Алексей Вайткун,

Алексей Вайткун составил очередное "Личное дело". Гостьей журналиста стала известная израильская актриса Евгения Додина.

Евгения родилась 10 декабря 1964 года в Могилеве. В 1986 году окончила Государственный институт театрального искусства (ГИТИС). Начинала карьеру в Московском академическом театре им. Маяковского. В кино с 1985 года - комедия Петра Фоменко "Поездки на старом автомобиле".



В 1990 году вместе с режиссером Евгением Арье, будущим основателем театра "Гешер", переехала в Израиль. В 2007 из "Гешер" перешла в театр "Габима". Параллельно снималась во многих кинофильмах и телесериалах. Несколько раз удостаивалась звания "Актриса года" и ряда престижных призов как в Израиле, так и за рубежом. Например, один из последних фильмов с участием Додиной "По тебе не видно" был удостоен приза экуменического жюри Берлинского кинофестиваля - 2011, а также премии в номинациях "Лучший фильм" и "Лучшая актриса" (Евгения Додина) на Международном кинофестивале в Хайфе.

Ее творческая биография насчитывает десятки ролей в театре и кино. В эфире TUT.BY-ТВ Евгения рассказала о своей жизни, особенностях актерской профессии, последних работах, а также читала стихи любимого ею Бродского. Встреча состоялась при поддержке Израильского культурного центра при посольстве Государства Израиль в Республике Беларусь.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (19.84 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

Вы родом из Могилева. О родине вспоминаете?
Я вспоминаю, как однажды, когда училась в Москве и приехала навестить родителей, зашла в свою комнату и легла на кровать, на которой спала. Вдруг я стала легкая, как перышко, и поняла, какая сложная и интенсивная жизнь, а в родном доме останавливается время, чувствуешь себя в безопасности… Поскольку я актриса, я коллекционирую ассоциации. Это моя ассоциация с домом.

Так и есть: суета где-то там, за окнами, а здесь запах бабушкиных пирожков, разговоры - все, как тогда.
А ночью приоткроешь форточку - и услышишь запах яблоневого сада…

А с чем связан ваш нынешний приезд?
Знаете, как бывает - мысль материализуется. Моя сестра позвонила мне и предложила съездить в Могилев. Ей хотелось погулять по родным улицам.

Я скажу зрителям, что сегодня вы живете в Израиле, там ваши родственники. И, как я понимаю, возникла идея съездить на родину.
Мы решили, что хорошо бы съездить в Могилев, сходить на кладбище. И вдруг мне позвонили из Могилева и пригласили на фестиваль еврейской культуры. Так совпало, поэтому мы и приехали.

Какая у вас здесь программа?
У меня встреча в Академии искусств, на факультете журналистики, встреча с вами, прием в израильском посольстве, поездка в Могилев… Программа насыщенная. И ностальгия.

Перейдем к ностальгии… Вы с детства хотели стать актрисой?
Я не думала стать актрисой. В юношестве у каждой девушки есть свой герой. Это либо рок-звезда, либо знаменитый актер. У меня тоже появился такой герой в 14 лет: я была влюблена в Олега Даля. Я рисовала его, посвящала стихи, которые никогда не отправляла. Мне было интересно узнать, где он учился, где работал. Я стала читать. Сейчас люди заходят в интернет и находят информацию, а тогда были книги. Находишь, что он играет в театре "Современник". Ты хочешь знать, что такое театр "Современник", начинаешь читать. Так я заинтересовалась театрами, актерской профессией…

А однажды сидела перед телевизором, шел фильм Германа "20 дней без войны". Там есть сцена, в которой актрисе Екатерине Васильевой приносят похоронку, она плачет, а мать говорит, что принесли сахар… Это очень сильная драматическая сцена. Я заплакала от ее игры. И вдруг с наглостью подумала: "Я тоже так смогу". Но это не придало мне уверенности. Я приехала в Москву, и мне представлялось, что это мечта, которая никогда не воплотится, но я хотя бы со стороны на нее взгляну.

А вы в детстве были красивой девочкой?
Говорили, что да.

Родители видели в вас актрису?
Нет, они считали, что это болезнь, которая должна пройти. Актриса - это хорошо, но надо было и профессию получить.

Отпустили же в Москву…
Я была, как Ирина из "Трех сестер": я жила в Могилеве, дальше Минска не выезжала. Мне хотелось посмотреть на этот загадочный большой мир, пройти по улицам Москвы, по которым ходил Олег Даль. Поэтому Театральный институт в Минске я даже не рассматривала. Я приехала в столицу Союза с подругой, но изначально было понятно, что я вернусь - и стану человеком, поступлю учиться в медицинский. Родители потому и отпустили в Москву, так как хотели, чтобы я переболела, успокоилась и вернулась в реальность.

Вас видели врачом?
Врачом, инженером… уверенная профессия.

Вы специально выбрали такие сроки, чтобы успеть на вступительные экзамены?
В театральных институтах экзамены проводятся за месяц до поступления в обычные вузы. Все пробуют, 90% возвращается назад и становятся людьми, а сумасшедшие остаются. Там жестокий просев.

Изначально вы поехали во ВГИК?
Да. Но когда открыла дверь, мне сразу сказали: "Нет, спасибо, актриса вашего плана у нас уже есть". Я с облегчением дверь закрыла. Но у меня тут же спросили, не хочу ли я попробовать свои силы в ГИТИСе? А я не знала, что это такое, сказала "хочу". Меня привели в ГИТИС. Я стояла в садике, и вдруг ко мне подошла девушка и сказала: "Вы поступать? Пойдемте со мной". Оказалось, что это замечательная питерская актриса Марина Игнатова, которая вышла купить хлеба в булочную. Она зашла к друзьям, которые сидели в комиссии. К вечеру они заскучали и попросили ее привести из сада кого-нибудь интересного. Так она привела меня. Меня попросили прочесть монолог…

Что вы читали?
Я не читала ничего, потому что была не готова. У меня была программа: я ездила взглянуть на мечту со стороны и вернуться домой. Но мечта меня затянула, мы сблизились. Я читала что-то, понравилась им. Мне сказали выучить монолог, я выучила. В тот год я не поступила, потому что театральный режиссер, педагог Андрей Александрович Гончаров сказал: "Все дети талантливы. Вам 16 лет, непонятно, то ли это талант, то ли детская непосредственность. Езжайте домой, на следующий год посмотрим".

Вы расстроились?
Очень. И одновременно не расстроилась. Я подумала: значит, так надо. Вернулась, стала учиться в машиностроительном институте. В сессии было 5 экзаменов: у меня было три двойки и две тройки. На лекциях по высшей математике я под партой читала Цветаеву. Подходила учительница: Цветаева вылетала за дверь, а за Цветаевой - я. В Москве у меня уже были друзья, они позвонили и сказали, что набирают очень хорошие педагоги - Эфрос и Васильев. А мне так надоел машиностроительный институт, я там ничего не понимала. Я пришла сообщить, что ухожу - так заработала свои первые аплодисменты. Мне сказали спасибо, потому что я для всех была мучением. Так я снова поехала в Москву и уже поступила в ГИТИС.

Кого вы считаете своими учителями?
Конечно, это мои учителя из ГИТИСа. Они были особенными. Я вообще считаю, что педагог - это отдельная профессия. Быть гениальным режиссером и педагогом - разные вещи. Они научили нас тому, что я поняла через много лет. У меня развилось ассоциативное мышление, интуиция. Нас все время учили, что это самое важное для актера. Конечно, самым главным своим учителем я считаю талантливого режиссера Евгения Арье. Вместе с ним я впоследствии уехала в Израиль и работала 17 лет в театре - только с ним, у меня долгие годы был один режиссер.

Знаете, актерская профессия требует практики, каждодневной работы, ее невозможно постичь за столом. Каждый раз, когда ты черпаешь вдохновение от чего-то - музыки, книги, талантливого фильма - создателя этой вещи можешь назвать своим учителем. Например, мне всегда очень сложно перестать смотреть любой фильм Бергмана - так он затягивает в свой мир. Кстати, перед своим последним фильмом, в котором я снималась, "По тебе не видно", ко мне случайно попал фильм Бергмана "Персона". Я просто не могла оторваться. Сначала я не понимала почему, а потом поняла, что это была часть подготовки к моей роли в новом фильме. После этого, буквально за месяц, я отсмотрела все фильмы Бергмана и не могла остановиться: смотрела и смотрела…

Фильм с вашим участием "По тебе не видно" самый титулованный в плане призов. Расскажите о нем.
20 лет назад в Тель-Авиве был такой человек, его называли вежливый насильник. Он насиловал женщин. У него был свой способ.

То есть фильм основан на реальных событиях?
Это история режиссера и сценаристки - они обе были изнасилованы одними тем же человеком. Через 20 лет они случайно встретились при совершенно других обстоятельствах, и одна из них узнала другую. Она вспомнила ее лицо, когда они опознавали преступника. Они решили написать сценарий. Каждый противостоит насилию в жизни по-своему: у кого-то жизнь ломается. Это травма, и не все это понимают. Она оставляет серьезный шрам. По статистике ООН каждая пятая женщина в мире подвергается насилию. И травма изнасилования гораздо сильнее травмы от контузии. Контузия случается при героических обстоятельствах: ты воевал, защищал свою родину. А насилие - это тотальное размазывание человеческого достоинства.

В фильме эти женщины встречаются. Одна из них пытается все забыть, а вторая хочет восстановить каждую минуту.



Вы какая из них?
Я та, которая хочет узнать, как это все было. Это подсознательный процесс излечивания от травмы. Жизнь моей героини не сложилась. Она один раз была с мужчиной, родила дочку и не знает, что такое секс. На ней колоссальный отпечаток одиночества.

Чем вас зацепил этот проект: идеей, историей, режиссером?
Всем. Моя партнерша - замечательная французская и израильская актриса Ронит Элькабец. Мне было очень интересно с ней поработать. Мне понравился фильм. Сначала на него было трудно найти деньги, потому что каждый спонсор, к которому обращались, спрашивал, почему у нас нет, например, сцены изнасилования. Режиссер была категорически против. Она сказала, что это психологическое противостояние. Всегда очень интересно играть психологический процесс.

У фильма много призов…
Приз экуменического жюри Берлинского кинофестиваля - 2011, а также премии в номинациях "Лучший фильм" и "Лучшая актриса" на Международном кинофестивале в Хайфе. Кстати, именно там это был лучший фильм фестиваля. На фестивале женского кино во Франции он тоже получил первый приз. Честно говоря, самый лучший приз - когда после показа подходят люди, узнают там себя и говорят: "Спасибо, мне стало легче".

Как готовиться к таким ролям?
В принципе, как и ко всем остальным. Во-первых, надо готовиться. Мы много времени были вместе с Ронит. В фильме нет главной и второстепенной роли: это две актрисы и одна роль. Мы без конца говорили, смотрели хронику. Мы пытались почувствовать друг друга, начать понимать друг друга с полувзгляда, полувзмаха ресниц. И, повторюсь, я смотрела Бергмана...

Как вы понимаете, что проект вам интересен?
Все начинается с режиссера и сценария, а дальше идут партнеры, команда. Если сценарий не очень хороший, ничего не поможет. Может быть хороший оператор, можно хорошо играть, но в конце, когда идут титры, ты остаешься с какой-то историей, и она должна тебя тронуть, остаться в твоей душе. Это как раз показатель того, что все сложилось.

А с театром так же?
Безусловно. Театр - это живое, там немного другие затраты. В театре есть опасность, что твоя страсть, любимое дело может превратиться в рутину. Она ведет к унынию, а это самый страшный грех, как говорил Чехов. Чтобы этого не произошло, необходим хороший материал. Тогда там все время можно будет искать для себя что-то новое.

После окончания ГИТИСа вы 5 лет проработали в театре им. Маяковского...
Я играла в спектакле "Завтра была война", моем первом спектакле. Там все спектакли были сильными. Был замечательный спектакль по пьесе Людмилы Петрушевской "Уроки музыки". Я даже не побоюсь сравнить ее с чеховскими пьесами. Она грандиозный автор. Это был дипломный спектакль у нас на курсе, и потом он перенесся в театр им. Маяковского. Эту роль я очень любила.

Какие у вас воспоминания о театре Маяковского?
Месяц назад я была в Москве, мы играли на фестивале театров Европы. Я пробыла в Москве два дня и пошла навестить друзей в этот театр. Мне не хотелось оттуда уходить. Я уходила только на спектакль в Малый театр, возвращалась в маяковку, и у меня было ощущение, как то, о котором я говорила в начале программы, - когда я приехала домой и легла на детскую кровать. Вдруг мне стало так легко и хорошо. Это что-то родное, что уже в душе у тебя: что-то оттаивает. Это как травма, которая никуда не уходит, ты нажимаешь на нее, и она всплывает.

В свое время вы уехали в Израиль.
Да, в 1991 году.

Не боялись?
Нет, потому что я всегда могла вернуться обратно. Но когда режиссер Евгений Арей предложил мне уехать, я долго думала. Поначалу было страшно, но я поняла, что если сейчас не попробую, всю жизнь буду жить с ощущением, что не испытала чего-то важного.

Ожидания оправдались?
Да, там я вышла замуж, родила дочь. Иногда мне легче разговаривать на иврите, чем по-русски. Я очень скучаю по игре на русском языке, потому что вся моя среда сегодня ивритоязычная. По-русски говорю только дома с мамой и сестрой.

А как бы вы сегодня разделили соотношение кино и театра в вашей жизни?
Я бы сказала, 60 на 40, иногда 70 на 30 в пользу театра. Театром я занимаюсь постоянно, а кино - иногда, но благодаря этому не бывает рутины. Ты все время что-то меняешь, можешь выйти из театра в кинопроект.

Должно быть, вы увлекающаяся натура?
Да, это новая кровь.

Из чего, на ваш взгляд, состоит актерская профессия?
Есть разные составляющие. Есть ее сверкающая часть, то, что видит публика, а есть закулисье. Говорят, что у цирковых актеров не должен быть виден пот. За легкостью и виртуозностью стоит большой труд, иногда бессонные ночи, поиск, необходимость побыть одной, потому что нужно заряжать батарею. Я очень дорожу этими моментами одиночества, мне это просто необходимо. Моему мужу композитору это нужно еще больше, чем мне, потому что у меня коллективное творчество, а он сам по себе, только он и музыка. Поэтому мы не требуем друг от друга постоянного присутствия: мы оба знаем, что иногда должны побыть наедине с собой.

Актерскую профессию можете назвать своей?
Когда я долго не играю, у меня такое чувство, что я не совсем живу. Может, я привыкла. Это эксгибиционизм. Стоять на сцене даже пару минут в маленькой роли, это неадекватное состояние человека, эмоциональное усилие, которого все время хочется.

Заиграться нельзя?
Нет, как раз наоборот. Слава Богу, что ты можешь играть драму, а не проживать ее реально в своей жизни. Твоя жизнь - это ответственность, другие люди, близкие. А на сцене ты с удовольствием можешь погрузиться в тотальность и потом выйти из нее. Скажем, когда я репетировала спектакль "Медея", мы репетировали центральный монолог, в котором Медея говорит, что убьет своих детей. Я доходила до этого места и не могла произнести ни слова, у меня поднималась температура. Потом я сказала себе, что это театр, есть предел, до которого можно отождествляться с ролью. Этот предел сейчас я чувствую очень хорошо.

В Беларуси в силу ряда обстоятельств мало знают израильское кино. Какое оно?
Оно совершило колоссальный скачок за последние 5-6 лет. Было одно кино, а стало другое.

С чем это связано?
Я думаю, с количеством денег, которые поступают. Открылись границы, много совместных проектов. Очевидно, это связано с тем, что мир открылся больше, он стал общий, более доступный. Неважно, где ты, ты все равно в нем. Появилось больше источников, откуда черпать вдохновение.

Вы уже нашли своих режиссеров?
Еще не нашла. Есть режиссеры, с которыми я работала из проекта в проект, но своими я их еще не назову.

А какие они, ваши режиссеры?
Кино не делается каждый год: уважающий себя режиссер снимает максимум раз в три года. Я не могу ждать. Есть один турецкий режиссер, у которого я бы очень хотела сниматься, Нури Бильге. Он снял фильм "Три обезьяны". Когда я смотрю его фильмы, я забываю, что я актриса, просто погружаюсь в его историю, живу в его фильме.

Что вас берет за душу: чувствование вас как зрителя?
Талант.



Были у вас проекты, от которых вы отказывались?
Да. Неинтересная идея, человек.

Это роскошь - отказываться?
Почему? Я была в Академии искусств, и там мальчик задал мне один вопрос, о котором я все время думаю. Жалко, что я не ответила ему до конца, потому что он был очень важным. Он спросил у меня, как я боролась с ленью, когда училась? Я стала думать об этом. Может, не он виноват. Потому что лень - это скука: значит, тебе неинтересно делать то, что ты делаешь. И это не всегда зависит от тебя, потому что люди, с которыми ты работаешь, могут быть либо неталантливыми, либо просто не совпадать. Причина лени не всегда вы. У одного режиссера актер тухнет, у другого сверкает как бриллиант.

Вам приходилось переступать через себя в вашей профессии?
Был один фильм, в котором я снималась. Мне так было неинтересно работать с режиссером. Я страдала там.

Вам стыдно сегодня за фильм?
Не стыдно, но и гордости особой нет. Фильм пользовался успехом, был приглашен на фестивали. Я ездила с ним на фестивали, но без особой гордости.

Над чем вы сегодня работаете?
Я уже рассказывала сегодня о фильме Бергмана "Персона", который я случайно посмотрела. У меня в Германии есть подруга актриса Юлиане Келер. Мы были с нашим фильмом "По тебе не видно" на фестивале, сидели в кафе и недалеко от нас сидела Лив Ульман. Моя подруга должна была сниматься с ней в одном фильме. Я предложила ей тоже что-то сделать вместе. Она предложила "Персону": когда будем играть в Израиле, она будет молчать (так по произведению), а когда в Германии - я. Мы связали наших художественных руководителей, всем очень понравилась идея, и в марте мы начали репетировать. Мы будем выпускать его в Германии и Израиле, будем меняться ролями.

Такие случайности закономерны…
Если бы я случайно не посмотрела "Персону", мы бы сейчас ее не репетировали.

Как ваши прошлые и нынешние впечатления о Беларуси накладываются на ваше состояние? Насколько вам комфортно?
Абсолютно комфортно, но в то же время я уже далеко. Мысль материализуется. Я вспомнила, как на остановке в Могилеве я стояла и думала, что должна сейчас все запомнить, потому что меня здесь скоро не будет. Я верю в то, что мы приглашаем в нашу жизнь то, что с нами потом происходит.

Ваши родители застали вас на экране?
Конечно. Когда я работала в театре Маяковского, первую афишу я прислала родителям. Они повесили ее на стенку и всем показывали.

У вас удачно складывается актерская карьера, есть семья. Как грамотно распределить, чтобы одно вытекало из другого, дополняло другое и не мешало друг другу?
Бесконечный вопрос и бесконечный поиск. Иногда получается, иногда нет. Но я всегда пыталась, закрывая двери театра, разделять театр и жизнь. Это плохо, когда театр тебя все время поглощает.

Наша программа выходит в эфир 9 Мая. Это великий праздник для белорусов.
Поздравляю всех с этим великим праздником Победы. Если бы не было войны, не было и его. Но война была. И теперь мы каждый год чтим память погибших. С Победой!

Дорогие друзья! Чье "Личное дело" вам было бы интересно составить в прямом эфире TUT.BY-ТВ? Кого и о чем вы хотели бы спросить? Возможно, вам интересно попасть на съемки программы? Подробности - в Skype delotut.

TUT.BY – нам доверяют личное…
{banner_819}{banner_825}
-40%
-10%
-10%
-23%
-20%
-50%
-10%
-50%
-10%
-10%
0063385