175 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  2. Авиакомпании отменяют рейсы в Тель-Авив из-за боевых действий. «Белавиа» планирует завтра лететь
  3. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  4. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркі — пра паўгода ў эміграцыі
  5. Завтра начинают судить студентов, которые уже полгода находятся в СИЗО. Большинству обвиняемых — от 19 до 24 лет
  6. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  7. Мозырский НПЗ уходит в июне на ремонт. А что будет делать «Нафтан»?
  8. Какие симптомы указывают на пограничное расстройство личности. Объясняет психотерапевт
  9. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  10. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки
  11. «Дочка успокаивает: папа вернется». Минчанину, которого задержали на репетиции барабанщиков, дали 6 лет колонии
  12. Проездные в Минске теперь можно записывать на карту самому. Посмотрели, как это работает
  13. Что, если перед прививкой от COVID выпить жаропонижающее «для профилактики»? Ответы на вопросы о вакцинации
  14. С 13 мая снова дорожает автомобильное топливо
  15. Белорусские хоккеисты проиграли Казахстану, не забросив ни одной шайбы
  16. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  17. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  18. Налоговая в суде выясняет с Тихановским, должен ли он заплатить налог с тех самых найденных за диваном 900 тысяч долларов
  19. «Многое будет зависеть от элиты белорусского общества». Лукашенко встретился с членами Конституционной комиссии
  20. Лишился более 200 тысяч долларов. Белорус принял участие в «спецоперации» по выявлению мошенников в банке
  21. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  22. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  23. Лукашенко принял верительные грамоты послов шести стран
  24. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  25. В Беларуси — сильная геомагнитная буря
  26. Ozon зарегистрировал в Беларуси юрлицо. Что обещает белорусам российский маркетплейс
  27. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  28. На МТЗ реконструкция, в основном — за кредитные займы
  29. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете
  30. В Будславе начали работу альпинисты. На восстановление костела белорусы уже собрали 170 тысяч рублей


Алексей Вайткун,

18 и 20 марта 2011 года на сцене Большого театра оперы и балета Республики Беларусь состоится премьера балета Хермана Левенсхольда "Сильфида" в постановке Никиты Долгушина. На протяжении нескольких месяцев известный российский балетмейстер работал с белорусской балетной труппой, а незадолго до премьеры стал гостем Алексей Вайткуна в рамках авторского проекта журналиста "Личное дело".

Я утверждаю, что нужно гнаться за мечтой / Наше дело построено на обезьянничании / Балет - это бодибилдинг



Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать аудио (25.94 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.
 

Скачать видео TUT >>>
 
Рады Вас приветствовать. Скажите, когда Вы были в Беларуси в последний раз?

В 1999 году, когда осуществил в вашем замечательном театре постановку балета "Эсмеральда", который у вас, кстати, идет до сих пор.

За 12 лет Минск изменился?

Мне показалось, что жизнь в вашем городе стала более спокойной и уравновешенной. Театральная жизнь всегда разнообразна. Она либо влачит свое существование, либо, наоборот, возбуждается каким-то новым названием. Потому что работа в театре зиждется на названии. Труппа замечательная. Конечно, она во многом изменилась. Много новых для меня людей. Но есть и старики. В слове "старики" нет ничего уничижительного. В балете стариками называют умудренных танцовщиков.

А какие именно изменения в труппе Вы заметили?

Изменился состав, контингент. Меняются названия спектаклей, а соответственно, интересы актеров. Актеры стали более интернациональны. Ушло какое-то желание во что бы то ни стало работать по системе Станиславского, обязательно все переживать, чувствовать.

Это плохо или хорошо?

Вы знаете, бывает по-разному. Иногда мне, тоже старику, и теперь уже достаточно древнему старику, не хватает въедливости в существо роли.

Актерской въедливости?

Человеческой даже. Люди стали более отчужденными. Но в то же самое время появилась какая-то легкость в перемещении из роли в роль, в исполнении той или иной технической трудности. Сейчас для актеров нет трудностей.

Быть не может!

Почему же? Молодые актеры все очень хорошо оснащены технически. Это радостно. А главное, что я, за свой большой век работы в балете считаю, что всегда нужно работать с тем творческим контингентом, который есть. Надо надеяться на понимание и на собственное умение войти в обстоятельства и привлечь к твоим интересам и интересы коллектива.

Это сложно?

Бывает нелегко.

А с труппой нашего Большого театра?

В "Эсмеральде" не было сложностей. А в "Сильфиде"… Понимаете, работа имеет свои специфические черты. "Эсмеральда" - это балет традиционного пошиба и удобного в понимании окружающими. А "Сильфида" представляет собой некий другой ракурс классического танца. Потому что это не русский театр. Это западный театр. Бурнонвиль – датчанин. Поэтому принципы исполнения тех или иных элементов, знакомых нам по русской школе, другие. А все танцовщики белорусского Большого театра исповедуют русскую систему. Не китайскую и не английскую. Это естественно. Во всей стране была, есть и будет основа русского балета в далеком смысле слова, еще императорского русского балета, принесенного в свое время господином Петипа. С середины XIX века до начала XX века. Это потом уже появился интерес к авангарду, модерну... Прослышали о каком-то западном направлении. В Россию приезжала Айседора Дункан. Мы услышали о свободном танце Германии, об американском танце. А потом уже появилась возможность что-то увидеть, услышать и перенять. Потому что в России и в русской системе классического танца никогда не было интереса к модерну.

А почему, на Ваш взгляд?

Все дело в том, что русская тенденция в исполнительстве тяготеет к сопереживанию, к сюжету, к эмоциям. А модерн и западный танец сейчас ушли далеко вперед. Сейчас модернистское искусство, современный танец, contemporary dance. Это некоторая отчужденность, невхождение в роль, невхождение в существо. Это внешнее исполнение тех или иных субстанций, которые утверждает тот или иной хореограф.

Поверхностность?

Можно найти какое-то более точное выражение. Скажем, отчужденное, отстраненное отношение к танцу. Пожалуй, так. Но, в частности, балет "Сильфида" - это старинный балет, своего рода классическое наследие, но в другой стране. Не в России, где русский балет действительно имел и до сих пор имеет огромную власть над миром. Дания – достаточно замкнутая страна. Вместе с СССР она была лишь второй страной, живущей за железным занавесом. В свое время Дания оградилась от мира. Конечно, это звучит смешно, но это так. Но благодаря этому, как в свое время и у нас, сохранилась огромная толика хореографического наследия.

Август Бурнонвиль – это, как говорится, их все. Это датское все, как наш Пушкин, как наш Петипа. Бурнонвиль, по сути, создал датский балет. Он учился во Франции, потому что в то время учиться балету можно было только там. Он начал свое восхождение и работу с копенгагенской труппой. Королевский театр – это маленький, малюсенький театрик. Наверное, как какой-нибудь Дворец культуры в провинции в захолустном районе. Но это великий театр. И благодаря железному занавесу сохранилось огромное количество репертуара. Они до сих пор танцуют около двух десятков бурнонвилевских балетов. А вообще - он поставил сотню.

В частности, "Сильфиду" он поставил, в общем-то, не желая ее ставить. Он был влюблен во французский спектакль "Сильфида", который был поставлен в Париже в 1832 году. Спектакль был поставлен знаменитым итальянским хореографом Филиппом Тальони. Большую часть времени он жил во Франции и поставил спектакль для своей дочери Марии Тальони, известной мировой легенды. Как говорят историки, она первая в истории классического балета встала на пуанты. Но дело не в этом. Хотя пуанты в какой-то степени способствуют увеличению превосходства танца над бытом, полом, землей.

Как интересно Вы сказали…

Я продолжу. Так вот, этот спектакль образовал новую эпоху в романтическом искусстве, не только в балете. Тогда Бурнонвиль влюбился в этот спектакль и захотел поставить его в Дании. Но, как всегда, у него не хватило средств. Не имея возможности пригласить Тальони, он был вынужден поставить спектакль сам на музыку своего друга Левенсхольда. Бурнонвиль напел ему какие-то эпизоды музыки, которую любил, и на эту музыку воссоздал хореографические эманации, в которые тоже был влюблен. Благодаря спектаклю Бурнонвиля, который был поставлен в Копенгагене в 1836 году, спектакль сохранился как таковой. Ибо, как это часто бывает, спектакль Тальони к нашему времени умер. А благодаря железному занавесу бурнонвилевский спектакль до сих пор жив.

А почему Вы к нему обратились?

Не секрет, что тогда еще в Ленинграде, в 1975 году в Малом театре оперы и балета, который нынче называется Михайловский, шведкой Эльзой-Марианной фон Розен был поставлен балет "Сильфида". Эльза-Марианна фон Розен сама была великолепная исполнительница. Она много лет танцевала в Копенгагене, хотя была шведкой. Она была специалисткой по "Сильфиде". Вдруг появилась какая-то невероятная возможность в Советском союзе пригласить западного балетмейстера. Это было впервые в истории советского искусства. Это было в 1975 году, в прошлом веке. Я был исполнителем роли шотландского фермера.

Вообще, весь спектакль "стоит" на шотландской легенде, в которой говорится, что фермер, молодой крестьянин, влюбился в дочь воздуха, инфернальное существо, Сильфиду. Причем в день своей свадьбы. Он настолько сильно увлекся ею, что убежал из дома и от своей невесты. Конечно, это упрощенная интерпретация. А в общем, это такой сгусток романтизма. То есть, герой увлекся невозможной идеей. В 30-е годы ХIХ века был расцвет романтизма. Увлеченность сверхидеей, серхзадачей подвигала людей на создание предметов изобразительного искусства. И балет, как ни один другой вид искусства, был очень близок к воплощению этой романтической мечты. "Я улетаю", - говорила Сильфида. А герой ее догонял. Смысл этого балета в желании догнать невозможную мечту и в беге за невоплощенностью.

Получается, что непосредственно Вас привлек романтизм?

Конечно. Это было очень интересно. Со школьных лет, с 1958 года я был очень увлечен балетом "Жизель" и исполнением партии Альберта. Это тоже романтический спектакль, который был поставлен в Париже чуть позже, в 40-х годах. Он появился в Петербурге буквально сразу после парижской премьеры. Я занимаюсь "Жизелью" вот уже свыше пятидесяти лет. Я ставлю этот спектакль во многих театрах. И я имею некую возможность сопоставить русский и датский романтизм. "Жизель" теперь невольно является русским спектаклем. Потому что французы его потеряли, а благодаря русскому театру этот спектакль был сохранен. Меня очень интересует русский и датский романтизм. Я уверен, что нынче, во время, когда мы все в компьютерах, машинах и прочих интегралах, нам очень не хватает романтизма.

То есть посредством творчества Вы "берете" это время сюда, в ХХI век, желая обратить на него внимание нынешнего поколения.

И пытаюсь убедить окружающих.

Успешно?

Конечно. Я не единожды ставил "Сильфиду", и людям всегда безумно интересно. Им интересна суть романтизма. Почему нельзя гнаться за мечтой? Я утверждаю, что нужно гнаться. Но эта погоня не всегда оборачивается положительным результатом. Так и для моего героя Джеймса. И я умирал в свое время от невозможности добиться мечты. В моих руках погибала Сильфида, за которой я гнался. В данном случае я вскрываю содержание этой несбывшейся мечты. Нужно ли за ней гнаться? Нужно ли садиться не в свои сани? Нужно ли гнаться за вторых зайцем?

Так нужно или нет?

Все зависит от человека.

А интересно это западное направление нашим танцовщикам?

Балетные люди дисциплинированы. К тому же они воспитаны, они смотрят в рот человеку, который приезжает к ним работать. Надеюсь, не только в мой рот, но и во все другие.

В Большой театр ставить лишь бы кого не зовут.

Безусловно. И потом артисты всегда чувствуют, съел ли ты собаку в этом деле. Это всегда очень ощущается. Есть доверие, и есть желание постигнуть какую-то новую специфику знакомых классических движений и эманаций.

Скажите, настраивали ли Вы труппу на работу с собой?

Я рассказывал им и продолжаю рассказывать на каждой репетиции, в чем разница между подходов русского стиля, традиционного в нашем понимании отношения к классическому танцу, и датского. Я показываю им эту разницу. Я показываю, как делается в традиционном стиле Петипа и в стиле Бурнонвиля. Не скрою, получалось не сразу. Но каждый раз я их предупреждал, что не нужно волноваться. Все обязательно получится, если Вы в этом заинтересованы и если Вы хотите быть интересны зрителю. Актеру вынь да положь зрительский интерес. Все зависит от того, насколько он способен повести за собой зрителя.

А белорусские актеры способны?

А как же!

Скажите, а есть обязательные условия в работе с Вами?

Слушай, внимай и исполняй. Наше дело построено на обезьянничании. Балет – это передача из рук в руки, из ног в ноги, как было бы правильно сказать, того, что ты знаешь и что ты передаешь молодым. Не важно, старинное это произведение или какое-то современное, оригинальное. Ты придумал его, ты его передаешь другим людям. Худо-бедно, но ты показываешь то или иное движение. И, короче говоря, человек должен передразнить. Вся наша жизнь построена на повторении. А повторение, как известно, мать учения. Буквально с первых же шагов своей жизни, с первых классов школы, да и каждый день до пенсии актеры занимаются уроком. Наш день начинается с урока. И мы все, от мала до велика, и народные, и простонародные, - все встают в первую позицию и начинают движение, как в первом классе. Чем медленнее с возрастом оно производится, тем лучше работает тело.

А чего не прощает балет?

Равнодушия и презрения к нему как к виду искусства. Это рядом стоящие вещи. В балет нужно всегда быть влюбленным. Иначе у тебя просто не все будет получаться. Ты должен превозмочь себя. Представьте себе, ты встаешь с постели утром, тело спит, а ты начинаешь работать. Работа требует какого-то вклада. А тело еще не хочет, оно еще заскорузлое, какое бы оно ни было молодое. Все равно его нужно размять, разгладить, растянуть все суставы от мала до велика. Надо сделать так называемые растяжки и потом постепенно включиться в работу. Это уже традиционно сложилось во время урока. Ведь вся система урока создавалась веками. Это конгломерат движений, которые способствует включению тела в работу. И надо делать урок до седьмого пота, поменять майку и дальше продолжать репетировать.

Мы везде говорим, что балет - это элитарное искусство. А как влюбить в него новое поколение, выросшее на "Покемонах" и компьютерных играх?

Начнем с того, что любой вид искусства, как и любой вид спорта, требует лицезрения. На компьютере ты создаешь что-то сам. Рисуя картину, сочиняя стих или считая цифры, занимаясь математикой, ты что-то сочиняешь. Ты создаешь это сам. А идя в театр или на стадион, ты принимаешь участие в неком действе, которое тебе предлагается. Твой темперамент, твой характер сразу же включается в действие, а может быть, отторгает его. Ведь не все становятся фанатами футбола, хоккея или шахмат. Кстати, фанатов шахмат все меньше и меньше. И не все становятся фанатом театра. Может быть, просто зрителем театра не так-то просто стать, извините за тавтологию. Во-первых, нужно купить билет, а такая финансовая возможность есть не всегда. Поэтому очень важно, чтобы театры, как организации, понимали это и боролись за своего зрителя, за какой-то стержень.



Как Ваш театр, Михайловский?

Предположим.

У Вас же там определенная ценовая планка, которую Вы не поднимаете именно по той причине, о которой сейчас говорите.

И потом существуют какие-то формы общения со зрителем. Существуют абонементы, привлечение ветеранов, студенчества, школьников за низкую плату, а то и вообще бесплатно. Это мне всегда очень симпатично. Я почти четверть века руководил труппой в Петербурге и имел отношение и к этой стороне вопроса. Перед спектаклем я выходил перед зрителями и рассказывал им о том, что они сегодня увидят. Я готовил даже тех, кто уже приходил в театр. Конечно, было телевизионное общение с публикой. Это просветительство имеет очень важное значение. Ваша система общения с интернет-пользователями тоже имеет большое значение. Может быть, это выражение уже уходит, потому что это огромная армия. Но Вы занимаетесь благородным делом. Я очень это приветствую. Надеюсь, что благодаря Вам поклонников театра станет больше. Но придя в театр, нужно не расположиться в кресле и щелкать попкорном, не ожидать, что тебя будут развлекать, а постараться понять, о чем речь и в какую игру тебя втягивают.

Можно отнестись к театру, как к компьютерной игре?

Хотя бы. Это хорошая идея. Потому что не играть в то или иное действо – значит, быть равнодушным. И на стадион ты приходишь и понимаешь, что там не будут играть фуги Баха, а что будет нечто потрясающее, в чем ты должен принять участие либо забросать тухлыми яйцами или помидорами.

Вы правы. До ответа на мой вопрос, который мы сейчас с Вами очень подробно разобрали, Вы говорили о теле. Скажите, а какое у вас отношение со своим телом?

Я часто называю балет бодибилдингом. Строительство тела – это не только в спорте, не только в шоу, которым занимаются красивые, мощные мужчины и женщины. В балете, в частности, это тоже строительство тела. Нужно выстроить не только форму, но и качество мышц. Качество мышц зависит не только от природы. Бывают более эластичные, более способные к растяжке, более прыгучие, вертучие мышцы и связки. Вращение тоже бывает природное, когда человек становится и начинает вертеться так, что его не остановить. А другой со скрипом делает два. Но в какой-то степени это можно развить. Отношение к телу тоже является определенной человеческой культурой. Артист должен совершенно четко понимать, что тело само по себе не будет выдавать шедевры, если ты не будешь с ним разговаривать. Ты должен его воспитывать.

Мы уже говорили, балет воспитывает тело с детских лет. Это постепенный дренаж мышц. Надо тянуть ноги. По-французски это называется батман тандю (battement tendu). У нас французская терминология, которая в какой-то степени определяет существо движения. Здесь не то чтобы требуется безупречное знание французского языка. Совсем нет. Этих названий и движений не так уж и много. Но смысл движений – это всегда залог победы над своим телом. То есть, почему, чем это делать. Не то, что делаешь, а как и чем это делается.

То же самое переходит в роль, в партию, в балет. Не просто выучить движения. Не выйти и сказать: "Я тебя люблю". А передать хореографически, во-первых, кто такой "Я"? Какой социальной ступени я принадлежу, какого я возраста, какого я сложения? Кто такая "ты"? И как я тебя люблю? Не только, что я говорю, но и как. А эти смысловые, интонационные нюансы в балетных спектаклях сюжетного толка, как в опере, как в поэзии, очень важны. Ведь если человек говорит невнятно, без интонации, его перестают слушать. А если он говорит заинтересованно, втягивает слушателя в свою сферу интересов, то он получает сподвижника. Абсолютно то же самое в балете.

Вот этим свою долгую жизнь я занимаюсь со своими подопечными. Потому что люди не делают не потому, что они не хотят, а люди не делают потому, что они не знают. Им надо рассказать, объяснить, научить.

Объяснить, что это не просто так. А потом еще эмоции…

Эмоции и умение выразить это теми или иными мышцами. Иногда нужно знать, что подтянуть, что убрать. Как убрать ребра, чтобы они не торчали, чтобы не обрушивалась спина? Нужно еще потянуть спину. В этом плане очень помогает йога, восточная гимнастика. Я сам через это прошел. В Советском Союзе мы ничего не знали, ничего не умели и вообще ничего не хотели знать. В какой-то степени мы были ленивы. Мы знали свой балет и все. А потом стали постигать мир. Мы увидели, что существуют различные системы и подходы, различные школы. Мы увидели, как они тренируют свое тело. Те, кто хотел увидеть. Мы увидели, как они готовят свое тело. Мы получили возможность попробовать это на себе. Сейчас в принципе артисты балета более или менее подвижные в этом направлении. Гораздо в большей степени, чем в мое время.

А что еще ушло?

Повторюсь, не хватает проникновения в суть роли. Оно ушло не потому, что люди плохи. И не потому, что нынешнее поколение презрительно относится к сути. А потому, что они не думают об этом. Никто им не подсказывает, никто не направляет. Существует тенденция к озвучиванию нынешних интересов и постановок, которые в какой-то степени бессюжетны. В какой-то степени они оболванивают человека. Очень часто артистов это устраивает, к сожалению.

А Вас это не пугает?

Конечно, пугает. Я с ними борюсь. Я их умоляю, уговариваю возвратиться к этим интересам. Иногда получается, иногда нет.

С Вами легко?

Я стараюсь быть понятным. Иногда я говорю с ними на китайском языке. Потому что они меня не слышат. Так бывает очень часто. Но я ищу способы перевести этот китайский язык на русский.

Как Вы высказываете свое недовольство?

Во-первых, конечно, мимикой. Потом – останавливаюсь. "Стоп! Стоп! Не так. Еще раз". В этом нет ничего нового. Так делаю не только я, так делают все. "Повторим еще раз". Но повторим еще раз, не просто произведя те же самые ошибки, а повторим еще раз с некой модификацией, с неким исправлением. А вот как исправить, что для этого предпринять – на это приходится тратить время. Идешь на репетицию, думаешь, что сделаешь многое, но не получается - люди не понимают, не могут сразу внедриться в танец.

А Вас это раздражает?

Это иногда огорчает. Вообще, лучше не раздражаться, потому что это только себе печенки портить. В балетном зале запросто можно раздражиться и разорвать со всеми отношения. Не надо этого делать. Лучше подумать, как проникнуть в умы, сердца и тела твоих молодых подопечных.

Никита Александрович, в любой профессии есть свои стереотипы. Балет наверняка не исключение?

Стереотипы есть. Надо-не надо держать балетную спину. Надо-не надо ходить выворотно. Надо-не надо делать дурацкую улыбку...

Так надо или нет?

Лучше ничего этого не делать. Если Вы посмотрите на живопись Микеланджело, то Вы увидите разную спину. Даже полусогнутую. Если Вы посмотрите на руки Эль Греко, то Вы увидите, что существуют не только классические формы сочетания пальцев. А этим мы занимаемся с первых лет школы. Да и знаменитые кисти Родена. Существует еще и кисть, которая говорит, что каждый палец – это эпизод нашей жизни. Он может что-то выразить. А у нас бывают прямые, острые фаланги. Как будто палец состоит из одной фаланги. Я им говорю: "Дети мои, палец состоит из трех фаланг. Поэтому постарайтесь это выразить". Даже в классической форме. Классическая форма руки не должна быть напряженная. Есть еще различные танцы. Скажем, в фокинском "Видении Розы" кисти Нижинского напоминали какую-то варежку, больше чем перчатку. Ведь есть исполнители, которые дерут пальцы. 



Я думаю о том, насколько важно знать те детали, о которых Вы говорите. Все это вкладывать в образ. И это не просто случайная вещь. Она тоже важна.

Мы занимаемся разработкой выворотности. Это наша основа. Классическая система танца требует выворотности. Ан дэор (En déhors) – то есть, открытость. Есть ан дэдан (en dédant) – закрытость. Скажем, закрытость использовал Фокин в балете "Петрушка". Герой балета "Петрушка" весь ан дэдан (en dédant), потому что у него скомкана, съежена вся душа. Классические персонажи чаще всего открыты. И женские, и мужские герои в классических балетах, как правило, молодые люди. Либо совсем юноши, либо на пороге зрелости, либо включающиеся в свадебную жизнь. В классическом балете молодость демонстрируется именно открытостью. А какая-то тайная, порочная мысль – скорее, наоборот, закрытостью. Фея Карабос в спектакле "Спящая красавица" вся согнутая. Как, впрочем, и Мэйдж у меня в спектакле "Сильфида". Это старуха и колдунья, которой 380 лет.

Когда положительные герои ходят выворотно, как утки, иногда это оставляет удручающее впечатление. У меня есть кое-какие предложения для системы. Я предлагаю их, не отменяя выворотность. Можно ее камуфлировать, чтобы это не раздражало зрителей. Тогда ты не становишься Чарли Чаплином. Ты остаешься роскошным героем, но в своем ключе, в своем жанре. Я им говорю: "Не будь Чарли Чаплином". Бег, походка, движение руки, движение плеча, все эти эманации рук, port de bras. Рort de bras по-французски - несение руки. На наших занятиях существует несколько port de bras, которые тоже изучаются со школьного возраста и которые в результате употребляются и на уроках, и в танце российского толка. Все это достаточно известные движения. Так вот чем это движение неряшливее, более равнодушно выполнено, тем оно менее выразительно. Несение руки. Если ты ее несешь, рука сразу становится какой-то значимой. Если ты ее просто открываешь, швыряешь, это не производит никакого впечатления. Хотя формально все выполняешь.

Как-то я читал интервью одной известной российской певицы. У нее спросили, почему она вышла на сцену. А она ответила, что сцена помогала ей избавляться от комплексов… Скажите, избавляет ли от комплексов балет?

Бывает. Вообще, выйти на сцену - это довольно опасное занятие. Ты можешь хорошо отрепетировать свою роль. Но если ты нечетко знаешь, как это все вынести на сцену, ты можешь опростоволоситься. В нашем цехе существует такое выражение. Ведь наша жизнь – еще и цеховое понятие. Ты можешь опростоволоситься. Потому что ты выходишь на сцену, и на тебя все давит: свет, неудобный костюм…

Оркестр в количестве ста человек…

…Который обязательно сыграет тебе не то и не в том темпе. Декорации. Партнерша побежит не в ту сторону и будет вертеться не тем местом. На тебя давит зритель, потому что он своей общей телепатией может тебя просто раздавить. С этим нужно не то чтобы бороться. Это нужно понимать и уметь реагировать на это давление. Иногда это приходит со временем, с опытом. Иногда это приходит с учебой, потому что хорошие педагоги об этом говорят и учат своих маленьких подопечных. Но не всегда. Бывает, люди выходят на сцену, как птенцы. И даже хорошо выучив свою партию, они теряются на сцене. Тогда происходят казусы. Зритель недоумевает, педагог недоумевает. На репетиции все было прекрасно, а на спектакле ничего не получилось.

А с чем Вы это связываете?

С неким комплексом, боязнью сцены. Естественно, при соблюдении множества правил этот комплекс можно преодолеть. До максимума довести подготовку в зале. Создать ощущение того, как все это переводится на сцену. Ведь у нас еще есть сценические репетиции, световые репетиции, оркестровые репетиции, которые частично разрушают этот комплекс. Потому что если тебя сразу выбросить на спектакль после зальной репетиции, на тебя обрушится все то, о чем я сказал выше. Конечно, в каждом человеке есть комплексы. Но в зависимости от темперамента, характера они могут быть глобальные или минимальные.

По Вашим наблюдениям, артисты балета в реальной жизни более или менее уверенны в себе?

Это вопрос не на засыпку. Он достаточно ясный. В быту балетный человек может быть очень свободным и полноценным. А может быть, наоборот, замкнутым. Потому что реальность в корне отличается от сценической реальности, а подчас и ирреальности. Потому что сильфиды, ундины, королевы лебедей, колдуны, принцы, принцессы, замки... Все такое плавающее, летающее, ныряющее. Иногда человек чувствует себя там более спокойно и привольно, чем в жизни. Потому что жизнь бывает жесткой и непредсказуемой. Она требует быстрых решений. Часто балетный артист бывает не это не способен. Такая инфантильность в жизни встречается. Но это зависит от характера.

Вы доктор философии Международного университета фундаментального обучения. Скажите, каким образом философия повлияла на Ваш балет?

Элементарно. Повторяю, можно просто открыть руку, а можно открыть ее со смыслом. Что ты вкладываешь? Это уже философия. Философия включает в себя смысл. Не существует бессмысленной философии. Кого ты танцуешь, сюжет это или не сюжет? Есть целый сонм бессюжетных балетов, которые безумно интересно танцевать. Они основаны на музыкальной форме, на музыкальном интонировании, на музыкальном рисунке, мелодии. Мы с Вами не коснулись вопроса, можно ли быть фанатом симфонической музыки. Скажем, любите ли Вы ходить в филармонию? Сейчас большая проблема наполняемости филармонических залов.

В Минске с этим нет проблем.

Правда?

Распродается все.

Что Вы говорите! Это радует.

Так вот понять музыку – это ощутить не только красоту ее мелодии, а может быть, и ее уродство, ее разбитость. Как назвать музыку Шостаковича или Хиндемита? Красивой музыкой или трудной музыкой? Не буду говорить - непонятной. Скорее, более трудной, чем просто ласкающей слух. Но существует огромное количество композиторов, которые ушли еще дальше, чем Шостакович и Хиндемит. Они разрушают Вашу психику как слушателя, как зрителя. И вот тут надо понять эту музыку, найти в себе какие-то струны. Согласиться с тем, что эти композиторы рассказывают о современном мироразрушении? И остановиться на этом? Это опасно. Что же вообще радоваться тому, что мир разрушается? А вот как сделать так, чтобы все-таки его соединить, чтобы вернулась гармония? Эта гармония бывает разная по своему времени, по своему историческому значению. Гармония романтического балета – одна. Гармония классического балета – другая. Гармония модернового балета – третья. Современного танца – совсем другая. Речь о том, чтобы осознавать мир, в котором ты живешь, и создавать вокруг себя волны гармонии, увеличивать это количество гармонии в жизни. Это вклад артиста, в том числе и деятеля балета.

Я сейчас думаю о том, что артистам балета сложно…

В том-то и дело. И мы возвращаемся к тому, что, к сожалению, нынешний артист выучивает порядок и с этим выходит на сцену. А этого мало. Это сразу делает его неинтересным, что сказывается и на заполнении мест в зале театра.

Нет личности. Даже в роли нет личности.

Да. Теряется личность – теряется зритель, теряется интерес к балету. И сарафанное радио разносит, что не стоит идти на этот спектакль или на этого артиста, потому что он неинтересен. Лучше пойти дискотеку.

А о Вас говорили, что "в этой роли Долгушин не интересен"?

Я скромно опущу глаза. Вы знаете, я не был пчелкой, которая собирает мед в улей.

Но по молодости ведь были. Ведь читали же, что о Вас пишут. И если хорошо, то вырастали крылья.

Читал. Писали и воспринимали неоднозначно. Критики меня и здорово били. Они обвиняли меня в подражательстве. И это было. Мы сегодня с Вами начали с того, что наша деятельность похожа на обезьянничанье. Поэтому и я подражал. Но потом я уходил от этого подражания, и уже подражали мне. А сейчас я прошу своих подопечных не подражать мне, а выслушать меня. И даже выслушать мое предложение, схему роли, которую я предлагаю. Но потом нанизывать на нее свои представления, не разрушив эту самую схему. Во всяком случае, тогда актер быстрее подойдет к существу.

Приходит опыт – уходит прыжок. Правда?

Конечно.

Как с этим быть?

Это зависит от того, как ты к себе относишься. Можно прыгать и прыгать и рвать себе мышцы.

А в какой момент Вы поняли, что Ваш прыжок ушел?

Перед уходом на пенсию я был сильно травмирован. У меня была травма ноги. Повторюсь, это было перед самым уходом на пенсию. А в балетном мире пенсия – это двадцать лет служения искусству. Но несмотря на эту довольно сложную травму, я вернул все свои роли, вернулся в театр, хотя пенсия уже была оформлена. Мне просто было интересно себя победить, а не просто тихонько уйти на пенсию благодаря травме. Я реабилитировался, вернул все свои роли и после этого ушел. Но ушел тоже непросто. В этот момент я уже не только танцевать, я не мог уже двигаться, ходить. Потому что вся эта реабилитация замкнула какие-то поля, токи, и у меня перестали функционировать ноги.

А стоит ли это таких жертв?

Понимаете, травмы были, есть и будут. Вчера я виделся с молодым артистом Большого театра, который ходит на костылях, потому что он сильно подвернул ногу. Я Вам скажу больше. Я поехал к другому врачу, в другой город и вернул себе движение ног. И протанцевал еще двадцать лет в другом театре, тоже в Питере. И последний свой спектакль, это была "Жизель" и еще несколько одноактных балетов, я танцевал в шестьдесят!

Творчески это было хорошо, на Ваш взгляд? Это можно было смотреть?

Это было зафиксировано на видеопленку.

Подождите, ответьте мне конкретно.

Это было приемлемо. В следующий раз я могу привезти эти пленки, и Вы сможете сами убедиться.

Договорились! Спасибо за разговор!
 
Справка TUT.BY:

Народный артист СССР. Профессор. Доктор философии Международного университета фундаментального обучения (Оксфордская образовательная сеть). Лауреат Международного конкурса артистов балета в Варне (I премия). Лауреат премии Парижского университета танца. Лауреат Всемирной Академии наук, культуры и искусства. Лауреат приза зрительских симпатий общеcтва "Театрал" за постановку спектакля "Серебряный век". Призер Высшей театральной премии Санкт-Петербурга "Золотой софит". Рыцарь балета (российский приз "Душа танца"). Человек года-2003. Кавалер ордена общественного признания "Екатерина Великая". Кавалер Ордена гражданской чести и достоинства. Лауреат премии Правительства Санкт-Петербурга в области литературы, искусства и архитектуры "За выдающийся вклад в развитие петербургской культуры".

Никита Долгушин родился в Ленинграде в 1938 году. В 1959 году окончил Ленинградское хореографическое училище имени А.Я. Вагановой (ученик М. Михайлова, А. Пушкина). После окончания училища начался его творческий путь. В 1959-61 годах Никита Долгушин – артист Ленинградского государственного академического театра оперы и балета имени С.М. Кирова, в 1961-66 годах – ведущий танцовщик Новосибирского театра оперы и балета. 



В эти годы Никита Долгушин был настоящим кумиром поклонников балета. Критика единодушно отмечала элегантность его отточенной исполнительской манеры и интеллектуальность сценических образов (знаменитый балетный критик Клемент Крисп и сейчас уверен, что Долгушин был "самым интеллектуальным Альбертом"). 



Никита Александрович Долгушин станцевал практически весь классический репертуар на лучших сценах мира. В списке исполненных им партий – ведущие сольные партии, составляющие классический балетный репертуар: Альберт ("Жизель"), Принц ("Щелкунчик"), Юноша ("Шопениана"), Зигфрид ("Лебединое озеро"), Жан де Бриен ("Раймонда"), Раб, Али ("Корсар"), Дезире ("Спящая красавица"), Солор ("Баядерка"), Солист ("Пахита"), Базиль ("Дон Кихот"), Джеймс ("Сильфида"), Феб ("Эсмеральда") и другие. 



В 1964 году Долгушин получил звание заслуженного артиста РСФСР, в 1987 году – народного артиста СССР. В 2008 году Никита Александрович отпраздновал 50-летие творческой деятельности, из которых практически двадцать лет (1968-1983) он отдал Малому театру оперы и балета – Михайловскому театру. С 1983 по 2001 год Никита Долгушин заведовал кафедрой хореографии Санкт-Петербургской консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова. 

Сейчас Н.А. Долгушин является педагогом-репетитором санкт-петербургского Михайловского театра.

 
Долгушин-хореограф – автор оригинальных балетов и концертных номеров, непревзойденный реставратор шедевров мирового классического наследия, прежде всего русской хореографии. В сформированной и воспитанной им труппе театра Санкт-Петербургской консерватории он осуществил ряд уникальных постановок, среди которых яркие и неповторимые русские балеты Серебряного века, а также оригинальные сочинения: "Сны" на музыку Чайковского, "Про Золушку" на музыку Прокофьева, "Вальпургиева ночь" на музыку Гуно. Долгушин поставил собственные версии "Половецких плясок" Бородина, "Кармен-сюиты" Бизе-Щедрина, Гран па из "Пахиты" Минкуса, балетов "Дон Кихот", "Щелкунчик", "Лебединое озеро" и "Спящая красавица". Практически ни одна сценическая работа Долгушина-артиста и хореографа, а их около трехсот, не осталась без внимания критики.
С 1999 года в Национальном академическом Большом театре оперы и балета идет поставленный Н.А. Долгушиным классический балет "Эсмеральда".
 
20 марта на сцене Большого театра Беларуси состоится премьера балета "Сильфида" – шедевра романтической эпохи. Постановку спектакля осуществляет именно Никита Александрович.


Фото Михаила Нестерова

TUT.BY – нам доверяют личное…
-25%
-15%
-10%
-50%
-10%
-15%
-50%
-20%
-80%
-50%