, потому что это общение с миллионами зрителей. Люблю петь, потому что просто душа моя поет. Я такой человек, которому нужно это все.

— Вы же еще и преподаете. Причем не что-нибудь, а сценическое движение, в том числе технику боя и фехтование.

— Да, по понедельникам святой день — я и шпага. У меня по маминой линии Никанчиковых целая династия фехтовальщиков. Есть даже олимпийские чемпионы. Тем не менее этой страсти в себе я долго не предполагала. Только, когда в театральной академии на 3-м курсе первый раз взяла в руки шпагу, поняла — это мое. Вообще, мама очень хотела, чтобы я пошла в университет физкультуры. Я даже готовилась к поступлению. Но сама всегда знала, что буду артисткой. Не знаю почему. Пианино у родителей в 6 лет сама попросила, музыкой занималась, никто не тянул за руку. В школе была передовиком во всех культмассовых мероприятиях. В общем, не послушав родителей, документы подала в театральный и поступила. Родители в итоге мой выбор поддержали. Правда, окончательно в его правильность поверили совсем недавно, после моего юбилейного творческого вечера к 30-летию. Сказали, мол, да, все же ты настоящая артистка.

— Уже больше 10 лет вы работаете в Театре-студии киноактера. Что для вас значит работа там?

— Это мой театр, потому что для актеров там есть свобода действий, что для меня важно. Я долго искала такой театр. Между прочим, в этом году уже 20 лет со дня моего первого выхода на сцену. Это было в музкомедии, когда я еще училась в театральном лицее. А в 17 лет, уже студенткой академии, играла в Малом театре у Игоря Забары главную роль в спектакле "Дрейфус". Потом были и Купаловский, и ТЮЗ, и Русский, из которого я ушла в никуда, потому что поняла, что не смогу замкнуться только на Русском театре, как того хотел главный режиссер. К тому времени я уже активно снималась в кино, появился проект на телевидении, и всем этим, как и театром, мне тоже было интересно заниматься. В Театр-студию киноактера в 2001-м меня пригласил Александр Ефремов. Знал меня по съемкам в его фильме "Поводырь". С тех пор я на этой сцене.

Начинала с четверти ставки, затем перешла на половину, а потом плотно вошла в репертуар и задержалась. В театре у меня много ролей. Кроме того, сейчас занята еще и в новом проекте "ТриТформаТ", только выпустили спектакль "На том же месте в будущем году", который мы играем на двоих с Виктором Рыбчинским. А в театре уже репетируем с Александром Ефремовым следующую постановку — "Безымянная звезда". Так и кручусь: сцена, семья, кино, академия… Просто туши свет. Но я человек активный, энергичный.

— Как удается справляться с домашними делами?

— С детьми помогает няня. А, например, готовлю сама. Вернее, выготавливаю, потому что едят каждый свое, у меня всегда два супа. Встаю в семь утра и приступаю. Так что горячий обед в доме есть постоянно. Ну и компот, разумеется.

— Счастливая семья, высокопоставленный муж, министр, удачная карьера. Вам завидуют?

— Друзей у меня гораздо меньше, чем врагов, — это точно. Конечно, мне не хотелось бы, чтобы обо мне думали плохо. Ведь, например, я часто помогаю совершенно незнакомым людям, я не безразличный человек к чужому горю, хотя, наверное, могла бы сесть за высокий забор, радоваться жизни и не обращать ни на кого внимания. К счастью, так я не могу. Но считают, раз помогаю — что-то с того имею. Или получила роль — тоже не просто так, мол, все понятно.

— Переживаете?

— Мне больно, я плачу. И те, кто так говорят, знают, что я не железная леди, и знают, что буду переживать. Но я стараюсь не показывать своих чувств, эмоций на людях. Все несу домой. Перевариваю в одиночку или с самыми близкими. Наверное, тоже делаю им больно. А себя успокаиваю надеждой, что людям, которые приходят на мои спектакли, концерты, нет разницы, кто мой муж и какой пост он занимает. Мне хочется в это верить, потому что я вижу их лица, чувствую искренность их слов. И к тому же, согласитесь, не могу же я выйти на сцену, поставить перед собой мужа и сказать: вот, любите меня, потому что это мой муж.

— Супруг приходит на спектакли с вашим участием?

— Конечно, особенно на премьеры. Билет покупает на места с краю. Приходит, когда действие уже началось, и уходит, когда спектакль еще не закончился, чтобы не привлекать к себе внимания. Конечно, он за меня болеет, понимает, что театр для меня важен. Но он не поет мне дифирамбов и не считает меня лучшей артисткой в мире, от него похвалы не дождешься. Ну, такой человек. С другой стороны, как и все артисты, я иногда склонна к звездной болезни, к преувеличению своих способностей, начинаю чувствовать свою значимость, когда хвалят коллеги и критики, бегут за автографом поклонники… Очень хорошо, если в такой момент рядом с тобой есть умный, глубокий, мудрый человек, который просто скажет тебе: присядь, остынь, успокойся.

— В свободное время как отдыхаете? Есть ли домик в деревне?

— Есть родительская дача недалеко от Минска, где мы бываем летом, отмечаем дни рождения. В нашей семье только я осенняя, остальные летние: и супруг, и дети, и мама с папой, и тетушка, и сестра… Я отдыхаю там, где есть близкие мне люди, где любят мое творчество и меня такой, какая я есть, со всеми моими мухами и тараканами. Где терпят нашу шумную компанию, ведь я очень шумный человек, и дети у меня такие же. Зимой любим кататься на лыжах. В прошлом году были в Карпатах. Очень понравилось. Правда, дороги украинские ужасные. Мы ехали за рулем — полдороги муж, полдороги я, — девять часов, с детьми, нагруженная машина. Как вспомню, так вздрогну. Но горы удивительные. Получили массу удовольствия. В отпуск ездим обязательно вместе, семьей. У нас такое правило негласное: пока дети маленькие, они будут с нами. Хотя, думаю, даже когда они вырастут, повзрослеют и у них начнется своя жизнь, мы будем стараться находить возможность собираться всем вместе большой семьей. Для нас с мужем важна семья. Это то, к чему мы оба долго шли. 
-30%
-14%
-10%
-50%
-20%
-10%
-20%
-30%
-46%
-65%