Алексей Вайткун,

20 ноября, в день финала детского конкурса песни "Евровидение-2010", певец Дмитрий Колдун вышел на сцену "Минск-Арены" вместе с участниками конкурса, где исполнил композицию "A Day Without War".

Детский Фонд ООН (ЮНИСЕФ) обратился к Дмитрию с предложением принять участие в конкурсе и записать песню ЮНИСЕФ - традиционно о детях. Предложение исполнитель принял, для чего и приехал в Минск. В перерывах между репетициями Дмитрий посетил TUT.BY, где ответил на вопросы Алексея Вайткуна в рамках авторского проекта журналиста "Личное дело".

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео

Вы сотрудничаете с детским фондом ООН ЮНИСЕФ…

Я не могу назвать это сотрудничеством в полной мере, потому что это мой первый опыт. Не знаю, как будет дальше, но я надеюсь, что все будет хорошо.

В чем заключается это сотрудничество?

Около трех месяцев назад мне позвонили из ЮНИСЕФ и предложили исполнить песню в рамках детского "Евровидения". Единственным условием было, чтобы песня была не классической поп-композицией и не песней о том, как "ты от меня ушла" и так далее.

То есть вас воспринимали через призму таких вот поп-композиций?

Я не знаю, как они меня воспринимали, но вы же понимаете, что чиновники – это люди, далекие от творчества. У них есть определенные цели и задачи. На тот момент у нас уже была песня, которая лежала и просто ждала своего часа – "День без войны". Конечно, я мог выйти и промоутировать композицию из нового альбома, над которым сейчас работаю, но это было бы неправильно, ведь все-таки это детский праздник. Именно поэтому я посчитал песню "A Day Without War" уместной, да и лучшего места для ее исполнения и не придумаешь. Эта песня о мире и любви, а дети – украшение этой композиции. Мне кажется, что это самое лучшее, что я мог бы спеть на детском "Евровидении". Конечно, ее можно было записать намного раньше, но… где я, а где война? А вот где я и где дети… В моей личной жизни эта тема уже очень актуальна…

То есть так все сошлось – и время, и песня, и место…

Есть песни, которые должны исполняться в определенных местах. Например, песни, посвященные Дню Победы, исполняются регулярно накануне самого Дня Победы, и в этот день, когда мы вспоминаем всё и всех, когда создается какое-то общее настроение, и непосредственно перед такими праздниками люди воспринимают такие песни. В быту же люди не воспринимают песни о том, чего нет. Но когда есть то или иное событие, на котором ты можешь привлечь внимание к определенной проблеме, то это самый удачный вариант.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Будет ли сотрудничество с ООН продолжаться дальше?

Я надеюсь, что будут еще проекты, где я смогу быть полезным. Для меня это совершенно не коммерческая история – никто эту песню не заказывал, никто за нее не платил, все было абсолютно на добровольных началах. Мне кажется, что благотворительность - это долг каждого человека. И если у меня будет возможность как-то помочь, обратить внимание на ту или иную проблему, на которую ЮНИСЕФ обратит внимание, то я с удовольствием это сделаю.

Поделитесь последними новостями из своей творческой жизни…

Да какие новости? Обычная рутинная работа… Весной планирую выпустить альбом. Половину треков для этого альбома я уже записал. Другое дело, что, скорее всего, я не буду выкладывать эти песни в интернет, как делал это раньше при записи каждой песни, отдавая ее на суд зрителей. Получалось, что когда выходил сам альбом, все было уже доступно в Сети. Скорее всего, из этого альбома засветится парочка песен – "В комнате пустой" (эту песню я записал весной), поклонники ее уже знают, и вторая, которая, скорее всего, выйдет зимой – пока еще не знаю, в каком виде ее выпускать, поскольку у меня есть определенные задумки по поводу нее.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Но в любом случае этот альбом будет готов весной. Это будет микс танцевальной музыки, балладных композиций с этническими элементами. Для одного из треков мы записали волынку.

Волынка станет сюрпризом?

Если говорить о классической поп-музыке, которую я исполняю – с элементами поп-рока или танцевальной электронной музыки, то такое используется здесь нечасто. Так что и для меня это станет своего рода экспериментом.



Почему именно волынка?

Мне интересно сочетать несочетаемое. Мне не хочется просто писать песни и складывать их, чтобы они были частью какого-то пласта культуры. Мне хотелось бы, чтобы мои песни выделялись и чтобы люди говорили: "Посмотрите, как интересно сделано!". Я отнесся к этому творчески, а не просто так.

Мне 25 лет, творчеством я занимаюсь не так давно, и буквально три года назад все, что мне нужно было сделать – это зайти в студию и прописать вокал. Когда я работал с продюсерами, то все время чему-то учился. Сегодня я иду уже собственной дорогой, которая где-то трудна, где-то легка, но это мой собственный путь и я за него отвечаю сам. Сегодня для меня творчество – это главное занятие.

Песни себе сами пишете?

Я больше идейный редактор. Конечно же, я пишу музыку, но тексты я не пишу, потому что мои тексты получаются очень депрессивными. А что касается музыки, то с ней дружить мне намного проще. Я играю на нескольких инструментах. И если есть какая-то музыка, на которую должен быть положен текст, то я знаю, каким он должен быть, и пока не получу того, что мне нужно, то песни не будет.

А что нужно?

Здесь все зависит от музыки. Если она навевает мне, допустим, корабль, разбитый о скалы, и человека, который смотрит на все это сверху, то и текст будет соответствующим.

А с какими авторами вы сегодня работаете?

Основная часть текстов к песням из нового альбома была написана Ириной Секачевой, московской поэтессой. Также я очень хорошо общаюсь с Кареном Кавалеряном, Константином Арсеньевым (он, кстати, является автором всех треков в моем первом альбоме).

А почему именно они?

У каждого из них есть собственный стиль, взгляд на те или иные вещи. Например, Константин Арсеньев пишет взрослые тексты. И если я понимаю, что музыкальное произведение может получиться философским и в нем не должно быть попсовых ноток, то, скорее всего, я предложу написать текст именного ему. Если это грустная мелодия, то мой выбор будет в пользу Ирины Секачевой, поскольку она женщина, и по своей природе она более чувствительна к подобным настроениям. А Карен Кавалерян универсален. Он написал такое количество песен, что когда работа мне кажется сложной или если нужен текст на английском языке, то я обращаюсь к нему.

Получается, что сами по себе эти три автора различны творчески, но каждый из них отвечает за определенную эмоциональную область. А с учетом того, что вы знаете эту особенность каждого, то и делаете соответствующий поэтический заказ…

Дело даже не в заказах… Мне кажется, что я уже научился чувствовать, кто может написать текст на ту или иную музыку, а кто нет. Это похоже на то, когда композитор пишет произведение для определенного исполнителя.

И вы авторам так и говорите, что вам такая-то музыка навеяла такой вот образ, поэтому вы обратились именно к нему?

По-разному. Иногда отдаешь музыку и хочешь услышать то, что человек сам себе представит – свежий взгляд всегда интересен.

А если его взгляд не совпадет с вашим?

Он может быть и более интересен, чем мой…

А если менее?

Тогда я буду говорить: "Нет! Это все не так!".

И будете убеждать?

Да.

Получится?

Получится.

Не обидятся?

В споре рождается истина.

Вы – один из известных музыкантов, отправившихся покорять Москву. Я имею в виду музыкальные конкурсы – "Народный артист" и "Фабрика звезд". Скажите, они необходимы сегодня молодому исполнителю для того, чтобы пробиться на большую сцену?

Эти конкурсы, прежде всего, нужны самому каналу для увеличения рейтинга, а артисты – это побочный продукт. Канал не заинтересован в этих артистах, пока они не являются коммерческой жилой.

Но на эти конкурсы в самом деле приходят неизвестные люди? Раскройте нам тайну… Там мальчики с Иркутска и девочки из Вологды?

Так и есть в основном. Но, безусловно, кто-то приводит и своих детей, родственников… И это нормально! Если бы у меня был ребенок, и если бы у меня были связи и возможности отдать ребенка в хорошую школу, то я бы так и сделал. Но что касается моей истории, то приехав, я отстоял семь часов в очереди и проходил кастинг на общих основаниях.



Вам просто хотелось в Москву? Что вами двигало?

Авантюризм – мне просто захотелось съездить на кастинг. Кстати, туда меня отправила мама. Когда я сел в поезд на Москву, то было ощущение, что у меня все должно получиться… В итоге все и произошло само собой, поскольку я не прикладывал к этому каких-то особых усилий. Я просто жил и делал то, что умел делать, не более того. Интересны ощущения после… Ты выходишь из звездного дома уже другим человеком – и не понимаешь, что если не будешь работать – растворишься. А работать тебе как-то не хочется… Ты же великий! Ты же вышел оттуда и тебя все знают…

И у вас было такое же состояние?

Конечно! Когда ты выходишь оттуда в эйфории и видишь, что тебя все знают, то начинаешь думать о том, что так будет всегда… Но проходит буквально два месяца и видишь, что узнают все меньше, начинаешь думать о том, как бы сделать так, чтобы известность вернулась - начинаешь работать. Самым главным шагом по возвращении у меня было участие в конкурсе "Евровидение", потому что я понял, что если сейчас я этого не сделаю, то отправлюсь вдогонку за всеми теми, кто был со мной в звездном доме и ушел в небытие…

Не смущает ли вас то, что ваша фамилия сегодня больше ассоциируется с "Евровидением" нежели, скажем, с вашим новым альбомом?

Класс!

То есть это хорошо?

Я не знаю, хорошо это или плохо.

Но для вас это хорошо?

Хорошо… Популярность "Евровидения" в нашей стране огромна, и каждый артист считает своим долгом поучаствовать в этом конкурсе. И если это позитивные ассоциации, то почему бы и нет? Если же пишут что-то плохое, то и это опыт. Я не считаю, что Петр Елфимов или группа "3+2" выступили неудачно. Просто так получилось. А какие ассоциации у людей возникают…

Я не об этом. Сам конкурс закончился уже несколько лет назад, и хочется, чтобы писали о ваших новым песнях. А вас до сих пор вспоминают в связи с "Евровидением"…

Самый мощный пиар происходит в момент твоего участия именно в этом конкурсе. Конечно же, ни одно из твоих дальнейших творческих действий уже не вызовет такого внимания СМИ, даже если ты выпустишь суперальбом или сингл… Да, конечно, этот сингл может попасть в какие-то чарты…

Вы сейчас клоните к тому, что только сингла без пиара недостаточно?

Да. Пиар во время "Евровидения" очень мощный, и он, соответственно, оставляет отпечаток в ссылках, в прессе намного больший, нежели твоя собственная работа. Это то же самое, что и личная жизнь звезд.

Вас не пугает, что пиар важнее творчества?

Я уже привык к этому.

И это нормально?

Я считаю, что да. Другое дело, что моя репутация – это не продукт пиара. Если вы посмотрите в интернете, то найдете там мало информации о моей личной жизни. Я могу о чем-то рассказать, но у меня нет регулярной смены девушек или еще Бог знает чего… Мое убеждение в том, что музыкант должен заниматься музыкой, а все остальное – это лишь рюшки, украшения…

В свое время в СМИ было достаточно много материалов о ваших отношениях с различными продюсерами. С кем вы сегодня работаете?

Я один. Так получилось…

Вы работали с Виктором Дробышем, Филиппом Киркоровым…

Да, а после этого был Александр Лунев.

Почему расходятся с продюсерами?

Сейчас объясню. Я был на "Фабрике звезд", продюсером которой выступал Виктор Дробыш. И именно с ним я разошелся из-за того, что после "Фабрики" творчески ничего не происходило, работы не было… Мне, как артисту, хочется записывать новые песни и исполнять их. А когда ничего не происходит, то в такие моменты появляется апатия, возникает депрессия. Тут и начинаются разногласия. Ты приходишь и говоришь: "Виктор Яковлевич, надо же что-то делать!". На что он мне отвечает: "Да… Колдуша… Отдохни!".

Он вас Колдушей называет?

Да. Прозвище у меня такое. После этого "Колдуша" решает поучаствовать в конкуре "Евровидение". Изначально против этого были возражения со стороны Дробыша, но я обратился к Филиппу Киркорову, и тот согласился помочь. В итоге мы с ним довольно успешно все это сделали. А затем Виктор Дробыш появился снова со словами "Это все мое!". Затем они начали разбираться уже без моего участия, но крайним оказался все-таки я.

Пишут, что вы, как колобок…

Ну, а как же… Обычно в разногласиях продюсера и артиста не бывает творческих моментов. Фактически они пытаются делить шкуру неубитого медведя. Идет своего рода война за ресурсы. Это негативно отражается как на самом проекте, так и на артисте, потому что все приходит в упадок – и творчество, и пиар исполнителя, и его образ. В итоге его начинают ассоциировать не с песней, а "А! Это тот колобок, который от всех ушел!".

Да, у вас очень неблагонадежный имидж, который тот же Филипп Киркоров очень хорошо так поддержал в свое время…

Конечно, а что делать? Что касается того, что было дальше, с Александром Луневым, то произошла фактически та же история, что и с Виктором Дробышем – были поставлены сроки… Я очень пунктуальный человек. И если мне было сказано приехать в такое-то время на встречу и сдать работу в определенный срок, то для меня это свято, потому что знаю, что дальше, в то время, которое останется, я смогу успеть сделать еще что-нибудь. Однако, к сожалению, вокруг очень много необязательных людей. Например, стояла дата релиза моего альбома – в день моего рождения. Сделано этого не было. Как потом оказалось, его никто даже и не собирался выпускать, мне все это время просто врали. Я не говорю, что я святой и что с моей стороны не было ничего, но я стараюсь работать с теми, кому доверяю.

Хотелось бы уточнить… Изначально, с тем же Киркоровым у вас были нормальные творческие отношения, после чего, повторюсь, посыпался целый ряд не очень приятных слов и суждений в ваш адрес. В чем вы разошлись с Филиппом?

Филипп очень эмоциональный человек. У меня тоже есть ряд вопросов к Киркорову, но я не собираюсь выносить их на всеобщее обозрение, а он из всего старается сделать пиар. Поверьте, большинство из того, что было сказано, не имеет никакого отношения к реальности.

А вам все эти отрицательные разговоры не помешали?

Я мог бы ходить на интервью и всем рассказывать о том, какой Филипп плохой, но этого не делал и не делаю. Мне просто обидно. А что касается того, помешало или нет, то здесь люди сами решают – верить или нет. Например, я смотрю новости по телевизору и сам для себя делаю выводы – хорошо это или плохо, верить этому или не верит,ь и так ли это на самом деле.

Те, кто посчитали, что я действительно такой, каким меня описал Филипп, – их право, и с этим я ничего поделать не могу. Свою правоту я мог доказать только своей работой и своими песнями.

Вы никогда не жалели о том, что уехали в Москву?

В каком смысле – уехал? Я там работаю, живу…

Но в основном вы там?

Да.

В Минске вы бываете редко?

Да.

Получается, что уехали… Не жалеете?

А о чем мне жалеть? Каждый человек стремится к самореализации. Во всяком случае, это было приоритетным для меня.

То есть получается, что вы не смогли реализоваться в Беларуси?

Здесь я был в студии "Гран-При", работал в оркестре у Михаила Финберга. Также с Алексеем Елисеенковым мы записывали различные песни. Ну и что? Ведь у нас нет собственной индустрии. Можно посещать какие-то студии и вокальные кружки. И слава Богу, что сегодня у нас есть детское "Евровидение". Это привлекает большое внимание, поскольку это целый проект, где очень много пиара…

Или взять ту же "Фабрику звезд" или "Народного артиста" - мало того, что их смотрит вся Россия, еще их смотрят и в Беларуси. То есть они сразу накрывают всю аудиторию – тебя видят, слышат… Очень жаль, что в нашей стране таких проектов нет, и когда в Беларуси ты доходишь до определенного творческого уровня, то вскоре понимаешь, что достиг потолка. Затем ты уезжаешь, попадаешь в мегаполис и понимаешь, насколько глобально здесь все устроено. Впоследствии тебе уже значительно легче заниматься творчеством, возвращаясь куда-то, делать какие-то вещи, так как есть опыт.

Вам сегодня комфортно в Москве?

Это мое рабочее место…

Рабочие места бывают разные. Есть такие рабочие места, где платят очень хорошо, но работа там не приносит удовольствия, что приводит к внутреннему дискомфорту... Есть рабочие места, где, наоборот, платят мало, но там человек, образно говоря, работает за идею, развивается творчески с надеждой, что когда-нибудь это принесет доход…. Вам комфортно в Москве?

Мне комфортно, иначе я бы там не работал. Я всегда за комфорт. В моей жизни бывали моменты, когда мне где-то было некомфортно, но я понимал, ради чего я это делал. В данный момент этого нет, и я получаю удовольствие от того, чем занимаюсь. Если мне нужно отдохнуть, то я приезжаю в Минск, а если нужно работать, то я работаю. И самое большое счастье в том, что эта работа приносит мне удовольствие.

Приходилось ли вам в период становления в Москве идти на компромиссы с собой?

Например, я всегда был против какой бы то ни было лжи. Тут приходилось лукавить, что у меня нет девушки, что я свободен, но это было условием продюсеров. Затем пытались найти девушку, которая должна была бы ходить со мной на тусовки…

Ради чего все это?

Мне это было не нужно, и я был против, но если речь идет о тех вещах, с которыми мне приходилось мириться, то я понимал, что так надо, если это требовал продюсер. И действительно, до самого последнего момента все думали, что я свободен. Но продюсеры не понимали одной вещи – человек не может быть постоянно свободен в личном плане, это становится странным. В итоге все это начинало порождать информацию уже иного рода…

Вы были готовы к таким слухам?

На тот момент я воспринимал это, как игру. И точно также я воспринимаю это сейчас. Просто сегодня я стараюсь вести себя так, как считаю нужным сам. И если я посчитаю нужным сказать о том, что у меня есть девушка, то я так и сделаю.

А каково вам без продюсера?

Здесь палка о двух концах. Конечно же, когда рядом есть человек, который все знает и все тебе расскажет, это хорошо. Но по факту даже продюсеры очень часто ошибаются. Слава Богу, в моей практике этого было не так много, но я бы с удовольствием и целиком отдался бы сейчас работе с продюсером, если бы я доверял и знал, что с этим человеком все будет на высшем профессиональном уровне.

То есть с продюсером было бы все-таки проще?

Естественно, проще, когда тебе не надо ничего решать…

Но почему у вас его нет сегодня? Нет такого человека, за которым бы вы пошли?

В каждом из всех ныне существующих продюсеров я вижу вещи, которые лично меня не устраивают.

Сами продюсеры предлагают свои услуги?

Да как-то нет.

А вы предлагаете им себя?

Я не предлагаю себя продюсерам по той причине, которую только что озвучил. Но я надеюсь, что этот продюсер появится. Возможно, им станет кто-то из тех, кто сейчас меня окружает. Но я думаю, что это обязательно произойдет, потому что если будет развитие, а оно будет – я в этом уверен, то такой человек мне будет просто необходим.

Нам сообщают, что вам нужно идти... В конце еще несколько коротких вопросов. Скажите, как брат относится к вашей популярности?

Да нормально, а как он должен относиться? Хорошо относится и с радостью поддерживает.

В 2008 году вы стали победителем конкурса "Звуковая дорожка" в номинации "Секс-символ". С жюри, присудившим приз, вы согласны?

Им виднее. Я себя никогда так не позиционировал, но если они посчитали, что мне нужно было дать эту премию, то… хорошо…

Вы считаете себя сексуальным?

Да Бог его знает, я даже как-то не задумывался над этим.

Но премию идете получать?

Значит, да. Значит, класс, отлично!

Вы сказали, что у вас уже сформировались взгляды на творчество. Чего в творчестве вы не можете себе позволить?

Я очень люблю читать рэп. И мне это доставляет удовольствие, но я понимаю – где я, а где рэп… На сцене не читаю, так как не хочу ни у кого вызывать негатив. Но дома рэп читаю регулярно…

TUT.BY - нам доверяют личное…
-25%
-70%
-44%
-40%
-35%
-50%
-10%
-23%
-21%
-10%
-60%
0072263