Александр Власкин, Елена Папкова,

Могилевская группа Akute уже успела стать одним из самых ярких открытий последних лет в белорусской рок-музыке. В эфире TUT.BY-ТВ музыканты представили свой новый альбом "Не існуе", концертная презентация которого состоится 21 апреля в минском клубе Re:public, а также рассказали, как правильно произносить название группы, о создании песен и белорусскости.



Справка TUT.BY: Группа Akute была основана в 2009 году в Могилеве Стасом Мытником (вокал, гитара) и Романом Жигаревым (бас-гитара), которые встретились в могилевской альтернативной группе "Глюкі" (которая в 2008 году победила на фестивале "Басовішча", но распалась из-за трений между участниками). Первая же их песня ("Адзіноцтва", 2009) стала одним из главных хитов года на сайте "Тузін гітоў". Летом 2010 Akute выступили на фестивале Be2gether, стали одним из победителей фестиваля "Басовішча", обладателем Гран-при фестиваля "Вертифест" (Украина) и второго места на Graffiti Open Music Fest. В июне 2011 группа выпустила дебютный альбом "Дзевачкі і космас", который был признан сайтом Experty.by одним из лучших в году. На "Рок-коронации-2011" группа победила в номинации "Рок-прорыв года".

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

Полную версию интервью смотрите TUT.

Александр Власкин (А.В.): У вас вышел уже второй по счету альбом. Зрители спрашивают, когда вы выпустите клип на какую-нибудь вашу песню?
Роман Жигарев (Р.Ж.):
Видеоклип на одну из наших песен уже почти готов, он ждет своего часа. Он был снят в рамках сериала “Выше неба”, где будет несколько наших песен. Сейчас идет завершающая стадия работы над самим сериалом, после чего дойдет очередь и до нашего клипа. Надеюсь, что скоро мы его выложим в интернет.

А.В.: Новый альбом вы тоже выложили в интернет для скачивания…
Р.Ж.:
Да, это часть нашей информационной политики. Мы ничего не хотим прятать от людей – наоборот, делаем все максимально доступным. Поэтому свободно выкладываем и синглы, и альбомы, и клипы собираемся…

Елена Папкова (Е.П.): Мне кажется, что это вынужденная политика со стороны всех белорусских групп, чтобы донести свое творчество, чтобы оно быстрее разошлось по социальным сетям.
С.М.:
Да и не только белорусских. На территории СНГ практически везде так делают.

Р.Ж.: Я в принципе не вижу смысла пытаться ориентироваться только на продажи дисков. Основные деньги зарабатываются на концертах. И выложенная в интернет музыка их стимулирует.

С.М.: Мы выпускаем диски скорее для тех, кто уже заинтересовался нашим творчеством, продаем их в том числе на концертах, на фестивалях. Раздаем на них автографы.

А.В.: В связи с этим другой вопрос – зовут ли вас на фестивали?
С.М.:
На фестивалях мы выступали в Польше, Литве, Украине, России. Нас чаще всего зовут спонтанно – могут буквально за неделю написать или за месяц.

Р.Ж.: Большие фестивальные выступления мы не можем планировать. Если клубные концерты мы сами как-то расставляем по графику, то с фестивалями все несколько сложнее.

Е.П.: Я когда готовилась к эфиру, слушала альбом и дала его послушать людям с музыкальным образованием, сведущим. Три человека просили спросить, как вы относитесь к творчеству группы “Би-2”?
С.М.:
Неотрицательно. Не могу сказать, что это любимая музыка и слушаю их в плеере.

А.В.: А что вы часто слушаете в плеере?
С.М.:
Да много разной музыки…

Р.Ж.: Тишину… Если серьезно, то огромное количество музыки – это невозможно перечислить. Больше рок-музыка, зарубежная.

А.В.: Спрашивают, почему вы не назвали второй альбом “Мальчики и пиво”. Это отсылка к первому альбому?
Р.Ж.:
Да, я читал такое предложение еще год назад, когда первый диск вышел…

А.В.: И почему не назвали?
Р.Ж.:
Мы назвали, но потом передумали (смеется.)

Е.П.: Про космос… Вы часто говорите о том, что на первый альбом повлияли Стругацкие и Брэдбери. Каким образом первый альбом с ними связан?
Р.Ж.:
Тексты для песен появляются сами собой, не надуманно. И только в конце работы над альбомом приходят на ум какие-то ассоциации с книгами, на которых я вырос. В основном это, конечно, фантастическая литература. Так и получилось.

А.В.: Вы говорили, что первый альбом более живой и радостный, а второй более депрессивный – есть этому какое-то объяснение?
Р.Ж.:
Первый альбом, скорее, более лиричный. Новый альбом не то чтобы депрессивный, он несколько более мрачный.

С.М.: Это совокупность многих факторов, которых мы, может, даже сами не замечаем. Это то, что происходит внутри каждого из нас, внутри группы. Это срез. Вы видите только внешнюю оболочку, а песни показывают все на каком-то более глубоком уровне.



А.В.: То есть у вас как-то все очень грустно?
С.М.:
Да нет, я бы не сказал. Если песня невеселая, то это не значит, что тебе плохо.

Е.П.: Если веселыми или грустными ваши песни не назовешь, то какие они?
Р.Ж.:
Личные, наверное. Есть хорошее белорусское слово для этого – “асабістыя”. А слушатель в процессе прослушивания примеряет на себя альтер эго автора. То есть песни одновременно о себе и о каждом, кто может их на себя примерить. Или даже, скорее, “от себя”.

Е.П.: А какую-то аудиторию вы для себя определили?
Р.Ж.:
Нет, мы не определяем ни аудиторию, ни стиль, в котором мы играем. Мы абсолютно свободны и делаем то, что хотим. Я даже не могу контролировать процесс написания текстов – я не могу сказать, когда он ко мне придет и каким он будет. Я могу за полгода не написать ни строчки.

Е.П.: Некоторые люди пишут, реагируя на какие-то внешние раздражители – когда что-то с кем-то случилось или какие-то изменения в обществе. А кто-то транслирует в массы только свои внутренние переживания, связанные с влюбленностью, возрастом, психоэмоциональным состоянием…
Р.Ж.:
У нас все-таки с внешним раздражителем. Музыка, погода, взгляд, разговор – все что угодно.

Е.П.: А родина? Белорусскость есть в ваших песнях?
Р.Ж.:
Думаю, есть. Я ни разу в своей жизни не написал ни строчки на другом языке. Это происходило, происходит и, предполагаю, будет происходить только на белорусском.

Е.П.: Может, еще в чем-то?
С.М.:
В отношении к тому месту, где мы живем.

Р.Ж.: Мы – местные. Мы не хотим отсюда уезжать. Мы можем уехать только для того, чтобы обязательно вернуться.

Е.П.: Ну что ж, очень национальная группа! Хотелось бы уточнить… Тексты ваши – это поэзия?
Р.Ж.:
Однозначно нет. Я не пишу стихи, я пишу песни. Это совокупность музыки и текста. Я не представляю свой текст отдельно от музыки изначально.

А.В.: А что у вас появляется раньше – музыка или текст?
С.М.:
Сначала появляется музыка, чаще в виде каких-то наработок. Бывает, что песня из нескольких фрагментов складывается.

Е.П.: Вы еще молодые ребята, находитесь в активной фазе какой-то постоянной творческой эволюции. Нет ли порой ощущения, что вы уже какие-то свои ранние песни переросли и, может, даже не хотите что-то из них исполнять?
С.М.:
Нет, бывает другое – ощущение, что сейчас сделал бы что-то по-другому.

Е.П.: И что делать?
С.М.:
Да ничего не делать. Меня не смущают наши старые аранжировки. Это ощущение “сейчас бы сделал по-другому” не мешает играть старые версии с прежним настроением. У нас есть возможность сделать новые песни в другом варианте, в другой обработке.

Р.Ж.: С того момента, как мы выпускаем альбом, как мы его выкладываем в Сеть, он в принципе нам не принадлежит. Он принадлежит тем, кто его слушает, а мы просто можем его играть на концертах как что-то отдельно существующее.

Е.П.: Если взять ту же Земфиру, она песни из своих первых альбомов постоянно меняет, переделывает, потому что, как она говорит, ей надоедает играть одно и то же. Да и у других групп таких примеров хватает…
С.М.:
Это ее право. Мы тоже импровизируем в какие-то моменты. Но в целом есть два выхода – менять аранжировки старых песен или писать новые. Мы выбрали второй.

А.В.: Еще вопросы от наших пользователей… Наверное, этот надо было задать самым первым: как же правильно произносить название группы?
Р.Ж.:
“акУтэ” – мы именно так говорим. Можно говорить “акутЭ”, “экьют”… Можно “Битлс", "Дип пёрпл" (смеется.)

А.В.: Еще один вопрос… “Ці плануеце вы запісваць сумесныя трэкі? З якімі гуртамі?”
Р.Ж.:
У нас ужо былі прыклады калабарацыі, але гэта было на ўзроўні рэміксаў. Пакуль што мы не плануем запісваць сумесныя трэкі, але наогул усё магчыма.

А.В.: Зрители спрашивают, довольны ли вы своей публикой? Нет ли ощущения, что, несмотря на белорусскую мову, они не вполне в “своей” стране?
С.М.:
Вполне довольны. Мы видим много людей, которые под сценой поют старые и новые песни.

Е.П.: Сколько вам удавалось на концертах собрать людей?
Р.Ж.:
Зависит от концерта или фестиваля. Доводилось и перед несколькими тысячами выступать…

Е.П.: С фестивалями понятно, а на ваших концертах?
Р.Ж.:
Это мы узнаем 21 апреля в клубе Re:Public. Это будет наш первый крупный сольный концерт. Будут еще наши знакомые из Hum Flying Bulletproof Noodle – интересные "электронные" ребята.

А.В.: А небольшие сольники в клубах делали?
С.М.:
Да, несколько раз "Граффити" собирали. Все столы оттуда приходилось выносить, чтобы желающие поместились… Но в целом самые интересные неожиданные концерты – когда ты от них ничего не ждешь, а получаешь сверх того, что предполагалось. Было несколько случаев, когда мы выступали на разогреве, понимали, что люди придут не на нас, а в итоге практически столько же людей подпевало и танцевало, как и во время выступления группы-хедлайнера. Такие вещи очень воодушевляют.

А.В.: Публика задает вопрос, почему вы не вытягиваете на публику своего харизматичного ударника?
Р.Ж.:
Его зовут Павел Филатов. Конкретно сегодня он занят, но в целом он не обделен вниманием публики. Скажем, недавно в Киеве к нему была большая очередь за автографами.

Е.П.: Обычно, когда задумывается группа, придумывается какая-то фишка, какой-то изюм. Как вы считаете, у вас это что?
Р.Ж.:
Это, наверное, не нас нужно спрашивать. Со стороны виднее.

С.М.: Мы не планировали это. Мы просто сидели и делали свое дело.

А.В.: Пользователи спрашивают, почему в жизни вы говорите на русском, а не на белорусском?
С.М.:
Я вырос в русскоязычном окружении и думаю на этом языке. Поэтому при разговоре на белорусском мне приходится переводить. Это возможно, но проще и главное точнее для меня выражать свои мысли в разговоре на русском. По крайней мере, на данном этапе.

Р.Ж.: В любом случае Стас поет песни на "мове" без всяких проблем. Я свободно говорю на белорусском и всегда отвечаю на белорусском, если меня спрашивают. Это происходит автоматически.

С.М.: Очень большую роль играет то, на каком языке говорят окружающие люди. Скажем, когда мы приезжаем в Польшу, мы там буквально за пару дней полностью переключаемся на белорусский. На Украине тоже по-белорусски разговариваем. А приезжаем домой – опять перестраиваемся на русский.

А.В.: По-моему, это такая трагедия страны – чтобы поговорить на родном языке, надо уехать из страны...
Е.П.:
Стас, а вы всегда с закрытыми глазами играете?
С.М.: Почти что.

Е.П.: А как же контакт со зрителем?
С.М.:
С контактом вроде бы все нормально. Мне кажется, необязательно смотреть на зрителей. Я по своим ощущениям сужу – когда кто-то выступает, мне не обязательно, чтобы он смотрел на меня. Я слушаю, что и как он поет, а куда он смотрит – это уже совершенно неважно.

А.В.: Я читал, что между песнями на концертах не очень много разговариваете…
С.М.:
Мало разговариваем с публикой, это правда. Я не вижу смысла шутить со сцены, рассказывать какие-то истории, мы же не "Смехопанорама" какая-то: как мы ехали, какой у вас красивый город, как была написана песня… Вы же сами понимаете, как это выглядит.

Е.П.: Если бы мы вас в начале эфира не представили со всеми этими титулами, достижениями, как бы вы о себе одним предложением сказали?
Р.Ж.:
Мы бы просто сказали, что мы группа Akute из Могилева.

Е.П.: То есть в первую очередь обозначаете, что вы из Могилева. Почему так?
С.М.:
Во-первых, потому что мы и правда из Могилева. Во-вторых, наверное, привычка. Это с детского садика начиная, когда надо было домашний адрес выучить.

Музыканты презентовали пользователям портала песни со своего нового альбома "Не існуе".

1. Кроў бы вада

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (3.97 МБ)

2. Яны пад сьнегам

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (3.69 МБ)

3. Сьпі

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (4.91 МБ)

4. Мой родны гуд

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (3.89 МБ)

5. Ціха, як мая сьмерць

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (4.04 МБ)

6. Ліпкае

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (3.11 МБ)

7. Іголкі

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (2.25 МБ)

8. Шпіталь

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (3.82 МБ)

9. Не існуе

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (3.36 МБ)

10. Зорка
Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (2.98 МБ)

{banner_819}{banner_825}
-25%
-30%
-50%
-20%
-70%
-15%
-30%