1. Преподаватель гомельского медунивера от руки рисует лекции для студентов — и им нравится
  2. В Беларуси запретили продажу популярного печенья, которое было во многих магазинах. Что с ним не так
  3. Отдых в пандемию: можно ли съездить в автобусный тур и обязательна ли самоизоляция после возвращения
  4. Минэкономики: Система достаточно прочна. Неблагоприятные факторы носят временный характер
  5. Как самому недорого создать эффектный сад без помощи ландшафтного дизайнера. Вот простые советы
  6. «Все границы перешли!» Путин о «попытке госпереворота и убийства Лукашенко» в Беларуси
  7. В Минздраве рассказали о количестве привившихся от коронавируса и поствакцинальных реакциях
  8. Новые выборы уже в этом году и права человека. Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюции по Беларуси
  9. «Остеопороз может привести к инвалидности». Поговорили с врачом о еще одной эпидемии 21-го века
  10. Турнир лучших клубов мира просуществовал всего два дня. Вспоминаем, как развалилась Суперлига
  11. Власти смогут вводить ограничения и запреты по валютному рынку. Среди причин — падение рубля
  12. Гинеколог — о заболевании, которое может не иметь симптомов и при этом мешать женщине родить
  13. 35 лет после Чернобыля. История женщины, родившей сына в апреле 1986-го
  14. Убита телохранителем, погиб от рук племянника. Как глав государств убивают на посту
  15. Точки над i. От назначенной на четверг встречи Лукашенко и Путина ждут судьбоносных решений
  16. В России — акции в поддержку Навального: более 400 человек задержаны
  17. «В пандемию люди соскучились по общению». В Минске открылся клуб с настолками и баром, сходили туда
  18. Многодетная семья всего за год переехала из «двушки» в свой дом. Вот их история и все расчеты
  19. Помните, в Жодино милиционер ударил женщину? На одну из участниц той истории завели дело
  20. Знакомьтесь с отважной белоруской, которая решилась взойти на самую высокую вершину земли
  21. «Череп маленький — мозг не помещается». История мамы парня, который родился с микроцефалией
  22. «Однушки» — от 170 долларов. Что сейчас происходит на рынке аренды квартир в Минске и что дальше
  23. В Минске заметили эксклюзивный внедорожник с клиренсом полметра и ценой почти полмиллиона евро
  24. В Оршанском РУВД в кабинете нашли тело сотрудника милиции. СК проводит проверку
  25. Вводят новшества по валютному рынку. Что они означают для белорусов
  26. Што не так з беларускамоўнымі садкамі і школамі? Абмяркоўваем з бацькамі
  27. «Согласился с обвинением». Что сказали в суде предшественник Бабарико на посту главы банка и преемник
  28. В Минске и окрестностях — много силовиков и колонны техники. В МВД говорят, что «плановые учения»
  29. Белорусы жалуются на задержку пенсий и пособий. В Минтруда пояснили, в чем дело
  30. Пособие на погребение снова сократилось. В ФСЗН рассказали, сколько оно сейчас составляет


Алексей Вайткун,

"Мне предложили должность главного режиссера Большого театра Беларуси, и я принял это предложение. Осталось согласовать на уровне вашего Министерства культуры, и если все согласования пройдут успешно - я приступлю к работе!" - сообщил известный российский режиссер Михаил Панджавидзе в эксклюзивном интервью белорусскому порталу TUT.BY
 
Помимо этого режиссер подробно рассказал о своей работе над оперой Дж. Верди "Набукко", премьера которой состоялась в Минске 20 и 21 марта. Доволен ли мастер результатом? Что после премьеры говорили злопыхатели? Почему процесс работы над этим спектаклем Панджавидзе считает архисложным? В какой творческой форме сегодня находятся артисты белорусской оперы? Перед кем в эфире TUT.BY режиссеру пришлось извиняться? Почему исполнять главную партию мастер пригласил свою супругу Екатерину Головневу? Пополнится ли после премьеры труппа Большого театра певцами из России?
 
Весьма смелые ответы на эти и многие другие вопросы вы получите в полной версии видеоинтервью, которое мы предлагаем вашему вниманию.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.
 
Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео (181 Мб)
 
20-21 марта в Большом театре состоялась премьера оперы Джузеппе Верди "Набукко", в которой вы выступаете в качестве режиссера-постановщика. Как все прошло?
 
Прошло все достаточно удачно. Мне сложно оценивать свою работу со стороны – я не могу быть объективным и боюсь показаться нескромным. Я считаю, опера имела большой успех у публики. Сам спектакль прошел не без мелких нюансов, но я собой доволен.
 
Где вы были во время премьеры – в зале или по ту сторону сцены?
 
Я был по ту сторону, следил за тем, чтобы все было правильно.
 
фотоПочему вы выбрали именно это произведение?
 
Его выбрал театр, а не я. Мне оно созвучно, и я думаю, это правильно: в наше время нигилизма, отсутствия веры у людей, когда они своим божеством выбрали мерило, число, меру, цену, когда материальные вещи стали культом, я думаю, история человека, который в своем отрицании Бога доходит до того, чтобы провозгласить богом себя, и превращается в животное и только благодаря вере в Бога опять возвращается в человеческий облик, должна быть актуальной и интересной сейчас.
 
После премьеры некоторые критики говорили о том, что вокал и постановка замечательные, но сама музыкальная тема не очень запоминается. Что, на ваш взгляд, в этой опере первично, а что вторично?
 
Я не очень согласен с критиками о том, что музыкальная тема не запоминается. Это одна из лучших опер Верди, хотя и одна из самых ранних. Это первая его успешная опера, поэтому я бы так не горячился – она написана очень прилично. Во многом он еще эпигон, но во многом там уже прослеживается тот Верди, которого мы знаем по его более позднему творчеству. И не надо забывать знаменитую "Ва пенсьеро". Если эта тема не запоминается, тогда я не знаю, что должно запомниться обязательно.
 
Как бы вы как режиссер советовали слушать "Набукко"?
 
Слушать надо - и все. Сидеть и слушать – больше ничего. Это прекрасная музыка, очень искренняя, написанная молодым композитором. Она написана, может быть, в чем-то наивно, но именно в этом ее прелесть. Слушайте и наслаждайтесь.
 
Атмосфера нынешнего белорусского Большого театра помогает слушать и наслаждаться?
 
Я постарался сделать так, чтобы действие не шло вразрез с музыкой, и мне кажется, что это удалось. Я слышал разные мнения, но, честно говоря, главное – чтобы мне нравилось. Я слушаю чужие мнения, но хорошо знаю, что любое мнение выражает не только объективную реальность, но еще и субъективное отношение, и необязательно к спектаклю, а вообще. Поэтому к мнениям я отношусь весьма прохладно и исповедую такой принцип: главное – чтобы мне нравилось. Лучше меня все равно никто не знает, что не произошло и что должно было получиться.
 
Забегая вперед, я могу сказать, что с дирекцией театра у меня достигнута договоренность о том, что этот спектакль мы будем продолжать, будем его дошлифовывать, доводить до конца. Все шероховатости уберутся, спектакль сам себя дорепетирует. А по поводу неприятия концепции, средств выразительности – ну, не нравится - не слушай. Я бы сказал так: можешь лучше – сделай лучше. Как у Шекспира: "Вот способ укротить строптивый нрав. Кто знает лучший, пусть расскажет смело – и сделает для всех благое дело".
 
Вам сложно пришлось?
 
Конечно, сложно. Во-первых, сроки, персонал, которому приходилось учиться работать на этой аппаратуре. Задача была чудовищной по своей сложности. Но я считаю, что белорусский театр блистательно ее преодолел, просто блистательно. Мы помогли: приехали певцы, режиссер, художник по свету, художник по компьютерной графике из России.
 
Многие это ставят в упрек и говорят, что в Беларуси нет своих кадров.
 
Их действительно нет. Нет еще таких людей, которые умеют так ставить. Не умеют работать с этими произведениями. Это нормально. Я не вижу в этом никакого негатива: действительно не знают, ну и что? Позвали специалистов, научились, теперь будут сами работать.
 
У вас, помимо всего прочего, была и функция учителя?
 
Не учителя – такие менторские высказывания я бы не хотел произносить: инструктор, мастер производственного обучения. Больших странностей в дружбе между белорусами и русскими нет: мне кажется, это испокон веков принято. Я могу признаться в своей любви к белорусскому народу и вообще к Беларуси. Я в восторге от людей, от публики, от персонала. Я в восторге просто от жителей Минска, от самого Минска – мне все очень нравится.
 
А в любви к белорусскому Большому театру можете признаться?
 
Конечно. А творческий язык у творческих людей всегда одинаков, тем более у наших двух стран, которые разговаривают на одном языке – как он может быть другим? Ультрапатриоты как с одной, так и с другой стороны могут говорить все, что угодно, но мы народы братские, мы единый народ.
 
фотоКак вы договаривались с руководством Большого театра Беларуси? Были ли какие-то условия со стороны дирекции театра, были ли какие-то пожелания у вас?
 
Нет. Все произошло очень внятно, качественно, вполне разумно. Задача была одна – отработать реконструкцию театра, показать возможности реконструированного театра - и технические, и творческие. Я ведь не только поднимаю и свечу, я работаю с творчеством. Некоторые злопыхатели начинают говорить: "Он этими фокусами уводит от искусства". Я даже знаю, кто это сказал. Я сразу отвечаю вдогонку: "Ох, до чего же зелен нынче виноград". А что они еще могут сказать? Близок локоток, а не укусишь – вот они и упражняются. Не такие кусали, я не боюсь...
 
Часто возникают вопросы и споры по поводу творческого состояния артистов белорусской оперы. Как бы вы могли его охарактеризовать?
 
За долгие годы их изрядно отучили работать в нужном режиме. Я не знаю, какие человеческие отношения прослеживались в этот момент на сцене, но я вижу, что труппа проявилась сейчас, только на этой постановке, и это не потому, что это я, а просто потому, что была обычная, нормальная режиссерская работа. И пусть кто-нибудь поставит дуэт Набукко и Абигаиль так, как поставил я, пусть кто-нибудь поставит терцет так, как поставил я. И пусть в этой ораториальной, по сути, опере кто-то сможет так прочертить взаимоотношения. Пожалуйста, ради Бога, вперед, только в путь! Этот спектакль смотрели люди еще на верхней репетиционной сцене, без костюмов и декораций, и с удовольствием смотрели, потому что было интересно следить за линиями.
 
Исполнителей не испортили, их не смогли испортить: здоровое нутро, здоровый талант, здоровый потенциал – он все равно не дал бы себя испортить. Расшатали, разболтали – да, расхлябанности некоторые есть, потому что давно не работали нормально, по-человечески, соблюдая всю технологию творческого процесса. Режиссура – это не литература, это действие, конкретные действенные задачи, это прикладная психология, когда ты воспроизводишь логику человеческих взаимоотношений, прослеживая на сцене их действия как совокупность мыслей и поступков, направленных к достижению определенных целей в предлагаемых тобой обстоятельствах. Это наука. Ремесло на высоком уровне превращается в мастерство, а дальше наступает искусство. Это вещь иррациональная, оно или есть, или нет.
 
Высказывались ли вы по поводу того, что артисты расхлябанные?
 
Я артистам этого не говорил – сейчас я озвучил это в первый раз. Но это вовсе не значит, что они таковы. Это не они. Любой артист вне тренажа теряет форму. Любой спортсмен, музыкант, танцор, певец, актер, художник – кто угодно. Бухгалтер, журналист, фотограф, ведущий интернет-портала – любой человек теряет форму без практики. Он должен работать в нормальном процессе. Если нормальный процесс построен так, что человек развивается, растет - значит, происходит рост артиста, идет прогресс. Как только расхолаживается, как только начинается дуракаваляние, праздношатание, литературщина, литературоведение, музыковедение, театроведение, когда вместо задачи начинает даваться долго и пространно по поводу социальной обстановки в Вавилоне во времена Набукко, то актеру становится нечего делать. Актер – человек действующий, и если он не действует, значит, он не актер. А когда он, вместо того чтобы действовать, знает, так быть не должно.
 
Тяжело с вами работать?
 
Со мной тяжело. Я не очень требовательный, я очень-очень требовательный. Я человек темпераментный. Пользуясь случаем, я приношу извинения всей труппе театра за то, что в этот раз мне пришлось перейти некоторые рамки приличия, но, видит Бог, иначе я бы не собрал этот спектакль. Я начал в совершенно другом ключе, работал совершенно иначе, мне не нужно было никого гонять – я говорил буквально два слова, и труппа все делала. Но дальше началась история с техникой, дальше началась история с организацией. Поскольку это новая технология процесса, она еще не отработана, и пока нет систем координации между собой. В целом, каждый специалист ничего, но взаимодействие нужно уметь делать – это и называется культурой производства. Может, если бы было больше времени, орать бы не пришлось.
 
Солисты - россияне…
 
Двое россиян.
 
Это была ваша идея пригласить россиян или руководства Большого?
 
Это была наша совместная идея. Мы позвали людей на сложнейшие партии. Пока в силу ряда причин партия Абигаиль – эксклюзивная. Меня упрекают в том, что я притащил свою супругу (Екатерина Головлева. – Авт.). Друзья, вы очень неоригинальны! Помните, у Арбенина: "Я знаю все ходы, все их хитрости знаю, и вот зачем я нынче не играю". Я могу пригласить не супругу – Беларуси это станет в копеечку. Мне не стыдно за то, что я ее пригласил: это прекрасная молодая артистка, которая поет эту партию в Большом театре России, которая пела ее в Голландии, она в прекрасной физической и творческой форме. Это сложная штука. Да, есть Нина Шарубина, да, она великолепно с этим всем справляется. Но она одна, и не может одна петь – это труднейшая партия. Я благодарен Ниночке, потому что она мне выползала эту постановку, потому что Катя Головлева, моя супруга, приехала позже и, по сути, ввелась в спектакль, а поставил-то я его на Шарубиной. Я уважаю солисток театра, но или кто-то недоучил, или кто-то не в той физической форме, чтобы суметь сделать этот театр, – это не филармония, у кого-то голосовые данные не подходят для этого. Это труднейшая партия. Чирикать ее, петь ее бельканто – образа нет.
 
фотоНа площадке вы тоже можете сказать солистам, что поют плохо?
 
А как я должен говорить еще? Я что, должен прийти и сказать: "Вы знаете, вероятно, главным образом, следовательные преимущества, разумеется… Не будете ли вы так любезны…"? Это не разговор. Мы позвали Игоря Матюхина и Катю Головлеву не просто так. Я думаю, что они останутся в труппе – уже, во всяком случае, такой разговор есть – и будут петь и работать в Большом театре Беларуси. Я уважаю всех артистов, но амплуа никто не отменял: не может маленький и рыжий играть героя-любовника – он профанирует то, что делает. Я тоже хочу поднимать штангу весом в двести килограммов, но я не подниму ее.
 
Чего вам не удалось добиться? Ведь наверняка есть что-то, над чем еще предстоит работать.
 
Мне не удалось пока добиться точности и подогнанности всех технических элементов. У нас еще есть целый ряд незаконченных файлов по видеопроекции, у нас еще есть целый ряд не до конца прописанных световых положений, есть проблемы по жесткой декорации – нужно сделать, чтобы она была более мобильна. Этих вещей я сделать не успел, но в процессе они будут дорабатываться.
 
Современные компьютерные технологии в театре – это необходимость?
 
Да. Иначе давайте тогда опустим камертон на полтона ниже, как он был, давайте играть на трехструнных жильных контрабасах, лампы накаливания вообще уберем, потому что тогда еще не было электричества. Современные технологии, XXI век – просто должно быть так. Зритель другой, он смотрит сейчас меня в интернете. Он привык к другим скоростям. Многие думают: "Театр для того и существует, чтобы я пришел в него, сел и задумался…". Нет, ребята, театр не для этого. Задуматься ты должен тогда, когда выйдешь, а в театре ты должен сопереживать, смотреть и слушать. Сопереживание сейчас у людей иного свойства, скорости другие: скорость восприятия у людей стала значительно выше. Как только просядет действие – все, зритель теряет внимание. Теряет внимание – теряет сопереживание. Теряет сопереживание – зачем тогда деньги платил?
 
С какой новой творческой стороны вы узнали себя благодаря этой постановке?
 
Сейчас я без ложной скромности знаю, что поставлю любой спектакль, какой хотите. Творчески… Не вчера же я это придумал, оно в процессе родилось. Оно зрело давно, где-то на подкорке, я продумывал себе во время просмотров, что бы я сделал, как сделал. Ничего принципиально нового я не придумал для себя. А с точки зрения того, что я в себе убедился больше – это да, я стал более уверенным в себе.
 
Вы уезжаете в Москву. Какими напутственными словами вас провожает руководство Большого театра?
 
Меня провожают с пожеланиями вернуться и предложили мне должность главного режиссера вашего театра.
 
Вы приняли предложение?
 
Я принял это предложение.
 
Вы будете главным режиссером Большого театра оперы и балета?
 
Вопрос теперь в согласовании в министерстве и правительстве.
 
Каким должен быть главный режиссер Большого театра? В трех словах.
 
Таким, как я.
-15%
-50%
-20%
-25%
-55%
-10%
-25%
-30%
-10%
-20%
0072789