1. Уролог объясняет, как не пропустить признаки одного из самых частых заболеваний почек
  2. «Все больше откусывают парк». Как там стройка Национального стадиона и чем она тревожит местных
  3. «Ты как будто забываешь, кто ты. Ты невероятно тупеешь, чудовищно». Честно о том, что происходит в декрете
  4. Умер «песняр» Леонид Борткевич
  5. «На претензии отвечали: „Вам что, жалко?“». Как Gastrofest боролся с клонами фестиваля
  6. КГБ сообщил о задержании Костусева и Федуты «по подозрению в совершении преступления»
  7. «Спросили, связана ли работа с политикой». Как белорусы сейчас проходят украинскую границу
  8. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  9. Брестским блогерам Петрухину и Кабанову вынесли приговор в Могилеве. Их самих в суд так и не пустили
  10. «Фокусируюсь на великой цели по примеру Маска». Как сын Израилевича попал в список «Форбс»
  11. «Мне говорили: «Лучше бы ты мужа нашла и варила ему борщи!». История молодой трактористки Наташи
  12. Польша опровергла сообщение Минобороны Беларуси о нарушении границы
  13. Герасименя продала на аукционе золотую медаль чемпионата мира
  14. Биатлонистка Сола честно рассказала о позиции, народной любви и собственном гнездышке в Новой Боровой
  15. «Самое благоприятное время для продавцов». Что происходит на вторичном рынке квартир в Минске
  16. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  17. Приговоры блогерам и еще одна книга в списке экстремистских. Что происходит в Беларуси 14 апреля
  18. «Друзья шутят, что я теперь «яжбать». Молодой папа в декрете — о разводе, дочери и трудностях
  19. Купаловский восстановит поставленный 20 лет назад спектакль. Названы фамилии новых актеров
  20. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  21. Самые теплые, крепкие и дешевые стены: сравнили газосиликат, керамзитобетон и керамические блоки
  22. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  23. В Москве задержали адвоката Юрия Зенковича. Сейчас он в Минске в тюрьме КГБ
  24. От документалки про ЖКХ до «организации протестов». Что за блогеры Петрухин и Кабанов, которым дали по 3 года
  25. «Когда умирают такие люди, говорят, что уходит эпоха». Друзья и коллеги — о «песняре» Леониде Борткевиче
  26. Немецкая компания сообщила о приостановке сотрудничества с «Гродно Азотом»
  27. Третья волна. В Беларуси растет количество заразившихся COVID-19 и пациентов с тяжелыми пневмониями
  28. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии
  29. Белоруска запустила уникальную платформу помощи бездомным животным. Ее проект оценили даже в ЕС
  30. Нацбанк повышает ставку рефинансирования до 8,5%


Одна из самых крупных в Европе ярмарок произведений искусства, которая раз в два года собирает в парижском Гран-Пале лучшее из того, что есть на мировом арт-рынке, празднует свой юбилей.

Как сказал в приветственном слове новый глава Национального синдиката антикваров Эрве Аарон (в этом году биеннале сменила президента), число XXV позволяет лишний раз вспомнить, что современный антикварный рынок сложился не где-нибудь, а в Париже. Именно здесь в 1962 году прошла первая международная ярмарка старого искусства.

Символическое число напоминает о себе буквально с первых шагов — оно заложено в сценографию юбилейной биеннале. Из темной входной зоны с двадцатью пятью нишами, заполненными цветами, посетитель попадает на ярко освещенную площадь с бассейном в центре. Солнце просвечивает сквозь стеклянный купол Гран-Пале, слепит глаза и отражается в воде.

Дизайнер Патрик Базанан использовал здесь классический театральный прием, который всегда создает сильный драматический эффект. Но в целом оформление павильона крайне лаконично — зачем отвлекать публику от шедевров, которые они пришли увидеть, а может быть, и купить?

Некоторые из участников (на биеннале присутствуют 80 галерей и семь ювелирных марок, тщательно отобранных Синдикатом антикваров) сами выступают в роли сценографов. Лидирует здесь, безусловно, старейшая парижская галерея Kraemer, которая показывает, как бы выглядел знаменитый Овальный кабинет в вашингтонском Белом доме, если бы его обставили мебелью XVII и XVIII веков. Там мог бы стоять, например, секретер, изготовленный Давидом Рентгеном для русской императрицы Екатерины II. В 1928 году советское правительство его продало, а вот где он находился после этого, узнать не удалось — галерея держит в тайне имена как своих покупателей, так и продавцов.

Искусно составлена и экспозиция бельгийской Axel Vervoordt, где древности перемешаны с современными произведениями — плита с текстами ассирийского царя Ашурбанипала соседствует с работами итальянца Лучио Фонтана, старинная мексиканская маска — с абстракциями японских художников.

Рассказать о всех участниках, ясное дело, невозможно: на биеннале есть все, что накопило человечество за последние тысячелетия: фрагменты римских мозаик, кикладские статуэтки, полотна Брейгеля, Кранаха и Каналетто и даже такие дивности, как заспиртованная в позапрошлом веке ящерица, которую выставила английская галерея Finch (стоит ящерица, кстати, 2650 евро — куда меньше, чем акула Херста).

Парижская биеннале славится большим количеством драгоценной мебели, в которой французы знают толк больше, чем кто-нибудь другой. Диванчик в стиле немецкого рококо, к созданию которого причастен мастер, работавший над убранством королевского дворца Сан-Суси, выставлен галерей Didier Aaron за 300 тыс. евро и все еще не продан. Светильник французского дизайнера середины прошлого века Сержа Муя в Galerie Downtown оценили в 150 тыс., и он ушел уже к концу первого дня.

Парижская Vallois собрала 35 предметов работы Жака Дюнана, швейцарского мастера, который соединял способы отделки мебели мастеров XVIII века с эстетикой ар-деко. Здесь порядок цен исчисляется миллионами.

Одновременно с Biennale des Antiquaires в парижских музеях и частных галереях проходит несколько художественных выставок. Одна из самых значительных — "Фаберже и императорская Россия" — открыта в галерее Didier Aaron на Фобур Сент-Оноре к 90-летию нью-йоркской A La Vieille Russie. История галереи, основанной эмигрантами первой волны, отражает характерную для XX века миграцию людей и произведений искусства. Владельцы киевской антикварной лавки в 1919 году перебрались в Париж, где открыли магазин, специализирующийся на русском искусстве. На выставке впервые демонстрируется книга с автографами его клиентов — Дягилева, Шаляпина, Лифаря, Качалова. Перед войной A La Vieille Russie перебралась за океан и сегодня расположена на Пятой авеню в Нью-Йорке.

С ее помощью были созданы крупные частные коллекции искусства Фаберже, со временем вошедшие в собрания американских музеев. В Париж нью-йоркские антиквары привезли уникальные вещи, принадлежавшие членам русского императорского дома. Есть здесь, например, хрустальная табакерка с розовыми бриллиантами, выполненная для сестры Николая II Ксении. Труднее всего оторвать взгляд от крошечного одуванчика, выполненного из драгоценных камней, в таком же крошечном стаканчике с водой из хрусталя — из цветочной серии Фаберже. У него тоже есть цена — что-то около 1 млн евро.  

-53%
-35%
-25%
-25%
-10%
-15%
-20%
-15%
-40%
-20%
0070970