Владимир СТАТКЕВИЧ,

Из всех кинолент, снятых "Беларусьфильмом" в постсоветский период, картину "В августе 44-го...", пожалуй, смело можно назвать классикой. А сцену "момента истины" с пресловутым "Бабушка приехала, гребенка не нужна" — одной из самых драматичных в истории нашего военного кинематографа. Как же создавалась картина? Что в ней могло быть иначе?

Актеры

На главную роль — старшего группы чекистов капитана Алехина почти сразу взяли Евгения Миронова, как одного из самых известных российских актеров.

— Отец предложил Жене любой персонаж на выбор. Он выбрал Алехина и не прогадал, — рассказала дочь Михаила Пташука Лика.

Однако роль мог сыграть, например, и Анатолий Пашинин.

— Это я его "пробивал", — признался оператор-постановщик Владимир Спорышков. — Просто Алехин по роману Богомолова — сельский агроном. Женя Миронов явно городской, а у Толи лицо попроще.

А роль Таманцева, доставшаяся Владиславу Галкину, могла оказаться у Сергея Бодрова.

— Бодрова пригласила я, но он отказался, — рассказала помощник режиссера Маргарита Касымова. — Не сошлись у них взгляды с Пташуком на то, как надо делать этот фильм. К тому же Сергей был занят на картине "Брат-2".

— Мы были за Бодрова — он и с харизмой, и такой, что муху на лету словит. Но Пташук сказал, что на эту роль нужен "волкодав", — пояснила начальник актерского отдела киностудии "Беларусьфильм" Валентина Белько.

На роль Блинова пробовалось очень много молодых людей, студентов театральных вузов. В конце концов Лика Пташук привела на пробы Юрия Колокольникова. Правда, была проблема из-за его высокого роста. Каждый раз, когда они оказывались в кадре вдвоем с Мироновым, Юру просили пошире расставлять ноги и немного пригибаться.

В архивных документах сохранились также указания на то, что в фильм могли пригласить Олега Табакова и Ростислава Янковского. Причем оба планировались на одну роль — генерала-астматика. Она вообще исчезла из картины.

Байки вокруг фильма (часть 1)

Ассистент звукооператора Виктор Краснов: "Юра Колокольников на съемках в Слониме потерял пистолет. Парень он молодой, симпатичный, налетели девушки за автографами — ну и пропало оружие. Кинулись туда-сюда — нет пистолета! И директор, и пиротехники в панике. Ведь это ЧП: хоть пистолет и киношный, со спиленным бойком, но все равно надо обязательно в милицию сообщать и разбираться. Наконец по громкой связи на площадке объявили: "Кто найдет оружие, получит подарок от актера". В итоге пришел человек, предъявил этот пистолет, и ему вручили 20 долларов".

Художник по гриму Лидия Дударенко: "Поляну, на которой снимали финальную сцену, выбирал Пташук. Все посмотрел, все понравилось, все отлично. Приезжаем мы наутро на съемки и видим: поляна полностью покрыта коровьими лепешками! Коровы там паслись по чьему-то недосмотру. Ну что делать — пришлось очищать площадку от этого безобразия!"

Художник по костюмам Людмила Торшина: "Очень запомнились съемки на ближней даче Сталина под Москвой. Мы находились там всего одну ночь, но впечатлений была масса. Еще когда мы туда ехали, я сидела на заднем сиденье машины, а на переднем — грузинский актер, который играл Верховного — в гриме и в кителе. И солдат, охранявший дачу, при нашем въезде невольно отдал Сталину честь. У меня даже дрожь по всему телу прошла".

Художник-постановщик Александр Чертович: "В фильме есть сцена, где Таманцев ползает в лесу на коленях и находит след — сломанный цветок. Так вот, для съемок этого эпизода пришлось обыскать весь лес, потому что цветка никак не могли найти. Обшарили все вокруг — нету! Я говорю: не может такого быть. Отошел метров на 50, и пожалуйста. Галкин мне: где нашел? Да тут! Пересадили мы его куда надо, песочком присыпали, и все получилось".

Сценарий

Из сценария в конечный вариант фильма не вошло многое. Например, частые экскурсы в прошлую жизнь каждого из главных героев.

"Дорогой Павел Алексеевич! Пишет вам ваша лаборантка Федосова Екатерина, — читал закадровым голосом письмо капитан Алехин. — На нашей с вами опытной станции все пришло в запустение. Рабочих рук нет, вместо вас заведует пришедший с фронта бывший председатель сельпо Кошелев. Он совсем не знает дела и к тому же с горя или от бессилия пьет. Всю нашу суперэлитную пшеницу, выведенную вами с таким трудом, вывезли на элеватор, в хлебопоставку. Я набрала по зернышку, не более жмени, каждого сорта. Жена ваша Лидия Мефодьевна не поладила с Кошелевым, и он зимой оставил ее без дров, из-за чего ваша Настенька заболела ревматизмом и мучается ножками по сей день…"

Блинов по сценарию также получал письмо от матери: "Каждый вечер отмечаем на карте продвижение наших войск и стараемся угадать, где ты сейчас. В Москве каждый день салюты. Бабушка связала тебе длинные теплые чулки специально на раненую ножку…"

И даже "волкодав" Таманцев вспоминал свою мать, бегущую по перрону за уходящим поездом, на котором уезжал сын.

Выпал и эпизод, когда начальник Алехина, пытаясь выгородить подчиненного, поль­зуется очередным приступом кашля генерала-астматика и просит младших офицеров раздеть его и вынести из барака на воздух. Когда те не решаются, он взрывается: "Вы-палня-а-ать! Я удалю отсюда всякого, кто своим поведением или разговорами осмелится мешать выполнению приказа Верховного Главнокомандующего!"

Наконец, исчезла сцена в парикмахерской, откуда намыленный капитан за похабные разговоры выгоняет старшину авиации: "Встаньте! Пошляк и трепач! С вашим языком не в авиации служить, а коров пасти! Идите отсюда!"

Байки вокруг фильма (часть 2)

Оператор-постановщик Владимир Спорышков: "Автор сценария Владимир Богомолов был очень критичен к отснятому материалу. Например, ему сильно не понравилась первая сцена фильма: ночной марш солдат и техники в прифронтовой полосе. Для маскировки машины должны были идти без включенных фар, а солдаты — сменить каски на пилотки. Не нравился ему и рост Колокольникова: в СМЕРШ ведь подбирали людей без особых примет".

Художник по гриму Лидия Дударенко: "В роли одного из трех членов шпионской группы был занят Юра Пристром — непрофессиональный актер, боец спецподразделения. Его для финальной сцены надо было побрить. Приехали мы в лес, и вдруг выясняется, что бритвенные принадлежности забыли в Минске. Я, как сейчас, помню эту картину, когда мы сидели там на опушке и при помощи хозяйственного мыла, без горячей воды скребли его буквально по живому и как он, наверное, мучился. Но выдержал, не сказал ни слова".

Художник-постановщик Александр Чертович: "Есть у нас в фильме, как минимум, один ляп. В доме полячки, которую играет Беата Тышкевич, окна снаружи и изнутри не соответствуют друг другу по размеру и строению рамы. Так получилось из-за того, что дом снимали на натуре, а интерьер строили в студии и построили его по старым, неподходящим чертежам".

Художник по гриму Лидия Дударенко: "Когда мне надо было "делать" трупы немцев в смолокурне, специально пришлось побывать в морге минской больницы, а также общаться со следователями, смотреть фото, как происходит разложение. Все это я зафиксировала. Но потом все равно пришлось искать компромисс. Потому что в жизни это выглядит намного страшнее, в кино нельзя такое показывать".

Оформление

В начале фильма должны были использовать 150 ворон. Планировалось, что они разлетятся из сгоревшей смолокурни в лес, когда в нее войдет Таманцев. На птиц предусмотрели особую строку бюджета: например, на их отлов выделялась 10-дневная зарплата для двух человек, а также деньги на дрессировку, кормление и аренду клеток. Однако планам не суждено было сбыться.

— Тут произошла смешная история. Дело в том, что вороны — очень умные птицы. И нашему администратору было поручено в течение месяца создать из этих птиц актеров. Однако он оказался человеком хитрым и принес справку о том, что вороны не поддаются обучению. Прямо из Академии наук, — смеется оператор-постановщик Владимир Спорышков.

Могла быть по-иному снята самая эффектная сцена фильма — последняя. Она построена на многочисленных круговых движениях камеры вокруг персонажей. Так вот, в промежутках планировали делать черно-белые стоп-кадры на каждом из лиц шпионов — словно фото из досье.

Кроме того, в смете расходов были предусмотрены командировки в Москву в киноархив для отбора кадров кинохроники.

Некоторые сцены были пересняты и досняты. Например, продюсер картины Владимир Семаго очень захотел получить роль — хотя бы маленькую. В результате ему дали сыграть подполковника, сообщающего важные новости от шифровальщиков — в частности о том, что "бабушка приехала". Хотя эту роль до него уже сыграл другой актер.

И наконец, автором музыки к фильму мог оказаться не Александр Градский.

— Например, я предлагала Александру Пахмутову, — рассказала помощник режиссера Маргарита Касымова.
 
{banner_819}{banner_825}
-45%
-62%
-70%
-80%
-20%
-20%
-50%