Алексей Вайткун,

18 января исполнилось 130 лет со дня рождения известного архитектора, заслуженного деятеля искусств и архитектуры БССР Иосифа Лангбарда.

Так сложилось, что здания мастера и составляют ту самую архитектурную визитную карточку белорусской столицы - Дом правительства, здание Большого театра, Дом офицеров, главный корпус Академии наук… Здания эти в прямом смысле слова прошли огонь и воду, уцелели после войны и до сих пор притягивают к себе внимание горожан и туристов. А что до мастера, то жизнь его не менее интересна, чем его работы.



...Теплым летним месяцем на берегу реки Бяла, что протекает через город Бельск-Подляски, который на тот момент входил в состав Гродненской губернии и находился в пятидесяти километрах от Белостока, резвились ребятишки. Они то и дело плескались в воде, ныряли туда с прибрежных деревьев, цепляясь руками за самодельные качели, шумели и веселились. Веселились все, кроме одного - мальчика Иосифа, который сидел и сосредоточенно что-то рисовал. Он любил рисовать и рисовал постоянно - пейзажи, людей, животных, делал зарисовки местности. Рисовал на том, что было, и тем, что находилось под рукой: углем, мелом, цветными карандашами и чернилами. Рисовал на стенах, фанере, бумаге и даже обоях. Он рисовал и мечтал, что когда-нибудь станет известным, даже несмотря на то, что отец, как и любой глава еврейского семейства, видел сына только в коммерции. Иосиф Лангбард стал известным. Известным архитектором.

Маленький Ёся

Сын в семье Гирши Лангбарда родился 18 января 1882 года. Тяга к творчеству у мальчика проявилась довольно рано. Наука ему давалась легко, творчество - еще лучше. Блестяще закончив гимназию, он поступает на архитектурное отделение Одесского художественного училища. Посетив Санкт-Петербург, молодой Иосиф настолько впечатлился дворцами, мостами, многочисленными парками и скверами северной столицы, что уже в 1907 году успешно выдерживает экзамены в Петербургскую академию художеств. Его учителем стал профессор академии Александр Померанцев, автор проекта современного здания ГУМа в Москве.

И.Г. Лангбард с одноклассниками в Бельске. Без даты.

- Именно под руководством Померанцева в 1914 году Лангбард выполнил дипломный проект на тему "Здание государственного совета", после защиты которого ему присваивают первое звание - архитектор-художник, - рассказывает Константин Соколов, родственник архитектора. - Кстати, диплом Лангбарду подписали Леонтий Бенуа и императрица Мария Федоровна, президент академии.

Диплом Лангбарда об окончании Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге. Июль 1914 года.

Казалось бы, открыта дорога в большую творческую жизнь, но начинается Первая мировая война. Иосиф - начальник инженерного отряда, руководит военным строительством на фронте и в тылу. Но и в это время не забывает о творчестве для души. Появляются такие проекты Лангбарда, как здания земской управы в Костроме, сельскохозяйственного музея и театра миниатюр в Петрограде, усыпальниц и надгробных памятников для павших воинов.

Дом Красной Армии и Флота в Кронштадте. Фрагмент.

Как вспоминают современники, к Октябрьской революции архитектор отнесся с радостью и энтузиазмом. Он искренне верил в идеалы социализма, а также в то, что эти идеалы обязательно станут реальностью. После выхода России из войны весной 1918 года Иосиф становится производителем работ в строительной конторе отдела здравоохранения Петрограда, а в начале 30-х получает первые крупные заказы - проектирование зданий для Украины и Беларуси.

Диплом "Гран-при" Международной выставки искусств и техники в Париже на имя И.Г.  Лангбарда, 25 ноября 1937 года.

Иосиф Лангбард с супругой Ольгой. Без даты.

Интерьер квартиры архитектора в Ленинграде, 1930-е годы.

Интерьер квартиры с Ольгой Гавриловной Лангбард. Ленинград, 1930-е годы.

Иосиф и Ольга Лангбарды в своей квартире. Ленинград, 1930-е годы.

Минская прописка

Тридцатые годы для Лангбарда - самые плодотворные. Он переезжает в Минск, где его приглашают принять участие в застройке центральной части города. Спустя некоторое время мастер представляет макеты трех зданий: Дома правительства, Дома Красной Армии и Театра оперы и балета. Поговаривают, что сам Янка Купала, увидев эти макеты, воскликнул: “А летуценны хлопец гэты Лангбард!” Архитектор-мечтатель - на такое прозвище мастер никогда не обижался. Более того, любил мечтать на бумаге, где за считанные секунды вписывал свои мечты в реалии города.

Дружеский шарж на И.Г.  Лангбарда, 1937 год.

- Лангбард был сторонником вертикальных архитектурных решений, - рассказывает Галина Шостак, ведущий научный сотрудник Архива научно-технической документации. - Он часто писал: “Горизонтальная форма представляется как положение спящего либо мертвого, что действует угнетающе, между тем как вертикальное положение выражает жизнь, бодрость, силу и противостоит постоянному тяготению к земле”.

Дом для правительства

В 1929 году правительство Беларуси объявило конкурс на проект собственного дома - Дома правительства - главного административного здания республики. На предложение откликнулись многие известные архитекторы. Среди них Руднев, Фомин, Троцкий и, конечно, Лангбард. Именно его проект отобрали на всесоюзном конкурсе и рекомендовали к осуществлению.

У планшета проекта Дома правительства сидят слева И. Бродский, Глейберман и И. Лангбард.

Проект Дома правительства БССР в г.Минске. Главный фасад. Всесоюзный конкурс, 1929год. 1 вариант - арх. И.Г. Лангбард, Я.М. Коварский, Г.П. Любарский. 1-я премия.

Дом правительства БССР в г.Минске. Аксонометрия. 1929 год.

Пропуск Лангбарда в здание Советов Министров БССР, 1948 год.

Объем здания равнялся 220 тысячам кубических метров, и чтобы разместить его в положенном месте, пришлось снести большое количество деревянных строений. Стройка продолжалась четыре года - с 1930 по 1934-й. Все это время мастер практически жил в строившемся доме. Поговаривали, что Лангбард никого не боялся и мог с пеной у рта доказывать собственную правоту.

Иосиф Лангбард с женой и друзьями. Без даты.

На площади перед зданием мастер предложил установить памятник Ленину и сам разработал его проект вместе с известным скульптором Матвеем Манизером. В 1931 году проект памятника представили на всесоюзный конкурс, где он собрал самые лучшие рецензии. Кстати, во время оккупации фашисты вывезли бронзовую статую Ленина на переплавку в Германию. Но в мастерской Манизера в Ленинграде сохранились формы, по которым памятник отливали в довоенные годы. Это помогло восстановить скульптуру, и в 1945 году вождь вновь приветствовал победителей на площади.

Дом-2

В 1935 году Лангбарду поручили разработать проект Дома Советов в Могилеве. Дело в том, что после того как в Германии к власти пришли нацисты, в БССР боялись, что непосредственная близость белорусской столицы к приграничным населенным пунктам - Негорелому и Заславлю - в случае захвата их врагом позволит вражеской артиллерии с легкостью обстрелять Минск. Именно поэтому в 1938 году правительство приняло решение о переносе столицы в Могилев. Спустя два года там появился “клон” столичного Дома правительства, но в уменьшенном виде.

И.Г. Лангбард у планшета с эскизом Дома Советов в Могилеве.

Дом Советов в Могилеве. Проект. Общий вид со стороны площади, 1937 год.

Здание ЦК КП/б/ Белоруссии в г. Могилеве. Проект. Главный фасад .1938 год.

У комиссии, принимавшей здание, была одна претензия - перегородки на окнах напоминали православные кресты, что в советском атеистическом государстве считалось немыслимым. Но когда пожелание “переделать” передали автору, Лангбард ответил: “Хорошо, что кресты. Членов правительства не будет отвлекать от работы нечистая сила!”

Военно-театральный роман

Здание Театра оперы и балеты заложили еще в 1933 году. Первоначально архитектор получил задание спроектировать универсальное здание, где могли бы проходить масштабные постановки. Благо и искусство в начале 30-х этому благоволило. По сцене, согласно замыслам режиссеров, могли разъезжать авто и запряженные лошадьми экипажи. Планировалось, что в здании будет механизированная сцена и огромный зрительный зал. Однако уже в процессе строительства авторы предложили пересмотреть проект, и площадь театра сократили почти вдвое.

Театр оперы и балета в Минске. Проект. Общий вид. Конкурсный проект. 1-ая премия, 1932 год.

Театр оперы и балета в Минске. Проект Главный фасад, 1934 год.

Театр оперы и балета в Минске. Проект. Аксонометрия, 1934 год.

Театр оперы и балета в Минске. Проект. Перспектива центрального входа, 1934 год.

Театр оперы и балета в Минске. Проект. Фасад на театральный проезд /ул. Чичерина/, 1934 год.

Театр оперы и балета в Минске. Интерьер главного вестибюля, 1934 год.

Театр оперы и балета в Минске. Вестибюль, 1935 год.

Театр оперы и балета в Минске. Интерьер фойе 2-го этажа.

Театр оперы и балета в Минске. Интерьер 2-го этажа (восстановление), 1947 год.

Театр оперы и балета в Минске. Благоустройство сквера, 1947 год.

 - Что же касается Дома Красной Армии, - рассказывает Галина Шостак, - то в свое время на этом месте стоял Архиерейский дом. Лангбард использовал его фундамент, стены и, как впоследствии признавался сам, придумал очень простое архитектурное решение. Здание занимало не очень много места, но внутри этого самого места хватило для всего - и для театрального зала на тысячу мест, и для зала кино. Здесь открыли первый в Минске бассейн. Обустроили и спортивный зал, который украсили монументальными панно на спортивные темы. Вдоль лестничного марша московские художники Рублев и Гончаров выполнили настенную роспись "Чапаев".

Дом Красной Армии в Минске. Проект. Общий вид главного фасада, 1934 год.

Дом Красной Армии в Минске. Проект. Фасад со стороны парка, 1934 год.

В 1935 году Лангбарду поручают доработать проект главного корпуса Академии наук, предложенный архитектором Лавровым. К этому времени уже шло строительство двух отдельных корпусов, которые Лангбард соединил общим вестибюлем и величественной наружной двухрядной колоннадой. Накануне войны сюда переехал Президиум Академии наук, ее архив, библиотека и несколько институтов: истории, экономики, литературы и языка.

Академия наук БССР. Проект. Аксонометрия, 1934-1947 годы.

Академия наук БССР. Проект .Перспектива центрального входа, 1934-1947 годы.

Академия наук БССР. Проект. Главный корпус. Зал заседаний 1934-1947 годы.

“Война меня застала в Минске...”

- Накануне войны Лангбард был в Минске, - продолжает Галина Шостак. - В нашем архиве хранятся его письма, по которым можно проследить, где настигла весть о войне этого гениального архитектора.

Белорусский драматический театр в г. Минске. Проект реконструкции, 1938 год.

Белорусский драматический театр в г. Минске. Вид со стороны ул. К. Маркса.

Драматический театр в г. Могилеве. Проект. Главный фасад, 1939 год.

Он писал: “Война меня застала в Минске, куда я приехал 18 июня по поводу строительства Дома Красной Армии. Со многими обычными для тех дней приключениями, проделав более 40 километров пешком из Минска, откуда я вышел 25-го ночью, я добрался до Ленинграда”. Из тех же писем архитектора можно узнать, что в первые военные месяцы он участвовал в работе по маскировке зданий северной столицы. А осенью первого военного года начал вести занятия в Ленинградской академии художеств.

Удостоверение преподавателя Академии художеств, 1948 год.

Лангбард очень тепло отзывается о своих учениках, которые, несмотря на войну, постоянные бомбардировки, холод и голод, готовили свои дипломные проекты. Их защита проходила под постоянным артиллерийским обстрелом, но не остановилась ни на минуту. Иногда во время бомбежек архитектор выглядывал из окна, выходил на улицу и делал свои зарисовки, которые потом назвал “Ленинград в борьбе”. Говорил, что когда-нибудь представит их зрителям. В феврале 1942 года преподавателей и студентов Академии художеств эвакуируют в Ярославль.

Удостоверение об эвакуации из Ленинграда, февраль 1942 года.

Иосиф и Ольга Лангбард с преподавателями ленинградской Академии художеств в эвакуации под Ярославлем, 1942 год.

Иосиф Лангбард с преподавателями ленинградской Академии художеств в эвакуации под Ярославлем, 1942 год.

Лангбарда поселили в нескольких километрах от города, в имении поэта Некрасова. Уже через несколько дней мастер восстанавливает связь с Союзом архитекторов БССР и включается в его работу. В одном из писем коллеге А. Воинову от 3 сентября 1942 года архитектор сообщает: “Само собой разумеется, что кроме большого монумента героям Отечественной войны для Белоруссии нужен целый ряд полевых памятников на местах крупных боев в память павших героев. Я сейчас над этим тоже работаю по личной инициативе и могу с Вами поделиться материалами...”.

После освобождения БССР Лангбард приедет в Минск, где примет активное участие в работе комиссии Комитета по делам архитектуры при Совете народных комиссаров СССР, составившей “эскиз-идею” схемы генерального плана белорусской столицы. Мастер будет работать над восстановлением и реконструкцией своих зданий. Кстати, его детища хоть и пострадали, но не были стерты с лица земли при первых фашистских бомбардировках. Говорят, что горожане часто шутили, мол, своим творчеством архитектор настолько угодил Всевышнему, что тот не позволил разрушить эти величественные здания даже врагу.

Дружеский шарж на И.Г. Лангбарда архитектора Л.Д. Усовой, Минск, 1947 год.

Памятник на могиле И.Г. Лангбарда на Серафимовском кладбище Санкт-Петербурга. Автор - З.А. Азгур. Фото 1953 года.

Белорусский портал TUT.BY благодарит Архив научно-технической документации и лично ведущего научного сотрудника учреждения Галину Шостак за предоставленные фотоматериалы.

TUT.BY – мы помним…
-40%
-50%
-30%
-10%
-15%
-30%
-10%