1. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  2. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  3. Автозадачка с подвохом. Нарушает ли водитель, выезжая из ворот своего дома на дорогу?
  4. Показываем, как выглядит часть зданий БПЦ на улице Освобождения, ради которых снесли объекты ИКЦ
  5. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее, на конкретных примерах
  6. «С последними упрощениями становится полегче». Айтишник делится советами по переезду в Украину
  7. «Ашчушчэнія не те». Все участники РСП вышли на свободу после 15 суток ареста
  8. Защитник Бабарико и Колесниковой подал жалобу в суд на лишение его лицензии, но ему отказали
  9. Во всех районах Беларуси упали зарплаты, в некоторых — больше чем на 300 рублей
  10. Год назад в Беларуси выявили первый случай COVID-19. Что сделано за год, а что — нет
  11. Год назад в Беларусь пришел коронавирус. Рассказываем про эти 12 месяцев в цифрах и фактах
  12. Пенсионерка из электрички рассказала подробности о задержании и Окрестина
  13. С 1 марта обновили КоАП. Какие теперь штрафы за акции протеста, запрещенную символику и многое другое
  14. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  15. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  16. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  17. Фанаты белорусских футбольных клубов массово объявляют о бойкоте матчей
  18. Минское «Динамо» проиграло в гостях питерскому СКА
  19. Акции солидарности и бойкот футбольных фанатов. Что происходило в Беларуси 28 февраля
  20. Судьба ставки рефинансирования, обновленный КоАП, дедлайн по налогам, заморозка цен. Изменения марта
  21. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  22. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  23. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  24. Чиновники придумали, что сделать, чтобы белорусы покупали больше отечественных продуктов
  25. «Пышка не дороже жетона». Минчане делают бизнес на продукте, за которым в Питере стоят очереди
  26. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  27. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  28. Один из почетных консулов Беларуси в Италии подал в отставку из-за несогласия с происходящим после выборов
  29. Бойкот фанатов, новый КоАП, пенсионные изменения, падение зарплат и наши красавицы — все за выходные
  30. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят


В прямом эфире TUT.BY Андрис Лиепа - народный артист России, режиссер-постановщик, продюсер и выдающийся танцовщик - лично представил проект "Русские сезоны XXI века".

Проект "Русские сезоны", основанный знаменитым русским театральным деятелем и искусствоведом Сергеем Дягилевым, сыграл неоценимую роль в популяризации русской культуры и принес славу русскому национальному искусству во всех крупнейших европейских столицах: Париже, Лондоне, Риме…

Спустя 100 лет, в 2007 году, уникальное культурное событие получило свое второе рождение на сцене театра Champs-Elysees в Париже, где во второй раз были открыты гастроли проекта "Русские сезоны XXI века". Впервые в истории в рамках международного гастрольного тура "Русских сезонов XXI века", который охватывает Францию, Украину, Россию, Латвию, фестиваль пройдет осенью в белорусской столице, где будут показаны лучшие балетные постановки "Шахерезада" и "Жар-птица" с участием блистательных артистов - звезд Большого и Мариинского театров, "Кремлевского балета", составляющих цвет отечественной и мировой сцены.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео

Фото: Татьяна Пашкович, TUT.BY



Вы не первый раз в Беларуси…

С Беларусью и Минском у меня связаны очень приятные события в моей жизни. В 1986 году мы с Ниной Ананиашвили приехали сюда к Валентину Елизарьеву, и он поставил нам номер, с которым мы завоевали Гран-при на международном конкурсе в США. Поэтому в Беларусь я всегда приезжаю с ностальгическим и возвышенным настроением. Когда я побывал в вашем Оперном театре, понял, что многое делается для того, чтобы развивалось искусство. Теперь о проекте…

Осенью мы вам привозим совершенно фантастический проект "Русские сезоны XXI века", который уже два года подряд идет в Париже, в театре Champ-Elysees. Этим проектом я занимаюсь больше 18 лет: это уже выстраданный, серьезный, настоящий качественный проект.

Мы привозим два уникальных спектакля - "Шахерезада" и "Жар-птица", которыми в 1910 году Сергей Дягилев покорил Париж. В марте-апреле этого года эти спектакли с большим успехом прошли в театре Champ-Elysees.

Люди, которые занимаются культурологией и историей искусства, знают, что в начале прошлого века, в 1906 году, Дягилев вывез в Париж "Русские сезоны", причем начинались они с выставки русских художников. В 1907 году он представил в Париже русских композиторов, 1908 год был годом презентации французам Шаляпина с Борисом Годуновым, ну а в 1909 году пришел черед уже балетного сезона... Проекту "Русские сезоны XXI века" очень важно восстанавливать те спектакли, которые никогда после Дягилева не шли. Например, спектакль "Павильон Армиды" с декорациями Бенуа в этом году покорил Париж: такой красоты после тех триумфальных "Русских сезонов" они не видели.

Как возникла идея возродить "Русские сезоны"?

На самом деле это семейное. Наш отец, великий танцовщик и хореограф, восстановил спектакль "Видение Розы". Это тоже один из спектаклей, который занимал очень важное место в репертуаре Дягилева, и этим спектаклем мы продолжили семейную традицию. Отец передал этот спектакль мне и Илзе, а я передал его Николаю Цискаридзе. У нас в балете есть такое правило: мы передаем балет "из ног в ноги". Приходит артист, начинает репетировать, и с моих ног он учит, как делать движения. Я учился у отца, отец учился у Сержа Лифаря, знаменитого танцовщика, который танцевал у Дягилева.

Первый балетный "Сезон", повторюсь, был в 1909 году, так что в прошлом году мы отмечали его столетие. "Сезоны" шли практически до 1928 года, до года смерти Сергея Дягилева. Мне кажется, история с "Русскими сезонами" сейчас очень актуальна, так как, на мой взгляд, существует дефицит новых идей. К сожалению, после революции "Русские сезоны" увезли за границу и оставили там лучших представителей русской культуры - Стравинского, Дягилева, Павлову, Нижинского, Карсавина, Михаила Фокина, Иду Рубинштейн, многих других великих танцовщиков, хореографов, композиторов, художников.

Возвращение на родину тех спектаклей, которые когда-то составили славу русского искусства, стало моей идеей фикс. Первый мой проект назывался "Возвращение "Жар-птицы", прошел он в 1993 году. В первый раз мы восстановили эти спектакли в декорациях Александра Головина на сцене Кировского театра.

Сложно было восстанавливать балеты?

Артисты и хореографы балетов "Петрушка", "Шахерезада", "Жар-птица" остались за границей. Фокин до 1942 года жил в США, Стравинский, Бенуа, Головин, Бакст работали там. Все они были за границей, там же остались эскизы… Например, "Синий бог" после Дягилева никогда не возобновлялся. Мы возрождали их по воспоминаниям, фотографиям - это уже новая, современная хореография на основе той, которую мы хорошо изучаем и восстанавливаем по крупицам. Что-то приходится додумывать, что-то приходится осовременивать, немного менять музыкальную часть.

Мне кажется, парижский успех очень закономерен: в этом году за месяц были проданы все билеты. Я надеюсь, что Минск будет охвачен точно так же. Беларусь - это своеобразный мостик между Россией и Европой, и наши отношения, например, тот же Таможенный союз, облегчит нам, скажем, транспортировку декораций. Я сегодня встречаюсь с директором театра, и мне очень хотелось бы, чтобы этот проект, как и в Париже, стал долгосрочным.

Контракт с французами у нас до 2013 года. Театр Champ-Elysees, в котором мы работаем в Париже, уникальный: он был открыт в 1913 году, и открывался он знаменитым спектаклем "Весна священная". Через сто лет мы договорились с театром о том, что мы восстановим им декорации и костюмы, которые были тогда - это декорации Рериха, хореография Нижинского, музыка Стравинского, - и спектакль "Весна священная" покажем в Париже ровно через сто лет. Тогда его освистали, считали совершенно неприличным. На сегодняшний день это классика мировой культуры.

Вы сами вышли на белорусов с предложением о сотрудничестве?

Меня привела сюда дружба с Антоном Андренко и Ксенией Барановской, официальным представителем Фонда имени Мариса Лиепы в Беларуси. Ксения - это тот человек, который вернул меня сюда, в Минск. Мы подписали с ней соглашение о том, что она будет представлять интересы Фонда Мариса Лиепы и "Русских сезонов XXI века" в вашей стране, где мы очень хотим осуществлять масштабные проекты.

У меня, например, есть фантастический проект для детей - "Смешарики". Я работаю над ним уже пять лет. Это ежегодное новогоднее шоу, которое проходит в Гостином Дворе: 3700 детей на каждом представлении, три представления в день. Мы посмотрим ваш Дворец Республики и, возможно, сделаем такое же шоу у вас.

В театре нашем уже побывали? Сцену проверили?

Сцену еще раз проверим сегодня, потому что там стояли декорации оперы. Я посмотрел все возможности. Я танцевал здесь спектакль, смотрел Елизарьевские спектакли - я большой поклонник его творчества. Знаю, что он сейчас не работает, а с новым руководством познакомлюсь сегодня.

Если я понимаю правильно, то осенью минчан ожидают два спектакля. Какие артисты собираются в Минск?

Мы работаем с труппой Кремлевского балета под руководством Андрея Петрова. В течение пяти лет труппа очень серьезно работает над восстановлением "Русских сезонов". У нас уже восстановлено десять спектаклей. К новому сезону в Париже мы восстанавливаем для них "Петрушку", "Шопениану" и "Половецкие пляски". В планах для балерины Илзе Лиепа, моей сестры, поставить "Клеопатру", для Коли Цискаридзе хотим поставить "Нарцисса" на музыку Черепнина.

На гастроли обычно с нами ездят звезды Большого и Мариинки. Вчера в Большом театре был спектакль "Пиковая дама" постановки Ролана Пити. Илзе после родов в первый раз вышла на сцену, у нее в марте родилась дочь Надежда. Илзе обязательно будет участвовать в спектаклях, которые пройдут в Минске.

Делаем много концертов, посвященных нашему отцу. Фонд имени Мариса Лиепы возник через десять лет после того, как отца не стало, и многие идеи, которые он задумывал, не были осуществлены. Мы с Илзе продолжаем семейные традиции.

Я так понимаю, что если этот проект окажется успешным, то появятся какие-то новые проекты, например, те же "Смешарики" для детей?

У меня есть предложение для Оперного театра. Я по всему миру поставил очень много спектаклей из репертуара "Русских сезонов". "Жар-птица", "Шахерезада" и "Петрушка" поставлены в Риме, во Флоренции, в Дрездене, в Марселе, Риге, Москве, Санкт-Петербурге. Я думаю, что можно даже заключить договор и передать декорации на десять-пятнадцать спектаклей вашему театру. Такое предложение я сделаю сегодня директору белорусского Большого. Я готов приехать в Беларусь и поработать с труппой для того, чтобы эти спектакли не просто прошли, а понравились зрителям, чтобы как можно большее число людей, интересующихся театром, могли на них попасть.

Были ли какие-то специальные условия со стороны руководства Большого театра Беларуси к вам касательно этого проекта и с вашей стороны - к белорусам?

Особыми условиями можно назвать то, что мы сейчас не работаем на государственном уровне. Это тоже очень хороший момент, потому что люди, которые занимаются творчеством и искусством, могут приехать и спокойно договориться с руководством театра. Мы благотворительная общественная организация в России и не должны спрашивать разрешения ни у Министерства культуры, ни у кого-то еще, а просто сделать такой бизнес-проект. На сегодняшний день он очень дорогостоящий, так как работает много народа, едут тонны декораций, поэтому мы пытаемся найти некие формы сотрудничества, которые свяжут бизнес и искусство.

Хочется спросить, что же вы к нам так долго ехали?

Знаете, есть такое выражение: "Всякому овощу - свой срок". Есть какое-то определенное время, когда все составляющие как-то складываются. "Сезоны" мы родили в Москве, я его много возил в Европу и ставил там, а туры по России начались в позапрошлом году. Я думаю, в Беларуси у проекта есть будущее, потому что если не мы, то кто? Давайте сделаем этот проект постоянным, реально действующим, культурным, он будет объединять два пространства - Россию, Беларусь и Европу.

Ранее вы сказали, что ваш приезд - это в числе прочего еще и некий шлейф отношений, которые были налажены ранее с Валентином Елизарьевым.

Если якорь закинут, то можно спокойно пришвартовываться. Я думаю, что наши чисто человеческие отношения, зародившиеся ранее, сегодня перерастают в очень серьезные творческие связи между двумя странами.

Вы не удивлены, что Елизарьев сегодня не ставит в Беларуси?

Это творческий процесс, и у каждого художника он идет волнообразно. Я знаю, что он поставил замечательный спектакль в Египте. Если у меня нет работы в России, я спокойно уезжаю за границу, нет работы за границей, я нахожу какие-то новые проекты в России, не связанные с балетом: делаю цирковые программы, эстрадные шоу, много работаю с российской эстрадой, ставлю новогодние шоу в Манеже или Гостином Дворе, куда приезжают звезды со всего мира. Я это говорю к тому, что творческий человек всегда найдет применение своему таланту.

Есть выражение: "Все виды искусства хороши, кроме скучного", и это мое кредо. Недавно я поставил две оперы, так что могу предложить свои услуги как режиссер-постановщик оперных спектаклей.

Кстати, относительно недавно на должность главного режиссера Белорусского оперного театра был приглашен Михаил Панджавидзе. Как лично вы оцениваете эту творческую фигуру?

Мы с Мишей делали в прошлом году творческий вечер Владимира Моторина. Я его очень уважаю: это очень интересный молодой режиссер.

Не ошибся Большой театр с выбором кандидатуры, на ваш взгляд?

Я не знаю, пока не видел его постановку оперы "Набукко". Каждый его спектакль - это откровение. На днях я смотрел передачу с Любимовым, и он сказал, что у каждого художника есть возможность сделать суперспектакль, а иногда это непредсказуемые вещи. Иногда режиссеры и постановщики опережают свое время, и один из таких примеров - постановка "Весны священной", которая была освистана в 1913 году, а сейчас считается классикой ХХ столетия. Вы даже представить себе не можете, какой скандал вызвал спектакль "Послеполуденный отдых фавна" в Париже: даже Родену пришлось писать в защиту Нежинского статью во французской прессе.

Иногда зритель не готов видеть какие-то современные нововведения. Повторюсь, я не знаю, что Михаил Панджавидзе поставил сейчас, но если будет возможность, обязательно посмотрю.

Еще хочется кое-что уточнить по "Русским сезонам". Скажите, кому вы отдавали пальму первенства в реставрации спектаклей проекта? У Дягилева в репертуаре ведь было около двухсот спектаклей. Как вы отбирали то, что должно быть возрождено в первую очередь?

Искусство идет от собственного мнения, вкуса и любви. Дягилев какое-то время был влюблен в хореографию Фокина. Я Фокина очень люблю и считаю, что это один из тех людей, которые обеспечили славу русскому балету. Но потом у Дягилева появился и Джордж Баланчин, и Мясин, и Серж Лифарь… Ощущение пройденного этапа с хореографом или художником у Дягилева было очень болезненным, но таким образом он продвигался вперед, никогда не останавливался.

Моя задача, в отличие от Дягилева, заключается в том, чтобы не пробивать новые горизонты для искусства, а реставрировать, восстанавливать, давать ощущение того, что было, в чем были достоинства спектаклей. Я выискиваю хореографическую и художественную ценность спектакля и подаю его в новой, современной интерпретации и манере.

А в субъективизме вас не упрекают?

На вкус и цвет товарищей нет, но понимание того, что такое "Русские сезоны", после появления "Синего бога", балета "Тамар" и "Болеро" на сцене мировых театров дало ощущение, что этот проект грандиозный, что он нужен. На сегодняшний день все очень коммерциализировано, и мне кажется, что зритель отвечает своим кошельком: если ему не интересно, он не пойдет, а если он пошел, и ему не понравилось, второй раз он точно не пойдет. В Европе и Америке это очень хороший двигатель для того, чтобы продолжать творить и делать что-то.

Чем вы руководствовались, когда выбирали последовательность спектаклей, которые возрождали?

Это мое личное ощущение, это серьезная игра. У меня была мечта возродить "Синего бога" для Коли Цискаридзе. Костюмы восстанавливает Анна Нежная и ее супруг Анатолий Нежный, с которыми я работаю 18 лет. Кстати, логотип "Русских сезонов" был сделан благодаря их первому эскизу.



В одном из интервью вы назвали Дягилева реформатором. В чем заключаются ваши реформы касательно "Русских сезонов"? Есть ли они вообще?

Дягилев на самом деле реформатором не был - он собирал реформаторов. Он не был творческой единицей, он творчески подходил к бизнесу. Можно придумать фантастические проекты, но осуществлять их придется конкретным людям. Он смог собрать реформаторов, настоящих творческих личностей, объединить их, что на самом деле является очень хорошим качеством организатора. Я знаю, как сложно пригласить на спектакль Ирму Ниарадзе с Ильей Кузнецовым из Кировского театра, пригласить Марию Александрову из Большого театра, Николая Цискаридзе, Илзе Лиепа, сдвинуть их графики в один, выбрать время, когда свободен Кремлевский балет, чтобы в этот день была свободная площадка, вовремя были привезены декорации и костюмы.

Моя реформа заключается в том, что я исправляю ошибки, которые были допущены при первых постановках, изменяю спектакль. Например, музыку для "Синего бога" написал Рейнальдо Хан, дирижер, который работал в Grand Opera, но так как музыка была недостаточно мощной и качественной, наверное, спектакль не имел такого успеха, как "Жар-птица", "Петрушка", "Шахерезада". Я как творческий человек пошел на компромисс, взял музыку Скрябина к "Божественной поэме" и "Поэме экстаза", объединил ее и сделал спектакль, который сейчас идет в сопровождении творения русского композитора. Причем я прочитал, что Скрябин увлекался индийской философией и мечтал, чтобы эти произведения звучали в индийских храмах, которые они с Рерихом собирались посетить. В декорациях и эскизах Бакста есть эти индийские мотивы, которые хорошо подошли к тому, что когда-то задумывал сам Скрябин. У него была еще идея светомузыки, и с современными технологиями мы практически осуществляем ту идею, которую не удалось ему осуществить при жизни.

Почему известные артисты участвуют в "Сезонах"?

Все они - люди творческие, и этот проект интересен им с точки зрения творчества и искусства. Деньгами на сегодняшний день купить творческого человека практически невозможно, если там нет хорошей составляющей, связанной с искусством. Когда-то Раневскую спросили, почему она снялась в таком плохом фильме. Она сказала: "Что же это такое? Деньги я получила, давно прожила, а позор за мной все тянется". Участие в плохом проекте - это все равно, что плюнуть в историю: все это останется. Мне доверяют, и я надеюсь, что я оправдываю доверие творческих людей.

Чем, на ваш взгляд, так притягательны "Русские сезоны"? Интерес в мире на том же уровне, что и сто лет назад?

Можно даже попытаться отослать эту идею в Книгу рекордов Гиннесса: я не знаю ни одного спектакля, который бы прожил сто лет, в тех же декорациях, в тех же костюмах, с той же хореографией и музыкой, кроме как "Шахерезада" и "Жар-птица". Это феномен, потому что обычно в любом театре спектакль идет максимум десять лет, а эти спектакли все время в репертуаре. Мне кажется, что Дягилев в свое время опередил творческое время, и на сегодняшний день он так же современен и интересен. В то время он был Петром Первым, который прорубил окно в Европу для русского искусства, а на сегодняшний день, так же, как Россия относится к эпохе Петра Первого, так же мы и относимся к тому времени, когда Дягилев вывозил "Русские сезоны" - это часть нашей истории и культуры. На сегодняшний день нет другого такого проекта, который бы так связывал русское искусство с Западной Европой. Французы считают, что "Русские сезоны" французские, и спектакли идут на сцене Grand Opera, других театров. Но Дягилев всегда поражал русскими артистами, и сегодня Коля Цискаридзе, Ирма Ниарадзе, Илзе Лиепа, звезды Кремлевского балета выезжают и танцуют по-русски. Так, как мы танцуем "Петрушку", не станцует никто.

А как это - танцевать по-русски?

Это удивительное ощущение выразительности и отдачи тому делу, которым ты занимаешься. Хореография примерно та же, но когда русский танцовщик выходит на сцену, он совершенно фантастически зажигает публику помимо того, что красиво делает движения. Происходит обмен энергиями, понять это невозможно - это либо дано, либо нет...

В рамках своего визита Андрис любезно согласился выставить на благотворительный аукцион свой лот: артист креативно расписался на майке TUT.BY и запечатлел на ней веселый рисунок.



Ознакомиться с лотом и сделать ставку >>>

Станьте обладателем этого раритета, прикоснитесь в буквальном смысле слова к творчеству руки мастера! Зарядитесь энергией его ауры и вашего собственного поступка - все вырученные от продажи лота средства будут направлены на лечение 8-летней Лерочки Малкиной с диагнозом: "вирусный энцефалит, тяжелое течение с судорожным синдромом и мнестическими нарушениями".

















0072356